Водорода добыча: «Газпром» и «Росатом» начнут производить «чистый» водород в 2024 году :: Бизнес :: РБК

Содержание

создана новая технология получения водорода из воды

Инженеры из Техасского университета в Остине предложили доступный способ отделения молекулы кислорода от молекулы воды с помощью солнечного света.

Эта технология приближает наступление эры водородного топлива, которая в перспективе приведёт к полному отказу от углеводородов (нефти и газа) в качестве основных источников энергии.

Начнём с того, что водород (H) – самый распространённый химический элемент во Вселенной.

При обычных температуре и давлении воздуха на Земле водород можно встретить в виде бесцветного двухатомного газа (H2). Однако большая часть водорода на Земле содержится в органических соединениях (в связке с углеродом) и воде (H2O).

В присутствии воздуха H2 становится в высшей степени взрывоопасен — при реакции водорода с кислородом высвобождается большое количество энергии.

Поэтому исследователи уже давно рассматривают водород как один из перспективных источников энергии, а создание и использование водородного топлива считается будущим энергетической промышленности.

У водородного топлива есть множество плюсов — оно позволит сократить выбросы углекислого газа в атмосферу, к тому же КПД водородного двигателя заметно выше, чем у двигателя внутреннего сгорания.

При этом минусов у водородного транспорта на сегодняшний день насчитывается тоже немало. Очевидно, что горючесть водорода представляет высокую опасность: как самовоспламенения сжатого газа внутри двигателя, так и возможной утечки газа в салон автомобиля, где малейшая искра может вызвать взрыв.

Кроме этого, сегодня производство водородного топлива зависит от ископаемых углеводородов, и к тому же стоит непомерно дорого.

Поэтому инженеры всего мира стремятся разработать новые экологические чистые методы производства водородного топлива, самым популярным из которых является выделение водорода из воды с помощью солнечного света.

Эта задача сопряжена с несколькими техническими трудностями.

«Вам потребуются материалы, которые хорошо поглощают солнечный свет, но при этом не разлагаются, когда происходит реакция расщепления воды. Оказывается, материалы, которые хорошо поглощают солнечный свет, обычно нестабильны в условиях, которые требуются для реакции расщепления воды, в то время как стабильные материалы плохо поглощают свет», – объясняет соавтор работы профессор Эдвард Юй (Edward Yu) из Техасского университета в Остине.

Всё выглядит так, будто эти противоречивые требования заставляют учёных искать некий компромисс, однако разрешить этот «конфликт» можно и другим способом. Использование комбинации разных материалов – одного, который хорошо поглощает солнечный свет (к примеру, кремния), и другого, который обеспечивает стабильность разработки (такого как диоксид кремния) – поможет в создании эффективной технологии расщепления воды.

Именно этим способом и воспользовались авторы новой разработки.

Главный прорыв, который удалось совершить исследователям, заключается в создании электропроводящих путей сквозь толстый слой диоксида кремния. Для этого инженеры покрывают диоксид кремния тонким слоем алюминия и нагревают получившуюся структуру. Так получаются наноразмерные «шипы» алюминия по всей поверхности диоксида кремния. После этой процедуры их легко можно заменить никелем или другими материалами, ускоряющими расщепление воды.

Этот метод не требует больших финансовых вложений, более того, его легко можно масштабировать для больших объёмов производства. Это ли не мечта любого сторонника водородной энергетики?

Освещённое солнечным светом устройство эффективно окисляет воду, образуя, с одной стороны, молекулы кислорода, а на отдельном электроде — молекулы водорода. Оно также доказало свою стабильность при длительной эксплуатации.

Внешний вид устройства.

Методы, которые использовались для создания этого устройства, уже широко применяются в производстве полупроводниковой электроники. Опять же, это значит, что их легко будет внедрить в массовое производство устройств, генерирующих водород.

Команда инженеров, создавших этот прибор, уже подала заявку на патент нового устройства.

Далее исследователи планируют работать над увеличением скорости реакции расщепления воды. В то же время перед ними продолжает стоять основная задача — эффективное получение водорода с помощью этого устройства.

«Сначала мы смогли обратиться к кислородной стороне этой реакции, это было самой сложной задачей. Но чтобы полностью расщепить молекулу воды, необходимо выполнить реакции выделения как кислорода, так и водорода. Поэтому нашим очередным шагом станет применение существующих идей для создания устройств, обеспечивающих водородную часть реакции», – добавил профессор Юй.

Работа американских учёных была опубликована в июне 2021 года в издании Nature Communications.

Напомним, ранее мы писали о техническом прорыве, который поможет в создании полностью прозрачных солнечных элементов. Сообщали мы и о новом катализаторе, который сделает производство водородного топлива более доступным.

Больше новостей из мира науки вы найдёте в разделе «Наука» на медиаплатформе «Смотрим».

Россия захотела стать водородным лидером | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW

Вхождение России «в число мировых лидеров по производству и экспорту» водорода определено в качество цели принятой 26 октября»дорожной карты» по развитию водородной энергетики в РФ до 2024 года. Об этом говорится в распоряжении (№ 2634-р) российского правительства. Таким образом, власти признали мировой тренд на развитие этого вида топлива и признали необходимость подключиться к водородной «гонке».

Ответ на «Зеленый пакт для Европы»

При этом в более ранней финальной версии Энергостратегии России до 2035 года водородной энергетике было уделено менее одной страницы. В стратегии лишь определены ключевые индикаторы: до 2024 года РФ должна экспортировать 0,2 млн тонн водорода, к 2035 году — 2 млн тонн (мировое производство h3 сегодня превышает 85 млн тонн). О конкретных шагах, которые необходимо сделать для реализации этого, стратегия умалчивает. Впервые речь о них зашла именно в плане мероприятий по развитию водородной энергетики в РФ до 2024 года, принятом в этом месяце.

Эксперты связывают внимание властей к водородной тематике с тем, что основные страны-контрагенты России в последнее время стали активно развивать это направление и пересматривают будущую структуру своего энергобаланса в пользу альтернативных источников энергии и водорода. Соответствующим образом изменится и импорт энергоносителей, и их транспортировка. В частности, «Национальная водородная стратегия» Германии предполагает, что к 2030 году часть германской газопроводной системы будет переведена на транспортировку h3.

Министр образования и научных исследований ФРГ Анья Карличек во время презентации «Национальной водородной стратегии», 10 июня 2020 года

Директор российского Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов ВШЭ Георгий Сафонов предполагает, что принятый правительством РФ план носит «декларативный характер» — дабы показать миру, что Россия «в тренде». Это стало особенно актуально после того, как ЕС провозгласил в конце 2019 года программу Green Deal («Зеленый пакт для Европы»), предполагающую превращение Европы к 2050 году в первый климатически нейтральный континент планеты, что, по словам авторов концепции, может привести «к сокращению доходов России».

Какой водород сможет предложить Россия

Сами европейцы не ставят в качестве первоочередной задачи сведение «на нет» энергосотрудничества с Россией, напротив, говорят о том, что оно необходимо, однако с очевидным смещением в сторону возобновляемой энергетики и водорода. Утвержденный в РФ план является своего рода положительным ответом на этот вызов. Однако с рядом оговорок. Главная из них — какой водород будет готова предложить Россия.

Прямого ответа на этот вопрос принятый в России документ не содержит. В нем говорится о том, что «Россия обладает серьезным потенциалом в области водородной энергетики», в частности, «ресурсной базой», в качестве которой указаны «запасы природного газа, нефти, угля, незагруженные мощности по производству электроэнергии». Таким образом, в качестве источника для производства h3 Россия снова планирует использовать углеводороды.

«Для России это самый легкий путь, но он не годится. Водород, произведенный из газа, ни в коем случае нельзя назвать «зеленым», а именно такой в первую очередь требуется иностранным партнерам», — говорит Сафонов. Самым экологичным способом производства водорода является электролиз, требующий электроэнергии. Если использовать электроэнергию, произведенную на том же газу, водород снова оказывается не «зеленым».

Можно предположить, что под «незагруженными мощностями по производству электроэнергии» авторы российского плана подразумевают экологичную гидрогенерацию, однако, как отмечает эксперт, избытка гидромощностей в России нет: «гидроэнергия используется, в частности, для производства алюминия, поскольку для него нужно суперстабильное напряжение, которое может предложить именно ГЭС, поэтому большого количества остатков здесь быть не может».

Как показывает мировой опыт, в частности, европейская технология Power to Gas (P2G), одним из главных источников электроэнергии для электролиза могла бы стать «зеленая» энергия (солнца, ветра и приливов), но в России ее доля ничтожна. «Масштабные планы по ее развитию отсутствуют. Таким образом, на ближайшие 10-15 лет у России отсутствует самый главный компонент «зеленого» водорода — «зеленый» источник энергии для электролиза», — уверен Сафонов.

Немецкий концерн E.on дал старт пилотному проекту Power to Gas еще в 2013 году

Риски сбыта h3 и дороговизна технологий

Здесь, по словам эксперта, возникает один из главных рисков: «Можно вложиться в создание технологий и инфраструктуры по производству h3, но он не найдет адекватных рынков сбыта. Водород без приставки «зеленый» будут покупать непродолжительное время». Действительно, пока импортировать так называемый «голубой» и «бирюзовый» водород (произведенный методом парового риформинга из метана при последующем улавливании и хранении СО2), в Европе готовы. В частности, такую идею летом высказывали эксперты берлинского Фонда науки и политики (SWP).

«В России есть технологии и научные разработки в сфере производства водорода, но достичь цели по экспорту 2 млн тонн водорода к 2035 года без создания международных технологических партнерств невозможно. Только ЕС, США, Япония и Китай вместе тратили на НИОКР в области водородных технологий минимум 600 млн долларов ежегодно за последние 15 лет — причем речь только о тратах из бюджетов», — заявил DW старший аналитик по электроэнергетике Центра энергетики бизнес-школы «Сколково» Юрий Мельников.

Транспортировка водорода или «стресс-коррозия»

Отдельный вопрос связан с перспективами транспортировки водорода. Что касается восточного направления, то «экспорт водорода на азиатские рынки может быть связан с развитием морского, железнодорожного и трубопроводного транспорта», — считает Юрий Мельников. На западном направлении рассматривалась возможность использования инфраструктуры «Газпрома».

«Техническая возможность добавления водорода в газораспределительную систему есть — это доказывают пилотные проекты, реализуемые в Европе», — говорит эксперт. В то же время он добавляет, что вопрос требует дополнительного изучения применительно к межгосударственным газотранспортным коридорам из России в ЕС, поскольку «технологически эта система отличается от европейских сетей и, кроме того, «Газпром» не является ее монопольным владельцем и оператором».

Одной из ответственных структур по выполнению плана мероприятий значится Санкт-Петербургский горный университет, ректор которого Владимир Литвиненко неоднократно критически высказывался о перспективах транспортировки водорода по трубам «Газпрома».

«Исследования в области влияния водорода на металлы проводятся уже не одно десятилетие, — пишет он в одной из своих статей. — Реакционная способность водорода до сих пор недостаточно изучена, хотя ее негативные проявления уже являются большой технической проблемой (стресс-коррозия)». Литвиненко обращает внимание на то, что «из-за стресс-коррозии «Газпром» уже заменил более 5 тысяч километров трубопроводов большого диаметра».

Драйвера для разворота РФ к водороду пока нет

В целом, позиция Санкт-Петербургского университета относительно перспектив водородной энергетики заключается в том, что «водород крайне интересен с научной точки зрения и может применяться в локальной энергетике, но, с точки зрения глобальной энергетики, на сегодня это — фантастика. Здесь больше политики, чем экономики», — заявил DW пресс-секретарь вуза Сергей Чернядьев.

По словам Георгия Сафонова, пока реальным драйвером для разворота России в сторону водорода может стать исключительно внешний фактор — в частности, высокие ставки углеродного налога на импортируемые из России нефть, газ, уголь и металлы. Юрий Мельников полагает, что на уровне российской энергополитики пока в принципе нет четкого ответа на вопрос, зачем России водород.

«Это связано с тем, что у России пока нет планов по сокращению выбросов парниковых газов до 2050 года меньше нынешнего уровня. И, соответственно, нет стимулов направлять в этот сектор масштабную господдержку. На уровне же бизнеса нет представления о том, как структурировать такие проекты в условиях нулевого спроса на «низкоуглеродный» водород внутри страны и отсутствия мер поддержки», — заключает эксперт.

Смотрите также:

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Электростанция из аккумуляторов

    Как хранить в промышленных масштабах излишки электроэнергии, выработанной ветрогенераторами и солнечными панелями? Соединить как можно больше аккумуляторов! В Германии эту технологию с 2014 года отрабатывают в институте общества Фраунгофера в Магдебурге (фото). По соседству, в Шверине, тогда же заработала крупнейшая в Европе коммерческая аккумуляторная электростанция фирмы WEMAG мощностью 10 МВт.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Большие батареи на маленьком острове

    Крупнейшие аккумуляторные электростанции действуют в США и странах Азии. А на карибском острове Синт-Эстатиус (Нидерландские Антилы) с помощью этой технологии резко снизили завоз топлива для дизельных электрогенераторов. Днем местных жителей, их около 4 тысяч, электричеством с 2016 года снабжает солнечная электростанция, а вечером и ночью — ее аккумуляторы, установленные фирмой из ФРГ.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Главное — хорошие насосы

    Гидроаккумулирующие электростанции (ГАЭС) — старейшая и хорошо отработанная технология хранения электроэнергии. Когда она в избытке, электронасосы перекачивают воду из нижнего водоема в верхний. Когда она нужна, вода сбрасывается вниз и приводит в действие гидрогенератор. Однако далеко не везде можно найти подходящий водоем и нужный перепад высот. В Хердеке в Рурской области условия подходящие.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Место хранения — норвежские фьорды

    Оптимальные природные условия для ГАЭС — в норвежских фьордах. Поэтому по такому кабелю с 2020 года подводная высоковольтная линия электропередачи NordLink длиной в 623 километра и мощностью в 1400 МВт будет перебрасывать излишки электроэнергии из ветропарков Северной Германии, где совершенно плоский рельеф, на скалистое побережье Норвегии. И там они будут храниться до востребования.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Электроэнергия превращается в газ

    Избытки электроэнергии можно хранить в виде газа. Методом электролиза из обычной воды выделяется водород, который с помощью СО2 превращается в метан. Его закачивают в газохранилища или на месте используют для заправки автомобилей. Идея технологии Power-to-Gas родилась в 2008 году в ФРГ, сейчас здесь около 30 опытно-промышленных установок. На снимке — пилотный проект в Рапперсвиле (Швейцария).

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Водород в сжиженном виде

    Идея Power-to-Gas дала толчок разработкам в разных направлениях. Зачем, к примеру, превращать в метан полученный благодаря электролизу водород? Он и сам по себе отличное топливо! Но как транспортировать этот быстро воспламеняющийся газ? Ученые университета Эрлангена-Нюрнберга и фирма Hydrogenious Technologies разработали технологию его безопасной перевозки в цистернах с органической жидкостью.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    В чем тут соль?

    Соль тут в тех круглых резервуарах, которые установлены посреди солнечной электростанции на краю Сахары близ города Уарзазат в Марокко. Хранящаяся в них расплавленная соль выступает в роли аккумуляторной системы. Днем ее нагревают, а ночью используют накопленное тепло для производства водяного пара, подаваемого в турбину для производства электричества.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Каверна в роли подземной батарейки

    На северо-западе Германии много каверн — пещер в соляных пластах. Одну из них энергетическая компания EWE и ученые университета Йены превратили в полигон для испытания технологии хранения электроэнергии в соляном растворе, обогащенном особыми полимерами, которые значительно повышают эффективность химических процессов. По сути дела, речь идет о попытке создать гигантскую подземную батарейку.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Крупнейший «кипятильник» Европы

    Человечество давно уже использует тепло для производства электроэнергии. Возобновляемая энергетика поставила задачу, наоборот, превращать электричество, в том числе и избыточное, в тепло (Power-to-Heat). Строительство в Берлине крупнейшего «кипятильника» Европы мощностью 120 МВт для отопления 30 тысяч домашних хозяйств компания Vattenfall намерена завершить к концу 2019 года.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Накопители энергии на четырех колесах

    Когда по дорогам мира будут бегать миллионы электромобилей с мощными аккумуляторными батареями, они превратятся в еще один крупный накопитель энергии из возобновляемых источников. Этому поспособствуют умные сети энергоснабжения (Smart grid): они будут стимулировать подзарядку по низким ценам в моменты избытка электричества. (На фото — заправка для электромобилей в Китае).

    Автор: Андрей Гурков


В Сколтехе нашли способ добывать водород из метана с

Ученые Центра добычи углеводородов Сколковского университета науки и технологий (Сколтех) работают над созданием технологии получения водорода на основе метана под землей. Такой метод позволяет производить автоматическое захоронение выбросов углекислого газа, полностью исключая их воздействие на атмосферу.


О потенциальной революции в водородной энергетике в интервью ФАН рассказал заместитель директора Центра добычи углеводородов, профессор Сколтеха Алексей Черемисин.

 Заместитель директора Центра добычи углеводородов, профессор Сколтеха Алексей Черемисин. Фото: Sk.ru

«У нас гигантские объемы метана»

«Идея состоит в том, что генерация происходит прямо под землей. Процесс примерно такой же, что и на поверхности: метан, водяной пар и катализатор. А после этого в скважину опускается селективная мембрана, которая позволяет фактически добывать только водород, а остальные газы, включая СО2, можно оставлять под землей. То есть выделение СО2 идет, но он автоматически захоранивается, — рассказал Алексей Черемисин. — Если пилотный проект получится, то это фактически будет получение голубого водорода без всех промежуточных стадий».

На сегодня самым экологичным считается так называемый зеленый водород, который получают путем электролиза воды с использованием энергии возобновляемых источников: солнечных батарей, ветрогенераторов и других.

Именно его массовое использование в качестве экологически чистого энергоисточника обсуждается во всем мире в рамках так называемой климатической повестки. Его активно продвигают в том числе страны Евросоюза.

При этом углеродный след производства зеленого водорода может оказаться значительно больше, чем у создаваемой в Сколтехе технологии производства голубого водорода на основе метана.

«Здесь вопрос в том, как мы учитываем экологичность возобновляемых источников энергии (используются для электролиза воды при получении зеленого водорода. — Прим. ФАН

). Если оценивать весь их жизненный цикл и связанный с ним углеродный след, то необходимо учитывать и производство самих ветряков либо солнечных батарей, и их утилизацию, и требования на добычу редкоземельных металлов. Если проанализировать весь этот след, то на самом деле паровой риформинг с захоронением углекислого газа будет более экологичным», — пояснил Черемисин.

 

Замдиректора Центра добычи углеводородов отметил, что разработка может успешно использоваться даже на месторождениях с небольшими запасами газа.

«При использовании этой технологии исключается стадия, когда добывается метан, а паровой риформинг при этом делается на поверхности. Это может быть перспективным для истощенных месторождений — тех, которые находятся на последней стадии разработки», — отметил собеседник ФАН.

Сейчас проект находится на стадии научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, но несколько крупных игроков нефтегазовой отрасли уже заинтересовались этой идеей.

«Сейчас в мире две-три компании уже активно ведут аналогичные разработки. Планируется пилот в Канаде и второй, насколько я знаю, — в США. В России мы с несколькими корпорациями обсуждаем эту технологию — интерес есть. Но учитывая скорость принятия решений, это может занять два-три года, не меньше», — отметил ученый.

Алексей Черемисин добавил, что в случае успешных испытаний этой технологии удастся решить вопрос по производству экологически чистого голубого водорода в крупных масштабах, в том числе и для зарубежных потребителей. При этом для производства и транспортировки водорода можно задействовать существующую инфраструктуру нефтегазового комплекса.

«У нас гигантские объемы запасов газа (метана. — Прим. ФАН) — мы первые в мире по этому показателю. Кроме того, развита инфраструктура и по добыче газа, и по передаче, в том числе трансграничные, магистральные газопроводы», — добавил Черемисин.

 

 

«Его можно просто жечь»

Между тем, у некоторых экспертов сегодня возникают сомнения в востребованности таких проектов из-за неясных перспектив спроса на энергетический водород.

«Сейчас водород используется в основном в химической промышленности, а для энергетики используется метан. Какой смысл извлекать из него водород, если можно просто его жечь?» — высказал свое мнение в интервью ФАН генеральный директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов.

По словам эксперта, даже если рассматривать производство водорода в контексте энергоперехода и взятого Западом курса на «зеленую» энергетику, то спрос на добытый из метана водород за рубежом вызывает сомнения.

«Различные технологии получения водорода существуют в принципе и сейчас. Но они (страны Запада. — Прим. ФАН) говорят о том, что сам подход с использованием углеводородов им в принципе не нравится. И предлагают получать водород из воды», — пояснил собеседник ФАН.

Сергей Правосудов согласился с тем, что производство и использование зеленого водорода выглядит крайне нелогичным с точки зрения энергоэффективности и экологичности. Но более оправданный в этом отношении голубой водород, по словам эксперта, пока не вызывает интереса в ЕС.

«Россия — мировой лидер по запасам метана. Конечно, мы можем из него выделять водород. Вопрос в том, насколько это нужно. Нужно же подписать контракты с кем-то», — отметил Правосудов.

Впрочем, ученые Сколтеха настроены оптимистично. По словам Алексея Черемисина, основными вопросами в развитии масштабного производства голубого водорода сегодня как раз остаются создание эффективных генерирующих мощностей и разработка механизмов утилизации выбросов углекислого газа. Если проект успешно пройдет пилотное тестирование, он может стать готовым решением для обеих задач.

      

Источник: riafan.ru

почему водород перспективнее солнечных батарей и ветряков — Интервью

В последний год водородные технологии стали одной из самых обсуждаемых тем в энергетике. Энтузиасты о наступающей эре водорода говорили довольно давно, но сейчас водородная энергетика стала одной из 42 стратегических инициатив по социально-экономическому развитию страны, представленных правительством. О том, что Россия будет активно участвовать в разработке водородных технологий, заявил премьер-министр Михаил Мишустин. Минэнерго разрабатывает соответствующую стратегию. В консорциум по содействию этой работе вошли более 30 компаний из разных отраслей.

Начальник департамента стратегии и инноваций «Газпром нефти» Сергей Вакуленко

Почему именно водородная стратегия может создать задел для сохранения позиций России в мировой энергетике в будущем?

Дело в том, что процесс декарбонизации, к которому подключились множество стран, столкнулся с рядом проблем. Предполагалось, что отказаться от сжигаемых видов топлива ради уменьшения углеродного следа и предотвращения изменений климата помогут солнечные панели и ветряки. Но выяснилось, что, во-первых, в такой энергосистеме необходимы значительные мощности хранения энергии на длительный срок, в частности, для прохождения осенне-зимних периодов, а это задача, на порядки превосходящая возможности аккумуляторных батарей. Во-вторых, для тяжелого транспорта, покрывающего большие расстояния, — самолетов, кораблей, грузовых автомобилей — возможностей аккумуляторов тоже недостаточно. И, наконец, в-третьих, есть промышленные процессы, где электричество малоприменимо — например, при выплавке стали.

Фото: Akos Stiller / Bloomberg

Водород же можно хранить в баллонах и подземных соляных кавернах, есть ряд способов транспортировки водорода в танкерах и трубопроводами. При сжигании он не образует углекислого газа и дает высокие температуры. Водород может использоваться как восстанавливающий агент вместо угля в металлургии. С помощью водородных топливных ячеек можно получать электричество без сжигания.

Таким образом, использование водорода на сегодня выглядит чуть ли не единственным универсальным способом преодолеть проблемы, которые не удается решить с помощью возобновляемых источников энергии (ВИЭ).

В природе нет месторождений водорода — его можно получать либо с помощью электролиза из воды (на самом деле, из щелочных растворов, но щелочь при этом не расходуется), а электроэнергию брать из источников с низким углеродным следом — ветра, солнца, ГЭС и АЭС либо из природного газа — метана — с помощью процесса паровой конверсии. При этом, правда, образуется довольно много углекислоты, но эту углекислоту достаточно легко уловить и закачать под землю, так что итоговый углеродный след водорода из метана можно сделать достаточно низким. Есть передовые разработки, которые позволяют расщеплять метан на водород и углерод без окисления, тогда СО2 не образуется, но до промышленного масштаба их пока не довели.

Есть, конечно, и сложности. Водород можно сжижать для перевозки и хранения, как метан, но для этого нужна температура не −160, а −260 градусов, почти абсолютный ноль, а это и гораздо дороже, и трудно найти материалы, которые могут функционировать при таких температурах. Впрочем, это вопрос денег: так или иначе водород используют в промышленности — от нефтеперерабатывающих заводов до маргариновых фабрик — больше 100 лет, больше 70 лет — в качестве ракетного топлива, причем в СССР его для этого доставляли из подмосковной Балашихи на Байконур.

Водород как топливо – мировой тренд. Опыт каких стран и для чего может перенять Украина.: Александр Репкин. ТЭК| Экономика

Чистый, экологический, современный: все это – о «зеленом» водороде. Именно его считают топливом будущего и оказывают на него ставки все больше и больше стран. На водороде могут ездить автомобили, поезда, им можно заправлять самолеты, он не оставляет вредных выбросов и не наносит вреда окружающей среде. А еще может заменить традиционные энергоносители. И это все – не в далеком будущем, а уже сейчас. В мире наблюдается тренд на водород.

Франция, Япония, Австралия, Норвегия, Германия, Португалия, Испания, США, Чили и Финляндия – вот лишь небольшой список государств, которые уже взяли себе за цель стимулировать добычу водорода и использование его как экологического топлива. Присоединилась к ним и Украина, более того, она может стать ключевым экспортером этого вида топлива для всей Европы, имея хорошую перспективу по количеству возобновляемых источников энергии.

Интересно, что первая водородная установка в мире появилась именно в нашей стране. Директор Института возобновляемой энергетики НАН Украины Степан Кудря разработал в 1994 году проект водородной станции для получения водорода. Впоследствии наши ученые делились опытом создания «зеленого» будущего с европейскими странами.

Украина была и всегда будет передовой страной с огромным потенциалом водородного направления. Также у нас есть все для того, чтобы стать главным экспортером водорода для Европы и привлечь серьезные инвестиции.

А пока расскажу о странах, которые уже активно занимаются развитием водородной энергетики и могут быть для нас примером.

Япония

Япония рассматривает водород в качестве главного носителя чистой энергии. Благодаря ему вместе с уменьшением выбросов рассчитывает удовлетворить энергетические потребности промышленности и граждан. Более того, страна ставит целью мировое лидерство в темпах внедрения водородных технологий. Ведь первые водородные программы были начаты японцами еще в 70-х годах прошлого века, а первую дорожную карту по этому вопросу Япония утвердила в 2014 году.

Своеобразным символом экологических целей страны стала Олимпиада-2020, которая недавно прошла в Токио. В борьбе за будущее с нулевым углеродным следом Япония и МОК (Международный олимпийский комитет) решили продвигать идею использования водорода и водородного преобразования мировой экономики. Главным символом этих преобразований стал водородный факел Олимпиады-2020. Использованное для него водородное топливо было произведено с помощью «зеленой» солнечной энергии в префектуре Фукусима (напомню, что авария на атомной станции Фукусима-1 нанесла большой вред экологии региона и всего мира). Чистый водород стал главным источником энергии для электричества Олимпийской деревни, 100 экологически чистых автобусов Toyota и 500 водородных автомобилей Mirai, которые обслуживали олимпийцев и гостей события.

Дальнейшие водородные планы Японии очень амбициозны. Уже сейчас страна имеет 135 водородных заправочных станций – больше, чем в любой стране. И эта сеть будет значительно расширена, ведь до 2030 года японцы планируют выпустить 800 000 автомобилей на водородных топливных элементах.

Германия

«Мы делаем Германию водородной страной», – заявил Федеральный министр транспорта Андреас Шоер. В конце весны стало известно, что немецкое правительство инвестирует 8 млрд евро в 62 масштабные водородные проекты. Избранные инициативы охватывают цепочку от производства водорода к использованию новейшего топлива на транспорте и промышленного применения (в металлургии и химической промышленности). Немецкие чиновники подчеркивают, что предоставленное финансирование – лишь начало дальнейших инвестиций, которых потребует отрасль. Их объем оценивается в 33 млрд евро, 20 млрд евро из которых ожидается от частных инвесторов.

Среди примеров заинтересованности частного бизнеса – завод по производству водорода путем электролиза, который будет строиться в партнерстве между Air Liquide и Siemens Energy. Ожидается, что первая фаза проекта, общая мощность которого составит 30 МВт, будет запущена в начале 2023 года. Его уникальность заключается в том, что электролизер будет интегрирован в существующую местную трубопроводную инфраструктуру Air Liquide. «Зеленый» водород будет обеспечивать ключевые отрасли промышленности и транспорта Оберхаузен, который считается одним из самых промышленно развитых регионов Германии. Для ускорения реализации проекта часть финансирования предоставлена Федеральным министерством экономики и энергетики страны.

Добавлю, что сейчас Федеральный министр экономики и энергетики Германии Петер Альтмаер сотрудничает с немецкими компаниями с целью решения вопроса транспортировки «зеленого» водорода из Украины в ФРГ, а также в Европейский Союз. Другие ключевые темы касаются дальнейшего развития украинского-германского энергетического партнерства, реализации крупных инвестиционных проектов в сфере возобновляемой энергетики, включая производство и транспортировкой «зеленого» водорода.

Австралия

Австралийцы утвердили местную водородную стратегию два года назад. Ее реализация до 2030 года является одной из главных задач австралийских чиновников. Стратегия включает более полсотни направлений – начиная от научных исследований и заканчивая ускорением коммерциализации и развитием экспортного потенциала. Ставится цель использования водорода на транспорте, в промышленности, приспособления газотранспортных сетей и тому подобное. Все эти меры получают государственную финансовую поддержку через ряд агентств и государственных объединений.

Среди наиболее амбициозных водородных проектов в мире следует назвать Азиатский хаб возобновляемой энергии, расположенный в австралийском Пилбаре. Ветреная и солнечная электростанции площадью 6,5 тыс. Квадратных километров производить 26000 МВт чистой электроэнергии, большая часть которой будет использоваться в производстве водорода и аммиака для поставки на внутренние и экспортные рынки. Инициатива стоимостью $ 16 млрд обеспечит поставки экологически чистого водорода уже в 2027 году.

Еще один из проектов, который дает возможность заглянуть в будущее, реализуется в Центре инноваций в области экологически чистой энергии газового дистрибьютора в Перте. Там водород, производимый с помощью электролизера, смешивается с природным газом и испытывается в бытовом применении. Этот подход направлен на изучение использования водорода в имеющихся трубопроводах и инфраструктуре.

В Центре водорода Toyota, который мировой производитель автомобилей расположил в пригороде Мельбурна, водород для автозаправочных станций производится с помощью электролизера. Эта технология предлагает альтернативу электромобилям с водородным топливным элементом, который производит электричество для питания электродвигателя.

Австралия (как, собственно, и Украина) имеет очень хорошие возможности для производства и экспорта водорода в больших масштабах из-за обилия энергии ветра, солнца и ископаемого топлива. Также преимуществом австралийцев является близость к азиатским рынкам, которые, как ожидается, вскоре станут основными импортерами водорода. В их число входит Япония, которая импортирует около 90% своих потребностей в энергии.

США

Переход к массовому производству «зеленого» водорода США планирует осуществить до 2030 года. Уже сейчас страна формирует мировой спрос на водное автомобильное топливо. Еще почти 30 000 специализированных машин на водороде используются в американском логистической секторе. Этот «водородный» парк в ближайшие годы возрастет, а под него, разумеется, потребуется соответствующее количество станций для заправки.

Сейчас местным лидером в использовании водородных технологий является Калифорния. Хочу привести пример нового завода, который строится возле Лос-Анджелеса. Промышленники отрабатывают новую технологию производства «зеленого» водорода из пластика и переработанной бумаги. Сейчас считается, что изобретение позволит сократить выбросы углерода, даже если сравнить с водородом, произведенным с помощью электролиза и возобновляемых источников энергии.

Предполагается, что завод будет выпускать 3800 тонн водорода в год, перерабатывая 40 000 тонн отходов. Также горожане смогут экономить на затратах по захоронению мусора. Город будет использовать водород на транспорте, а также для выработки электроэнергии.

Кроме того, отмечу, что в начале июля Министерство энергетики США объявило о выделении $ 52500000 для финансирования 31 проекта по развитию технологий чистого водорода следующего поколения. Речь идет о ряде инициатив по устранению технических пробелов в технологиях производства, хранения, распределения и использования нового энергоносителя.

Украина и ее водородная сила

В Украине уже есть несколько пилотных водородных проектов по изготовлению, использованию и транспортировке водорода. Так, в Южной Бессарабии (Одесская область) создается энергетический кластер, где будет производиться электроэнергия из возобновляемых источников, «зеленый» водород, прорабатывается возможность экспорта энергоносителей в страны Европейского Союза. В планах – реализовать строительство электролизерной станции мощностью 3000 МВт и солнечной электростанции мощностью 5000 МВт.

В южных регионах можно использовать потенциал Дуная. Река будет не только источником пресной воды, но и логистическим маршрутом для транспортировки «зеленого» водорода минимум в пять стран.

Наше государство имеет прекрасную локацию для того, чтобы стать одним из основных поставщиков «зеленого» водорода для ЕС. Водородная энергетика открывает новые возможности для Украины, у которой есть сеть трубопроводов, подключенных к европейской системе, и инфраструктуру хранения.

Также сконцентрирую внимание на том, что украинские усилия для предотвращения запуска Северного потока-2 не сработали, и стоит сосредоточиться на «зеленом» водороде. Именно он является альтернативой газа. Мы имеем огромный потенциал для наращивания новых мощностей возобновляемых источников энергетики, а также запуска рынка оффшорной ветроэнергетики. Украинской ГТС угрожает именно Северный поток-2, поэтому необходимо быстро ее переориентировать на поставку «зеленого» водорода и сохранить доход страны от транзита. И, как следствие – занять весомое место на международном рынке энергоигроков.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Статьи, публикуемые в разделе «Мнения», отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net

Новости — Правительство России

Водород может стать новой точкой роста для экономики России, к 2035 году его российский экспорт на мировом рынке может составить до 12 млн т, подчеркнул вице-премьер.

Александр Новак на первом заседании межведомственной рабочей группы по развитию водородной энергетики

Заместитель Председателя Правительства Александр Новак провёл первое заседание межведомственной рабочей группы по развитию в Российской Федерации водородной энергетики.

В рамках заседания под председательством вице-премьера были рассмотрены вопросы экономики водородной энергетики, перспективы пилотных проектов и международного сотрудничества, возможные меры государственной поддержки. В обсуждениях приняли активное участие специальный представитель Президента России по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития Анатолий Чубайс, помощник Президента России Максим Орешкин, ректор Санкт-Петербургского горного университета Владимир Литвиненко, а также представители Госдумы, Совета Федерации, Минэнерго, Минэкономразвития, Минпромторга, МИДа, Минтранса, Минобрнауки, правительства Москвы, ФГБУ «РЭА» Минэнерго, НИЦ «Курчатовский институт» и компаний ТЭК.

«Водород в настоящее время рассматривается как одно из средств декарбонизации мировой экономики, особенно с учётом сценария с достижением углеродной нейтральности в 2050 году.  В свете мирового энергетического перехода большое внимание сейчас уделяется низкоуглеродным источникам энергии. И здесь водород может не только занять достойное место, но и при соблюдении ряда условий стать точкой роста для экономики России. Одна из задач российских компаний в связи с этим – обеспечить ускоренный выход на формирующийся рынок водородных энергоносителей», – подчеркнул Александр Новак в ходе заседания. 

Для реализации этой задачи в прошлом году Правительством была утверждена «дорожная карта» по развитию водородной энергетики, в рамках её исполнения в августе текущего года распоряжением Правительства утверждена Концепция развития водородной энергетики. «Этот документ направлен на реализацию национального потенциала в области производства, экспорта, применения водорода и промышленной продукции для водородной энергетики и вхождение России в число мировых лидеров по их производству и экспорту. В зависимости от темпов декарбонизации мировой экономики и роста спроса на водород на международном рынке потенциальные объёмы экспорта водорода из России могут составить до 200 тыс. т в 2024 году, 2–12 млн т в 2035 году и 15–50 млн т в 2050 году», – сообщил вице-премьер.

Многие компании отрасли ТЭК, как электроэнергетические, так и нефтегазовые, уже активно прорабатывают собственные инициативы и проекты по производству водорода и разработке соответствующих технологий. «Необходимо работать вместе, чтобы достичь тех целей, которые нам помогут двигаться в сторону безуглеродной энергетики и быть конкурентоспособными на мировых рынках, иметь новые точки роста для нашей экономики», – добавил он.

В настоящее время водород активно используется в традиционных отраслях – промышленности, нефтепереработке, удобрениях, при этом его использование также может стать актуальным и в сфере транспорта, энергетики, ЖКХ, где потенциал роста спроса на это топливо варьируется от 15 до 30% в год до 2050 года.

В ходе заседания МРГ вице-премьером также была рассмотрена реализация плана мероприятий по развитию водородной энергетики до 2024 года, который включает проработку вопросов стимулирования и государственной поддержки, научно-технологического развития,  совершенствования нормативной правовой базы, а также создание отечественных технологий водородной энергетики. Отдельно была рассмотрена роль водородной энергетики в федеральном проекте «Чистая энергетика», порядок проведения НИОКР и отбора проектов в части водородной энергетики, утверждены планы рабочей группы и её экспертных подгрупп. 

Также участниками заседания была отмечена необходимость создания Технологической стратегии развития водородной энергетики Российской Федерации до 2050 года, которая поспособствует выработке единого отраслевого подхода к научным и технологическим разработкам, и, кроме того, подчёркнута важность составления отраслевого плана технологического развития водородной энергетики в России. В ходе следующих заседаний рабочей группы планируется рассмотрение Комплексной программы развития отрасли низкоуглеродной водородной энергетики в Российской Федерации, которая определит перечень приоритетных пилотных проектов и реестр перспективных технологий в области водородной энергетики.

Как получают водород в промышленности: способы выделения

Водород считается одним из наиболее ценных видов сырья для синтеза аммиака и производства полимеров и нефтехимии. Он используется для получения твердых жиров из масел растительного происхождения. Из-за высокой химической активности вещество в чистом виде практически не встречается в природе. Основные источники для получения водорода в промышленности — метан, содержащийся в природном газе, и вода. Специалисты отмечают также перспективность разделения попутных газов коксового производства, которые на большинстве предприятий сжигаются.

Способы выделения водорода из соединений

Самые распространенные способы получения водорода в промышленности:

  • паровая конверсия метана и его гомологов;
  • газификация кокса;
  • электролитическое разложение воды.

Особенности работы оборудования для получения водорода

Метановый конвертор

Оборудование для получения водорода в промышленности методом паровой конверсии имеет сложную конструкцию и компоновку. В его состав входят парогенератор, компрессорная станция, подогревающая установка, конверторы метана и угарного газа. Система подключена к подающей магистрали и потребителям. Извлечение водорода происходит при температуре до 1000° C под избыточным давлением и в присутствии катализатора. Перед этим сырье подогревается, очищается от серосодержащих примесей и перемешивается с водяным паром.

Восстановление водорода происходит в два этапа.

  • После первой ступени конверсии продукт содержит до 10% метана, для разложения которого в смесь вводят атмосферный воздух.
  • В конце процесса водород очищают от кислорода и оксидов углерода, а избыточное тепло направляют в котел-утилизатор для производства водяного пара.

Процесс полностью замкнут и энергетически независим, но требует применения сложных схем контроля. Несмотря на недостатки, большую часть водорода в промышленности получают как раз этим способом.

Установка газификации кокса

Технология заключается в пропускании перегретого водяного пара через слой кокса, каменного или бурого углей при температуре свыше 1000° C без доступа кислорода. Полученная смесь водорода и окиси углерода обрабатывается водяным паром. Один из наиболее перспективных способов применения продуктов газификации угля — сжигание на тепловых электростанциях, поскольку современные установки отчаются высокой производительностью, сравнительно низкой себестоимостью конечного продукта и способны работать в непрерывном режиме.

Электролизеры

При помощи электролитических установок водород получают как в промышленности, так и для коммерческого использования. На рынке присутствует оборудование разной производительности, а сырьем служит обычная вода. Установка представляет собой сосуд с раствором щелочи или средней соли, в который погружены два электрода. При пропускании постоянного тока на катоде выделяется водород. Вторичный продукт реакции — кислород — также используется для решения технологических задач. Доочистка позволяет получить на выходе технически и химически чистый водород. Электролизер с вспомогательным оборудованием для водоподготовки и осушения размещается на небольшой площади. Многие производители предлагают мобильные моноблочные и контейнерные установки.

Среди всех способов получения водорода в промышленности электролитический считается наиболее экологичным. Единственный его условный недостаток — зависимость от качества сети питания.


Зеленый водород, как местный и гибкий источник энергии с нулевым выбросом углерода, привлек интерес горнодобывающей промышленности

Мобильность, движущая сила внедрения водорода

Сегодня горнодобывающая промышленность стремится использовать зеленый водород в качестве безуглеродного топлива для своих большегрузные автомобили, такие как карьерные самосвалы и поезда. Что неудивительно, если учесть, что один грузовик потребляет 3 000 литров дизельного топлива в день, а их почти 50 000 работают по всему миру.

Но привлекательность экологичного водорода для горнодобывающих компаний выходит за рамки обещания безуглеродной мобильности.На самом деле, Коэн Ланги, старший разработчик водорода и руководитель программы горнодобывающей промышленности ENGIE , считает, что « повысит производительность в этом секторе, потому что технология водородных топливных элементов более надежна, чем двигатели внутреннего сгорания, для интенсивного круглосуточного использования». «

Источник энергии и сырье: многоцелевой водород

Воздействие водорода потенциально намного сильнее. Этот газ, хранящийся на месте и используемый по мере необходимости, открывает широкие возможности: вырабатываемая из него электроэнергия может использоваться для питания процессов добычи полезных ископаемых, выработки высококачественного тепла и т. Д.А в качестве сырья зеленый водород может помочь в производстве «обезуглероженных» взрывчатых веществ, которые затем можно будет использовать в горнодобывающих предприятиях.

Таким образом, водород может помочь повысить энергетическую автономность горнодобывающих предприятий. Таким образом, производство водорода на шахтах или поблизости от них является ключевым определяющим фактором для отрасли, которая часто работает в удаленных местах, в странах с хорошим доступом к возобновляемым источникам энергии, таким как солнечная энергия в Чили, Китае, Мексике, Австралии, Южной Африке и т. Д.

Фаза пилотного проекта

Крупные горнодобывающие компании и другие участники цепочки создания стоимости в настоящее время реализуют пилотные проекты по всему миру. Наша Группа выступает в качестве катализатора, продвигая эти новые решения на рынок.

На практике это означает разработку правильных водородных топливных элементов и водородных баков для большегрузных автомобилей. Еще одним важным фактором является внедрение эффективных сетей снабжения экологически чистым водородом, чтобы сделать производственные затраты конкурентоспособными по сравнению с ископаемым топливом.

Коэн Ланги ожидает, что карьерный самосвал с водородным двигателем будет выпущен где-то в этом десятилетии: « Основная задача заключается во внедрении технологии в автомобиль, обеспечении того, чтобы производители адаптировали свои платформы для работы с этим новым типом двигателя и, в конечном итоге поставлять карьерные самосвалы со встроенными водородными топливными элементами.Я бы сказал, что мы сможем начать предлагать это решение горнодобывающим компаниям в период с 2025 по 2030 год.

Зеленый водород — ключ к декарбонизации горнодобывающей промышленности — отчет

Зеленый водород означает получение водорода из возобновляемых источников энергии путем электролиза для разделения воды. В настоящее время зеленый водород составляет лишь 0,1% мирового рынка водорода, поскольку его огромные потребности в электроэнергии сделали производство исключительно дорогостоящим.

Падение затрат на возобновляемые источники энергии увеличивает возможность внедрения экологически чистой добычи водорода

По данным отдела Fitch Power & Renewables, затраты на электроэнергию составляют примерно 50-75% общих затрат на производство зеленого водорода; однако, Fitch говорит, что тенденция к снижению затрат на электроэнергию из возобновляемых источников будет способствовать будущему росту отрасли.

Fitch утверждает, что использование экологически чистого водорода станет одним из ключевых факторов, способствующих декарбонизации горнодобывающего и металлургического секторов через его приложения для транспорта и промышленного производства. Растущее использование зеленого водорода окажется полезным для горнодобывающего и металлургического секторов, увеличивая количество социальных лицензий соответствующих игроков для работы в своих сообществах, а также расширяя возможности финансирования за счет соответствия растущим стандартам ESG, Fitch утверждает.

В горнодобывающем секторе Fitch ожидает, что транспортировка и хранение энергии будут основными областями применения экологически чистого водорода. Fitch сообщает, что «зеленый» водород будет все больше использоваться для адаптации парка транспортных средств горнодобывающей промышленности, при этом Anglo American станет заметным первопроходцем в отрасли.

Растущее использование зеленого водорода увеличит количество социальных лицензий соответствующих игроков для работы в своих сообществах, а также расширит возможности финансирования за счет соответствия растущим стандартам ESG

Anglo American объявила в октябре 2019 года о совместном партнерстве с ENGIE для создания первого карьерный самосвал, работающий на зеленом водороде.В ноябре 2020 года компании сообщили, что электролизер для проекта был доставлен на площадку компанией Nel Hydrogen Electrolyser AS, и машина, как ожидается, дебютирует в h2 20 21 на ее руднике Могалаквена в Южной Африке.

Компания Glencore использует накопитель водородной энергии и ветряную турбину для питания своей шахты Раглан в Канаде с 2015 года. Rio Tinto подписала Меморандум о взаимопонимании (MOU) с Paul Wurth SA и SHS-Stahl- Holding-Saar GmbH & Co. KGaA, чтобы исследовать превращение железорудных окатышей в низкоуглеродистое горячебрикетированное железо с использованием зеленого водорода, и Fortescue заключила партнерство с южнокорейским производителем стали POSCO для производства зеленого водорода в декабре 2020 года, сообщает Fitch .

(Полный отчет читайте здесь)

Австралийский миллиардер создает глобальную организацию по экологически чистому водороду

МЕЛЬБУРН, 23 сентября (Рейтер) — Австралийский горнодобывающий миллиардер Эндрю Форрест в четверг основал организацию по экологически чистому водороду Gh3, стремясь ускорить разработку чистого топлива для сдерживания глобального потепления. .

Gh3 ставит перед собой цель обеспечить, чтобы к 2050 году четверть мировой энергии приходилось на экологически чистый водород, который извлекается из воды с помощью электролиза — энергоемкого, но безуглеродного процесса при использовании возобновляемой электроэнергии.

Форрест имеет амбициозные планы относительно основанной им железорудной компании Fortescue Metals Group по диверсификации в области возобновляемых источников энергии, делая ставку на экологически чистый водород как на новый крупный бизнес.

«Зеленый водород — это своего рода спящий гигант энергетического перехода, и я считаю, что он окажет большее влияние на борьбу с изменением климата, чем любая другая технология», — сказал Форрест в заявлении о запуске Gh3.

Gh3, который возглавит бывший премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл, призван объединить правительства и институты развития для усиления поддержки производства и использования зеленого водорода на развивающихся рынках.

Он также направлен на то, чтобы заставить частный сектор и правительства публиковать прогнозы спроса, собирать данные о проектах и ​​устанавливать стандарты аккредитации для зарождающейся отрасли, чтобы гарантировать, что производство зеленого водорода будет включать выбросы парниковых газов, близкие к нулю.

Fortescue Future Industries стремится к 2030 году производить 15 миллионов тонн зеленого водорода в год, который будет использоваться для декарбонизации тяжелой промышленности, такой как производство стали.

Gh3 хочет убедиться, что правительства не продвигают серый водород, который добывается с использованием природного газа, или голубой водород, который производится из газа с улавливанием и хранением углекислого газа, выделяемого в процессе.

«Слишком многие национальные водородные политики и водородные ассоциации упускают из виду тот факт, что водород, полученный из ископаемого топлива, обычно приводит к большему, а не меньшему выбросу CO2», — сказал Тернбулл в документе о запуске Gh3.

Gh3 будет иметь международный секретариат, расположенный в Лондоне, Перте, Сиднее и Женеве, где базируется его исполнительный директор Йонас Моберг.

Отчетность Сонали Пол; Редакция: Эмилия Ситол-Матариз

Наши стандарты: принципы доверия Thomson Reuters.

Rhyno, первый в мире грузовик для добычи водорода

Первый шаг в совместном создании решений h3 для горнодобывающего сектора, начиная с минимально жизнеспособного продукта и заканчивая воспроизводимым и масштабируемым решением, разделяя риски и выгоды…

Первый в мире грузовик для добычи водорода

Проект RHyno — это «демонстрация осуществимости», реализованная в Южной Африке для разработки и испытания первого грузовика для добычи водорода.

Развитие цепочки поставок возобновляемого водорода способствует использованию водорода в горнодобывающем секторе для обеспечения перехода к нулевому выбросу углерода. Этот проект реализуется совместно с AngloAmerican, одним из крупнейших мировых игроков в горнодобывающем секторе.

ЗА СЦЕНАМИ С КОМАНДОЙ ПРОЕКТА RHYNO …

Проект RHyno, зародившийся в Латинской Америке в 2018 году, привел к созданию первого в мире грузовика для добычи возобновляемого водорода в Южной Африке! За этим подвигом, совершенным совместно с AngloAmerican, одним из крупнейших игроков в горнодобывающем секторе в мире, стоит мультикультурная, многопрофильная команда, а также, что является ключом к их успеху, взаимодополняемость!

Откуда появился проект RHyno?

Впервые эта идея была представлена ​​сторонним участникам в декабре 2018 года на мероприятии высокого уровня, организованном Международным партнерством по водороду и топливным элементам в экономике (IPHE) в Южной Африке.Именно по этому случаю Коэн и Франк встретили Паскаля, который работал с BU Afrique над картированием огромного горнодобывающего сектора Южной Африки. Обменявшись вместе, мы поняли, что эта идея пометила все рамки для содействия развитию ENGIE и горнодобывающего сектора в Южной Африке. Нам удалось очень быстро собрать команду вокруг этого нового проекта.

Это событие также дало возможность познакомиться с международной горнодобывающей компанией Anglo American. Они сказали нам, что работают над аналогичным решением, и предложили организовать встречу с их командой в штаб-квартире в Лондоне.Вскоре стало очевидно, что Anglo American хотела сосредоточиться на преобразовании автоцистерн, а ENGIE — на поставках зеленого водорода: использование с одной стороны, производство — с другой. Мы подписали соглашение о совместной разработке в июле 2019 года.

Как прошло участие в Innovation Awards?

Легко! Мы действительно поощряем людей, которые хотят начать. Усилия, необходимые для участия, ничто по сравнению с признанием, которое мы получили взамен!

Когда мы впервые думали об участии, мы действительно задавались вопросом, был ли наш проект достаточно инновационным, чтобы победить.Все проекты ENGIE по-своему инновационны, а мы просто делали свою работу, так что это не было данностью! Подготовка нашей презентации для Innovation Awards была действительно захватывающим шагом, поскольку именно она позволила нам сделать шаг назад от нашей работы и осознать, что да, то, что мы делали, было действительно инновационным! Это большой шаг в мире водорода.

Этот опыт также очень важен для будущего нашего проекта. Наш трофей был объявлен как внутри компании, так и за ее пределами.Эта видимость и признание помогут нам в будущем, когда мы будем представлять разработки проектов в других странах и компаниях.

Что помогает вам хорошо работать в команде?

У нас общая цель. Мы разделяем убежденность в том, что водород будет иметь большое влияние на мир завтрашнего дня. Это общее доверие — наш двигатель, он дает нам энергию для совместной работы.

Мы также очень хорошо дополняем друг друга, наши разные роли не пересекаются. Паскаль занимался местными проблемами в Африке, Коэн руководил экономической моделью проекта.Franck был заинтересован в коммерческом аспекте развития. Вирджиния отвечала за техническое проектирование проекта, а Рамон — за его логистические и организационные аспекты.

Еще до Covid-19 нам приходилось работать удаленно через Teams, поскольку мы находимся на трех разных континентах. Но помимо нашей онлайн-связи, у нас есть реальная связь между людьми, которая основана на командном духе, юморе и прозрачности. А когда что-то идет не так, мы всегда созваниваемся, чтобы обсудить это и вместе найти решение.

Что дальше у проекта RHyno?

Наш следующий большой шаг — заполнить Proof of Concept (POC). Нам нужен первый грузовик в эксплуатации. Мы ожидаем, что это произойдет к июню — июлю 2021 года, если позволит COVID. В то же время мы ожидаем расширения с помощью AngloAmerican. Как только мы получим результаты CAP этим летом, мы надеемся быстро перейти к масштабированию и обеспечить цепочку поставок водорода, необходимую для следующих 40 грузовиков.

Мы также ведем переговоры с другими горнодобывающими компаниями, чтобы сделать то же самое на других сайтах.Мы активно смотрим на Чили, Австралию и Бразилию, где, как мы думаем, можем в первую очередь воспроизвести этот проект.

Наконец, наш проект RHyno подтверждает прочные отношения ENGIE с ведущей горнодобывающей компанией в Южной Африке, что увеличивает наши возможности для развития других видов деятельности на местном уровне. Горнодобывающий сектор ЮАР имеет сильный стимул к обезуглероживанию, и водород полностью отвечает этим амбициям. Наш рудник теперь заинтересован во всех решениях ENGIE для разработки не только водорода, но и для увеличения доли возобновляемых источников энергии, повышения энергоэффективности и т.д. базируется в Чили.Он возглавляет программу для горнодобывающей отрасли.

  • Франк Ле Барон, ENGIE Hydrogen, штаб-квартира которого находится в Париже, отвечал за бизнес по разработке водорода в Африке, когда проект начался.
  • Pascal Bourdeaux, BU NECST теперь базируется в Париже. Когда проект начался, он отвечал за энергетические службы Африканского союза и базировался в Йоханнесбурге.
  • Рамон Ритуерто Прието, ENGIE BU Hydrogène, базируется в Брюсселе. Он присоединился к проекту RHyno в качестве менеджера строительного проекта летом 2019 года.
  • Virginia LOPEZ базируется в Брюсселе, в отделе энергетики Tractebel. Она присоединилась к команде в качестве руководителя проекта летом 2019 года.
  • Но есть также много людей, которые работают с нами в ENGIE, в Hydrogen BU, в Africa BU, в TRACTEBEL и в службах поддержки. . Без них этот проект не мог бы существовать!

    Горнодобывающая промышленность, движимая водородом: чистое будущее уже близко | Канада | Глобальная юридическая фирма

    Изменение климата и экологическая устойчивость все чаще становятся проблемами общества, и многие отрасли ищут инновационные возможности для уменьшения своего углеродного следа.

    Одной из таких возможностей может стать использование водородных технологий, которые, по мнению многих, могут сыграть решающую роль в переходе мирового энергетического рынка к низкоуглеродной экономике.

    Поскольку горнодобывающие компании сталкиваются с растущим социальным и экономическим давлением, очевидно, что им, возможно, придется выйти за рамки того, что требуется законом и применимыми отраслевыми экологическими, социальными и другими стандартами, если они хотят получить или сохранить свои «социальные стандарты». лицензия »на деятельность.

    Водородный потенциал в горнодобывающей промышленности

    На основе современной технологии водород может быть использован для повышения экологической устойчивости на руднике.

    Вот как:

    Производство и хранение энергии

    Водородные технологии могут обеспечить эффективность преобразования примерно от 65% до 75%, что означает значительную экономию затрат на электроэнергию и снижение зависимости от дизельного топлива в качестве топлива.
    Могут ли горнодобывающие компании использовать системы производства и хранения водорода для сокращения выбросов парниковых газов?

    Если возникнет желание, то эффективность преобразования будет продолжать расти по мере роста отрасли и получения поддержки в рамках инициатив в области исследований и разработок.Помимо повышения эффективности и надежности площадки, система хранения может помочь сбалансировать сезонные колебания, сократить расходы за счет использования энергии в часы пик и предоставить вторичный товар, который может быть продан, в том числе во время временного закрытия шахты или в конце срока службы шахты. .

    Электромобили на топливных элементах (FCEV)

    Еще одна возможность внедрить водород на горнодобывающих предприятиях — заменить большегрузные дизельные или бензиновые грузовики электромобилями на топливных элементах, которые работают на водородном газе.Недавнее более широкое применение водорода в тяжелом машиностроении такими компаниями, как Alstom и Nikola Corp, демонстрирует прогресс отрасли в направлении разработки FCEV для тяжелых грузовиков, которые могут давать мощность в лошадиных силах. Горнодобывающее оборудование и транспортные средства, работающие на водороде, в настоящее время используются на различных шахтах в Северной Америке, и ожидается, что их использование будет только расти по мере совершенствования и дальнейшего развития технологии. В связи с тем, что Глобальный совет по водородам недавно прогнозировал, что водород, как ожидается, будет способствовать достижению 20% целей по сокращению выбросов углерода к 2050 году, использование таких FCEV на крупном горнодобывающем предприятии может иметь большое значение для реализации и достижения целей устойчивого развития таких проектов.

    Является ли внедрение водорода более чем желательным?

    В то время как водород является ответом на многие проблемы, связанные с социальными лицензиями, с которыми сталкиваются операторы шахт, его крупномасштабное внедрение сталкивается с препятствиями с точки зрения конкурентоспособности затрат и доступности.

    Технологии могут оказаться успешными только в том случае, если они будут внедрены. Операторы шахт обладают опытом и удобством в достижении финансовых и производственных целей с помощью инструментов и технологий, которые у них уже есть.

    Где стимул меняться?

    Без веского и убедительного экономического обоснования того, почему следует внедрять водород, а также без знаний и стимула для рассмотрения изменений, операторы могут иметь серьезные сомнения по поводу изменения своего подхода к работе. На уровне земли, и особенно для более мелких операций, внедрение водородных FCEV и производства и хранения водородной энергии, вероятно, прервет повседневные операции и потребует значительных начальных инвестиций, которые могут не принести желаемой прибыли в краткосрочной перспективе.

    Наиболее серьезной проблемой для внедрения в настоящее время, по-видимому, является отсутствие конкурентоспособности в водородных технологиях, что для многих компаний делает их непомерно дорогими. Может случиться так, что, когда исследователи и разработчики активизируют взаимодействие с водородными технологиями, они станут более доступными, что заставит компании конкурировать друг с другом, предлагая конкурентоспособные по цене продукты.

    Устойчивое финансирование

    Ссуды, привязанные к устойчивому развитию, позволяют заемщику со временем снижать свои процентные ставки после достижения различных экологических показателей.Поскольку горнодобывающие проекты находятся под растущим давлением со стороны инвесторов в акционерный капитал и поставщиков долговых обязательств с целью соблюдения строгих экологических, социальных и корпоративных стандартов, водород может сыграть свою роль в соблюдении этих стандартов.

    Могут ли кредиторы побудить разработчиков рудников использовать водородные технологии для достижения определенных установленных стандартов устойчивости, что, в свою очередь, может привести к значительному снижению стоимости заимствований? Могут ли горнодобывающие компании использовать такое устойчивое финансирование, чтобы компенсировать обременительные начальные инвестиции, необходимые для внедрения водородных технологий на месте? В этом отношении устойчивые вехи могут включать целевые соотношения FCEV, используемых на объекте, по сравнению с теми, которые используют дизельные или бензиновые двигатели, а также целевые показатели по сокращению общих выбросов углерода на объекте.

    По мере роста интереса Канады к водородным технологиям те, кто работает в горнодобывающей промышленности, могут извлечь выгоду из осведомленности о потенциале водорода для достижения этих целей в области устойчивого развития. Знания о вариантах устойчивого финансирования, вероятно, будут становиться все более актуальными для юристов, работающих в горнодобывающей отрасли, поскольку шахты все чаще сталкиваются с давлением со стороны инвесторов и потребителей с целью уменьшения своего воздействия на окружающую среду или риска потери социальной лицензии на ведение деятельности. Юристы должны использовать эту возможность, чтобы предлагать инновационные решения для смягчения этих проблем интеграции, включая устойчивое финансирование и кредитование.

    Трудный путь к электрификации могучего грузовика

    Когда-нибудь странное изобретение, обернутое разноцветными зелеными и оранжевыми спиралями и весом почти 24 метрические тонны, выйдет из индустриального парка Сиэтла, предназначенного для платинового рудника в Южной Африке.

    Там он встретит своего будущего хозяина: грузовик, который является одним из крупнейших наземных транспортных средств на планете.

    Komatsu 930E — это трехэтажный автомобиль, сделанный в Пеории, штат Иллинойс, по цене 5 миллионов долларов каждый. Эти машины «ультра-класса», как их называют, представляют собой Клайдесдалы открытых карьеров, вытаскивая почти 300 тонн породы из пыльных глубин карьера к выступу для дробления и обработки.Дизель-электрический гибрид может сжигать почти 800 галлонов дизельного топлива в день.

    Но именно этот грузовик после пересадки никогда больше не будет сжигать дизельное топливо. Его двигатель будет демонтирован и заменен на новое устройство из Сиэтла — электростанцию ​​на топливных элементах, работающую на водороде.

    Британский горнодобывающий гигант Anglo American PLC владеет грузовиком и площадкой: рудник Могалаквена, серия карьеров площадью 28 квадратных миль, которые являются одним из ведущих мировых источников платины. Anglo American заявляет, что если грузовик сделает свое дело, он переоборудует гораздо больше из 400 грузовиков, которые эксплуатируются по всему миру.Он также намеревается производить водородное топливо на южноафриканской шахте, не используя никаких ресурсов, кроме солнечной энергии и грязной воды.

    Никто не может знать, сработает ли это. В настоящее время проводятся эксперименты по запуску поездов, паромов и больших грузовиков на водороде, но никто не использовал его для питания 5-тонного самосвала в пыльной яме, которая сотрясается от взрывов.

    «Это не призрак», — сказал Крис Вурхиз, президент и главный инженер First Mode, стартапа в Сиэтле, к которому Anglo American обратилась с просьбой выбрать конструкцию с нулевым выбросом углерода и построить водородный прототип.

    «Сначала мы выбрали худшее», — добавил он.

    То, что Anglo American готовит все эти неприятности, является показателем того, как традиционные отрасли промышленности, синонимичные с загрязнением, реагируют на давление со стороны правительств и инвесторов с целью свести к нулю выбросы — и как несколько лидеров пытаются найти решение таким образом, чтобы новый бизнес для себя.

    Anglo American заявляет, что предпринимает усилия, чтобы стать хорошим корпоративным гражданином, но есть и другие причины.

    В годовом отчете компании указывается, что многие ключевые компоненты экологически чистой энергии будущего — электромобили, ветряные турбины, высоковольтные линии электропередачи — потребуют тонны меди. Англо-американские месторождения меди. Он также является ведущим производителем платины и связанных с ней металлов, которые необходимы для электролизеров, синтезирующих водород, и топливных элементов, преобразующих водород в электричество. В докладе отмечается, что такие шахты, как Могалаквена, «играют решающую роль в развивающейся водородной экономике.”

    Водородные мышцы в горнодобывающей промышленности

    Крунал Десаи (слева), соучредитель First Mode, и инженер Эмбер Баурли стоят у водородной аккумуляторной электростанции, которую компания спроектировала и построила для установки внутри карьерного самосвала. | Дэвид Феррис / E&E News

    Итак, Anglo American поддерживает эту экономику.

    На этой неделе Anglo American объявила об инвестировании 8,5 миллионов долларов в First Mode с целью «обезуглероживания глобальных горнодобывающих предприятий и разработки нового поколения карьерных самосвалов, работающих на экологически чистой энергии».«Она приобрела долю владения Ballard Power Systems Inc., канадской компании, которая производила топливные элементы для завода.

    В Могалаквене он работает с Engie SA, французским энергетическим гигантом, над созданием системы подачи водорода и выставляет заявки на строительство 100-мегаваттной солнечной электростанции, которая будет запущена через два года и будет обеспечивать энергией энергоемкие процесс производства водорода. Сегодня лишь несколько проектов используют возобновляемые источники энергии для производства «зеленого» водорода, по сравнению с «серым» водородом, который производится из природного газа или метана и имеет гораздо более высокий углеродный след.

    Компания намеревается достичь нулевого уровня выбросов углерода к 2040 году, а в июне она продала последний из своих предприятий по добыче угля для производства энергии.

    «Мы работаем над созданием мира, в котором наши рудники будут интегрированными, автоматизированными, с нулевым выбросом углерода и безводными», — заявила официальный представитель Anglo American Кэти Райалл в электронном письме.

    Anglo American выступает перед другими горнодобывающими фирмами в отношении своих обязательств по нулевому выбросу углерода и в своих экспериментах с водородом. Но у него есть много компаний, которые стремятся к электрификации.

    «Горнодобывающая промышленность в целом медленно решает задачу сокращения выбросов углекислого газа, эффективности и всего прочего. Они неохотно делали это, потому что это очень дорогостоящий бизнес », — сказал Меррит Эндерс, руководитель отдела горных разработок в Горной школе Колорадо.

    Но в последние год или два, по его словам, начались «кардинальные изменения», поскольку на первый план вышли вопросы ESG, или экологического социального управления. Горнодобывающие компании и их поставщики изучают, как электрические горнодобывающие машины, питаемые от кабелей или батарей, могут очистить воздух в горных туннелях или сэкономить деньги по сравнению с дизельным двигателем.

    Например, Komatsu Ltd., производитель самосвалов Anglo, является частью отдельного консорциума, пытающегося сократить выбросы горнодобывающих машин. ABB Ltd. и Hitachi Construction Machinery Co. Ltd. в июне объявили о партнерстве по разработке полностью электрического карьерного самосвала, работающего от контактной или воздушной линии электропередачи. Ранее в этом году консорциум компаний, в том числе ABB и Volvo Group, объявил о плане создания электрического и автономного железорудного рудника на севере Швеции.

    «Правильное решение ESG — это конкурентное преимущество, которое напрямую влияет на вашу прибыль», — сказал Эндерс.

    Несмотря на недавнюю активность, водород все еще вызывает много скептиков.

    «Водород очень взрывоопасен», — сказал доктор Питер Харроп, председатель консалтинговой компании IDTechEx. Он написал отчет о перспективах электрификации горнодобывающей промышленности и пришел к выводу, что батареи лучше. «Если вы его храните, вы не сможете хранить его очень долго, и с экономической точки зрения это не перспективно».

    «Дизайн по дефициту»

    First Mode построил водородный завод. Вурхиз, руководитель компании, ранее проработал 15 лет в Лаборатории реактивного движения Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства, где он работал инженером-механиком для нескольких марсоходов.Он один из нескольких основателей First Mode из НАСА.

    В очках в стальной оправе, синей маске от COVID-19 и черной футболке Ворхис показал E&E News офис компании, который находится в складском районе к югу от центра города, напротив депо U-Haul и всего в нескольких кварталах от штаб-квартира Starbucks Corp. Компания имеет второй офис в Австралии, и с момента ее основания три года назад количество сотрудников выросло до 160 человек.

    Первый режим — это отправная точка в космических кораблях, которая определяет подход к инженерным проблемам, которые Вурхиз называет «проектированием по дефициту».”

    «У него никогда не бывает достаточной массы, никогда не бывает достаточно объема», — сказал Вурхиз о марсианских аппаратах, над которыми он работал. «У него никогда не бывает достаточно энергии, он находится на расстоянии 100 миллионов миль, поэтому его способность общаться под угрозой».

    Южная Африка находится на относительно скромном расстоянии в 10 000 миль. Но при преобразовании дизель-электрического двигателя на водородный режим First Mode должен бороться с огромными размерами — «это здание движется со скоростью 40 миль в час», — сказал Вурхиз, — и другими проблемами, которых нет за пределами нашей атмосферы, такими как пыль и вибрация. как камни врезаются в кузов грузовика.

    Еще сложнее становятся головокружительные дилеммы мощности, объема и тепла.

    First Mode должен был разместить новую силовую установку на месте, которое раньше занимал дизельный двигатель. Но водородная система, по словам Вурхиза, не так энергоемка и не способна обеспечить такую ​​большую мощность. Кроме того, топливные элементы выбрасывают половину своей энергии в виде тепла. Команде пришлось спроектировать новый передний радиатор, чтобы тепло было куда угодно.

    «Тепловая энергия — это очень неприятная проблема, но, блин, она очень важна», — сказал Вурхиз.

    Решение, как и его предшественник, является гибридным. Баки со сжатым водородом питают топливные элементы, вырабатывающие электрический ток. Это знакомо, поскольку стандартный дизельный Komatsu 930E уже снабжает электричеством большинство своих систем, включая колеса.

    «Новое дополнение — это значительный банк из семи литий-ионных аккумуляторов», — сказала Эмбер Баурли, инженер First Mode, которая руководила системной интеграцией. По мере того, как транспортное средство спускается на 950 футов по вертикали в глубины Могалаквены, новые рекуперативные тормоза будут заряжать эти батареи.Грузовик может работать как на топливных элементах, так и на аккумуляторах.

    Вурхиз сказал, что на раннем этапе First Mode был нацелен на горнодобывающий сектор, потому что он видел технологии, которые необходимо менять, причем быстро.

    «Это отрасль, которая органично развивалась за сотни лет», — сказал он. «Он был оптимизирован ровно настолько, насколько это было необходимо для того, чтобы быть прибыльным, и сейчас он испытывает чрезвычайное внешнее давление, чтобы его действия были улучшены».

    Водородных технологий в горнодобывающей промышленности | Unearthed

    Автор: Терри Берджесс, сопредседатель Руководящего комитета водородной экономики в Южной Австралии и приглашенный координатор конференции Hydrogen Hypothesis Challenge — Think & Act Differently ™

    Водород в горнодобывающей промышленности

    Меня спросили о возможных примерах использования водорода в горнодобывающей промышленности.

    Глобальный интерес к водороду связан с его потенциалом по сокращению и, возможно, в конечном итоге, исключению использования ископаемого топлива в энергетике, промышленных процессах и транспорте. Это то же самое, что интерес горнодобывающего сектора к водороду.

    В горнодобывающем секторе большое внимание уделяется производству «зеленого» водорода из ветряных и солнечных источников посредством электролиза воды, а не использования водорода из источника ископаемого топлива, а затем с помощью топливных элементов, или в некоторых случаях использование зеленого водорода напрямую через электроэнергию. тяжелое мобильное оборудование, производство электроэнергии, хранение энергии или замена природного газа в существующих операциях.

    Существуют веские аргументы в пользу того, что «голубой» водород, производимый из природного газа с улавливанием и хранением углекислого газа (CCS), может быть промежуточным экономическим шагом на пути к производству водорода из возобновляемых источников энергии в ближайшем будущем.

    Ключевые технические аспекты производства зеленого водорода путем электролиза воды с использованием электролизеров PEM (полимерно-электролитная мембрана) и выработки энергии из водорода с использованием топливных элементов — это уже проверенные технологии. Расширение масштабов оборудования для удовлетворения потребностей крупных промышленных предприятий в настоящее время находится в центре внимания многих компаний, стремящихся удовлетворить этот спрос.

    Варианты замены ископаемого топлива водородом очень широки, и многие из потенциальных применений в других секторах также очень актуальны для горнодобывающей промышленности.

    Замена бензина / дизельного топлива водородом на транспорте уже осуществляется, и водородные автомобили, вилочные погрузчики, грузовики, автобусы, поезда и даже самолеты используются в повседневной эксплуатации во многих частях мира, и возможности для дальнейшего перехода быстро растут.

    В горнодобывающей промышленности особое внимание уделяется водородно-электрическим карьерным самосвалам и тепловозам, особенно в удаленных местах, которые, вероятно, будут работать за счет водорода, вырабатываемого специальными ветровыми и солнечными установками.

    Существующие примеры транспортировки водорода в горнодобывающем секторе включают в себя англо-американский платиновый рудник, испытывающий водородно-электрический грузовик Komatsu, и парк водородных автобусов Fortescue на своих предприятиях по производству железа с использованием солнечных электролизеров для производства водорода.

    Что касается энергии, то роль водорода, вероятно, будет заключаться в хранении энергии при наличии избыточных генерирующих мощностей за счет энергии ветра и солнца.

    Производство ветровой и солнечной энергии в сочетании с производством и хранением водорода может заменить выработку на дизельном топливе на удаленных горнодобывающих предприятиях, и если водород производится для хранения энергии, его также можно использовать для заправки самосвалов и другого оборудования, такого как автобусы, вилочные погрузчики. и краны.

    Более прямое использование зеленого водорода в горнодобывающем секторе могло бы быть в качестве восстановителя в металлургических процессах производства «зеленой» стали, меди, алюминия и цемента — в качестве восстановителя при производстве стали, обогревательных печах при производстве цемента, сушке медных концентратов или производство пара.

    Водород может быть добавлен в потоки природного газа на существующих предприятиях в качестве замены природного газа с нулевым выбросом углерода. Добавление водорода в газопровод для бытового использования становится реальностью в Южной Австралии.

    Зеленый водород может производить зеленый аммиак, используя азот из воздуха — полностью без углерода. Это, в свою очередь, может производить нитрат аммония для различных целей, включая взрывчатые вещества для открытых горных работ и в карьере. Зеленый аммиак также может играть большую роль в обезуглероживании, поскольку его легче хранить и транспортировать, чем водород, и потенциально он может использоваться в качестве топлива для перевозки тяжелых грузов.

    Ключом ко всем этим применениям является стоимость производства зеленого (или синего) водорода (или аммиака) и его конкурентоспособность по сравнению с более традиционными, проверенными и относительно дешевыми ископаемыми видами топлива.

    В заметке Accenture о горнодобывающей промышленности и водороде было сказано: «Способ эксплуатации рудников делает горнодобывающую промышленность логичным первопроходцем в водородной экономике».

    Итак, если вы думаете, что у вас есть хорошее представление о водороде в любом секторе, то горнодобывающий сектор и проблема гипотезы водорода — это логическая возможность изучить его.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.