Под сетка: Сетка рабица в рулонах и столбы под сетку — Купить в Казани на Flagma.ru #3064352

Содержание

Скала под сеткой | БАМСТРОЙМЕХАНИЗАЦИЯ

На перегоне Олекма – 1945 км, где ведется строительство вторых путей, развернулись работы по защите железной дороги от скальных обвалов. Подрядчик «Бамстроймеханизации» — специализированная компания «Высота» выполняет монтаж противообвальных сооружений на двух наиболее опасных участках данного перегона.

Железная дорога на северо-западе Амурской области проходит в отрогах Станового и Каларского хребтов и при устройстве земполотна на этих участках 35 лет назад строились выемки и полувыемки. При эксплуатации одного пути, они не представляли опасности для движения поездов, но при укладке верхнего строения второго пути возникла угроза сходов селей и непроизвольного срыва крупногабаритных камней на строящийся второй путь.

– Для этой местности характерны длительный период отрицательных температур, суровость зимы, большие амплитуды колебаний температуры в годовом и суточном интервале, неравномерность распределения осадков по сезонам года.

Эта территория расположена в зоне развития вечномерзлых грунтов, — рассказывает начальник участка ООО «Высота» Артур Гарипов. – Грунты, слагающие скально-обвальные склоны, находятся в твердомерзлом состоянии и, практически, вся содержащаяся в грунте влага превращена в лед. В теплое время года в сезоннооттаивающем слое появляются надмерзлотные воды, которые образуются за счет оттаивания мерзлоты и, преимущественно, за счет атмосферных осадков. В результате интенсивных процессов морозного выветривания и образования крайне ослабленных трещиноватых зон, обнаженные склоны разбиты повсеместно на блоки и глыбы различной размерности, которые свободно вываливаются в сторону железнодорожного полотна.

Сегодня промышленные альпинисты ведут работу на участке протяженностью 545 метров на 1933-1934 км и на участке 470 метров на 1936-1937 км Байкало-Амурской магистрали. Сначала они устанавливают временный камнеулавливающий барьер, затем ведут оборку осыпи и одиночных камней с дроблением и спуском неустойчивых камней. После этого производят устройство защитного сетчатого покрытия с анкерными креплением MaxNet и постоянного камнеулавливающего барьера. 

Высота скалы на перегоне Олекма – 1945 км, на которой работают альпинисты, достигает 100 метров. Но опыт работы на других инфраструктурных объектах позволяет специалистам возводить  противообвальные сооружения и на более высоких скалах.

В составе бригады 20 человек, это не только промышленные альпинисты, но и сигналисты. Все работы на скально-обвальных участках производятся в технологические «окна» или по предупреждениям. Перед началом работ участок осматривается совместно с представителями дистанции пути, РЦС, ШЧ, ЭЧ и принимается решение о выделении «окна» или производстве работ по предупреждению.

В перспективе промышленных альпинистов планируется привлечь для укрепления скально-обвального участка на перегоне Юктали – Талума, на котором предусмотрено строительство вторых путей.

В рамках строительства вторых путей на участке Олекма – 1945 км подрядчики «Бамстроймеханизации» также производят монтаж новой линии ВЛ-35/10, устройство водоотводных канав, строительство и реконструкцию искусственных сооружений.   Открыть движение по вторым путям этого 27-километрового перегона планируется в 2019 году.

Столб с’усами’под сетку и крышкой окрашенный металл.2300мм д.40мм

Описание

Заборный столб под сетку-рабицу — самый быстрый и экономичный способ ограждения участка. Допускается установка как вкапыванием в грунт, так и легким бетонированием. Высота столба 2.3м, толщина стенки 1,3-1.5мм, привариватся 3 крючка для монтажа сетки-рабицы. Материал — Новая труба по ГОСТ 10704. Покрытие — чёрный битумный лак БТ-577. Крышка (заглушка).

Характеристики

  • Размеры
  • Диаметр:

    40 мм

  • Длина:

    2300 мм

  • Высота:

    2300 мм

  • Вес, Объем
  • Вес:

    3.4 кг

  • Другие параметры
  • Цвет:

    черный

  • Материал:

    Сталь,чёрный битумный лак

  • Производитель:

  • Страна происхож.

    :

    Россия

  • Толщина стенки, мм:

    1.3-1.5

  • Торговая марка:

Характеристики

Торговый дом «ВИМОС» осуществляет доставку строительных, отделочных материалов и хозяйственных товаров. Наш автопарк — это более 100 единиц транспортных стредств. На каждой базе разработана грамотная система логистики, которая позволяет доставить Ваш товар в оговоренные сроки. Наши специалисты смогут быстро и точно рассчитать стоимость доставки с учетом веса и габаритов груза, а также километража до места доставки.

Заказ доставки осуществляется через наш колл-центр по телефону: +7 (812) 666-66-55 или при заказе товара с доставкой через интернет-магазин. Расчет стоимости доставки производится согласно тарифной сетке, представленной ниже. Точная стоимость доставки определяется после согласования заказа с вашим менеджером.

Уважаемые покупатели! Правила возврата и обмена товаров, купленных через наш интернет-магазин регулируются Пользовательским соглашением и законодательством РФ.

ВНИМАНИЕ! Обмен и возврат товара надлежащего качества возможен только в случае, если указанный товар не был в употреблении, сохранены его товарный вид, потребительские свойства, пломбы, фабричные ярлыки, упаковка.

Доп. информация

Цена, описание, изображение (включая цвет) и инструкции к товару 

Столб с’усами’под сетку и крышкой окрашенный металл. 2300мм д.40мм на сайте носят информационный характер и не являются публичной офертой, определенной п.2 ст. 437 Гражданского кодекса Российской федерации. Они могут быть изменены производителем без предварительного уведомления и могут отличаться от описаний на сайте производителя и реальных характеристик товара. Для получения подробной информации о характеристиках данного товара обращайтесь к сотрудникам нашего отдела продаж или в Российское представительство данного товара, а также, пожалуйста, внимательно проверяйте товар при покупке.

Купить Столб с’усами’под сетку и крышкой окрашенный металл.2300мм д.40мм в магазине Санкт-Петербург вы можете в интернет-магазине «ВИМОС».

Статьи по теме

Металлическая сетка для забора, цена

Толщина проволоки

0,7 мм 3 0,8 мм 2 0,9 мм 4 1 мм 3 1,2 мм 1 1,25 мм 1 1,4 мм 2 1,6 мм 5 1,7 мм 1 2,5 мм 6 3 мм 9 3,5 мм 2 3,8 мм 1 4 мм 9 5 мм 4 6 мм 1 8 мм 1

Показать ещёСкрыть

какие бывают виды для стен, для чего нужна армирующая сетка и «Паутинка»

Важной составляющей отделочных работ в доме является шпаклевка стен. Их ровная поверхность необходима для дальнейшего ремонта. Использование штукатурки не помогает достичь желаемого результата. Поэтому применение армирующей сетки становится отличным выходом из положения.

Особенности армирующей сетки

Перед использованием лакокрасочных покрытий нужно добиться идеально ровной поверхности стен. От этого зависит, насколько прочным будет основание, появятся ли трещины и другие дефекты на стенах, внешний вид и длительность эксплуатации. Основную роль в данной области играет малярная сетка. Она уберегает отделку от отслойки и деформации, а также от неблагоприятных внешних воздействий.

Малярная сетка влагоустойчива, хорошо выдерживает воздействие температур, нетоксична. Она может применяться с большим количеством материалов, таких как гипсокартон, бетон и другие. Материал пропитывается полиакриловым составом для сохранения своей прочности и усиления сцепления с поверхностью.

При отделочных работах применяются армирующие сетки из полимеров и стекловолокна. Они имеют небольшой вес и поэтому удобны в работе. Если штукатурка наложена слоем, не превышающим 2 миллиметра, без сетки можно обойтись. Их использование необходимо при слое от 2 до 5 миллиметров.

Материал должен быть хорошо закреплен. Это можно сделать с помощью гвоздей, дюбелей или саморезов в зависимости от того, на какой поверхности ведется работа. В противном случае штукатурка может отслоиться либо деформироваться.

Основные виды

Малярные сетки делятся на виды, соответствующие размеру ячеек. При небольших ячейках используется наиболее мягкий материал. Различают следующие виды:

  • широкая стеклотканевая решетка;
  • серпянка;
  • сетка-паутинка.

Широкая стеклотканевая сетка

Конструкция имеет размер ячеек 2 на 2 мм. Обладает антикоррозийными свойствами и противоударным эффектом, устойчива к воздействию щелочей. Хорошо выдерживает воздействие влаги и перепады температур. Чаще всего выпускается шириной в 1 м.

Данный вид малярной сетки используется при отделке потолочных перекрытий и стен. За счет своих свойств она защищает поверхности от появления трещин и других деформаций при последующей работе, поскольку конструкция хорошо выдерживает механические воздействия.

Серпянка

Основные свойства изделия идентичны предыдущему виду малярной сетки. Серпянка отличается по ширине. Она бывает от 4,5 до 25 см. Длина может доходить до 20 000 см. В ряде случаев одна из ее сторон имеет клейкий слой.

Серпянка широко используется при работе с гипсокартоном, для обработки углов и стыков и углового армирования шпаклевки. С ее помощью можно укрепить откосы на окнах и дверях. Хорошо маскирует деформации поверхности и возможные трещины.

Паутинка

Этот вид сетки еще называют малярным стеклохолстом. Очень тонкая конструкция может быть использована для деликатных работ, где широкая сеть за счет своей толщины будет неудобна в использовании.

Такая разновидность идеальна для поверхностей большого размера за счет того, что она уложена в широкие рулоны. Повышает сцепку штукатурки с материалом. В основном используется при выполнении потолочных работ.

Применение

Армирующий материал укладывается фрагментарно, поэтому его необходимо подготовить заранее. Для этого материал разрезают на части нужного размера, а уже эти части накладывают на штукатурку в направлении от центра к краям. Края сетки не должны торчать, поэтому они кладутся внахлест максимально аккуратно.

Сама технология наложения сеток очень стандартна, она не зависит от конкретных видов:

  • Подготовленное покрытие грунтуется.
  • Шпаклевку необходимо укладывать только тогда, когда штукатурка полностью просохнет. А вот армирующая сетка кладется, пока шпаклевка еще не высохла.
  • Далее наносится сетка, которая закрепляется и вжимается в основу при помощи шпателя. Поверх накладывается финишный слой шпаклевки.

Нюансы появляются при использовании сетки-серпянки. В этом случае стыки очищаются и грунтуются, тщательно просушиваются, а материал наносится на сухую поверхность. После этого он перекрывается шпаклевкой, которая максимально выравнивается.

Серпянка может накладываться двумя способами. В первом она крепится к поверхности, предварительно промазанной клеем, тщательно прижимается, а после покрывается еще одним слоем клеящего состава. Когда поверхность просохнет, ее необходимо зашпаклевать еще раз. Данный способ не слишком популярен, так как качество работы может получиться неудовлетворительным.

Во втором варианте малярная сетка накладывается на шпатлевку, закрепляется на ней и сразу покрывается вторым шпаклевочным слоем.

При работе со стеклохолстом необходимо использовать валик. С его помощью на материал наносится клейкий состав, после этого полосы крепятся внахлест. Для выравнивания паутинки также применяется валик. Перед работой нужно как следует загрунтовать поверхность.

Чтобы закрепить армирование шпаклевки в наружных углах помещения, мастера используют уголки с приделанным стеклохолстом. Это придает большую устойчивость к механическим воздействиям, возможным в ходе эксплуатации. Для армирования внутренних углов можно использовать стеклохолст.

Шлифовка

После того, как стены укреплены, и работы по армированию окончены, проводится финишная шпаклевка, которая не отличается от основной. Материал накладывается толщиной примерно в 1-2 мм.

Нужно уделить внимание просушке слоя с малярной сеткой. Если этот слой не будет полностью сухим, материал не будет держаться.

Далее наступает время шлифовки. Проводить ее можно не ранее, чем через 24 часа. Внешний вид комнаты напрямую зависит от того, насколько гладкими и ровными выглядят стены. При нанесении краски или обоев на деформированную поверхность дефекты будут бросаться в глаза, и впечатление будет испорчено. Обои могут морщиться, а краска – смотреться неаккуратно.

Именно шлифовка помогает добиться идеальной гладкости покрытия. Ее нужно проводить при хорошем освещении, чтобы заметить даже мельчайшие неровности и недоработки. Для работы используется шлифовальная губка. Ее можно заменить наждачной бумагой, сначала используется крупнозернистая, а для финальной шлифовки подойдет мелкозернистая.

Нужно тщательно обработать поверхность полностью, не должно остаться даже малейших выступов. Можно зашпаклевать относительно крупные выемки. Также возможно проводить шлифовку с помощью абразивной сетки. Ее цена немного выше за счет множества положительных качеств. К примеру, сетка имеет более сильную износостойкость.

При наличии шлифовальной машины можно ускорить работу. Результат в этом случае может оказаться более качественным.

Завершающим этапом после шлифовки становится тщательное очищение поверхностей. Далее следует сделать финальную грунтовку. После этого покрытие готово к окончательным отделочным работам.

Подробнее смотрите далее.

   

© 2021 textiletrend.ru

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • По: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • По Каролина Девушка на 10-12-19

ПОД СЕТКОЙ | Kirkus Обзоры

по Салли Руни ‧ ДАТА ВЫПУСКА: 16 апреля 2019 г.

Молодая ирландская пара собирается вместе, расстается, собирается вместе, расстается — извините, не могу сказать, чем это закончилось!

Ирландская писательница Руни произвела трансатлантический фурор с момента публикации своего первого романа Беседы с друзьями в 2017 году.Ее второй фильм уже получил премию Costa Novel Award, среди прочих наград, поскольку он был опубликован в Ирландии и Великобритании в прошлом году. В общих чертах это простая история, но Руни рассказывает ее с бравурным умом, остроумием и деликатностью. Коннелл Уолдрон и Марианна Шеридан — одноклассники в маленьком ирландском городке Каррикли, где его мать работает уборщицей в своей семье. 2011 год, после финансового кризиса, который витает на краю книги, как призрак. Коннелл популярен в школе, хорош в футболе и хорош; Марианна странная и без друзей. Они самые умные дети в своем классе, и они создают близость, когда Коннелл забирает свою мать из дома Марианны. Вскоре они занимаются сексом, но Коннелл не хочет, чтобы кто-нибудь об этом знал, а Марианна не возражает; либо ей все равно, либо это все, что она думает, что заслуживает. Или оба. Хотя однажды, когда она оказалась в социальной ситуации с некоторыми из их одноклассников, она кратко фантазирует о том, что произойдет, если она раскроет их связь: «Каким ужасающим и сбивающим с толку статусом она обретет в этот единственный момент, насколько это будет дестабилизировать , как разрушительно.«Когда они оба переезжают в Дублин для поступления в Тринити-колледж, их должности меняются местами: Марианна теперь кажется привлекательной и востребованной, в то время как Коннелл чувствует себя дрейфующей в этой незнакомой среде. Гениальность Руни заключается в ее способности отслеживать тонкие сдвиги в силе своих персонажей, оба внутри себя и по отношению друг к другу, и то, как они знают и не знают друг друга; они оба чувствуют себя наиболее похожими на себя, когда они вместе, но у них все еще есть катастрофические сбои в общении. Марианна говорит Коннеллу в феврале 2012 года.Затем Руни уточняет: «Она пытается произнести это таким образом, чтобы передать несколько вещей: извинения, болезненное смущение, дополнительное болезненное смущение, которое служит для иронии и смягчает болезненный вид, ощущение, что она знает, что будет прощена или уже прощена» желание не «делать крупную сделку». «Тогда:« Забудь об этом, — говорит он ». Руни четко формулирует все, что происходит под поверхностью; здесь есть юмор и проницательность, а также удовольствие от знакомства с двумя колючими и сложными людьми, которые пытаются понять, кто они и кем хотят стать.

Абсолютно увлекательно. Прочтите это.

Дата публикации: 16 апреля 2019 г.

ISBN: 978-1-984-82217-8

Количество страниц: 288

Издатель: Hogarth / Crown

Обзор Опубликовано онлайн: Фев.18, 2019

Обзоры Киркуса Выпуск: 1 марта 2019 г.

Поделитесь своим мнением об этой книге

Вам понравилась эта книга?

Первый роман Айрис Мердок · LRB 3 января 2019

Джейк Донахью , бесконечно сбитый с толку герой сериала « Под сетью » — осторожный композитор, когда дело доходит до своего повествования, в отличие от той жизни, которую он теоретически прожил. Он ссылается на «более ранние события, связанные с этой историей», ограничивается тем, что «представляет какой-либо интерес с точки зрения настоящей истории», и описывает свои чувства такими, какими они были «в той точке, которой наша история теперь достигла». . В какой-то момент он называет то, что с ним произойдет, своей «судьбой» и возвращается к более позднему моменту осознания: «Я понятия не имел, как быстро он скакал в тот самый момент, чтобы меня догнать». , поскольку повествовательный обычай в основном предполагает, что судьба подкрадывается к нам, что ее нельзя увидеть в ближайшем будущем.Фраза Джейка «Я понятия не имела» соответствует этому принципу, но остальная часть предложения разрушает его, укрепляя нас в повествовании, а не в повествовании времени. И, конечно, сама судьба, какой бы она ни была, всегда является повествовательным эффектом, вставкой более поздней перспективы (реальной или воображаемой) в более раннюю.

Мы можем быть немного удивлены, увидев Айрис Мердок, играющую с различиями русских формалистов в истории и сюжете ( fabula и сюжет , события в их хронологическом порядке и события в порядке их расположения). Или даже увидеть, как она играет. Но не должно быть, и по нескольким причинам.

Критики, конечно, признают, что романы Мердока — это не философские трактаты или иллюстрации готовых аргументов, но все же они имеют тенденцию концентрироваться на темах и персонажах, а не на методах или вопросах языка. Фильм Ричарда Эйра « Iris » (2001) хорошо продуман, хорошо поставлен и предлагает трогательный портрет смерти Мердока от болезни Альцгеймера. Но смысла писателя в фильме нет.Мы просто получаем бодрую молодую женщину, заслуженную даму и человека, потерянного в ее более поздней жизни. Что я хотел? Кадры Мердока за ее столом? Гуляете, ждете вдохновения? Нет, просто ощущение, в фильме или в критике, что письмо, построение предложений и оркестровка времени и мира — вот то место, где идет работа.

Под сетью , первый роман Мердока, которому 65 лет в 2019 году и который все еще хорошо читается, предлагает самые разные взгляды на это произведение.Малкольм Брэдбери сообщает нам, что на момент публикации он «был провозглашен частью« злого »движения и тесно связан с такими книгами, как Lucky Jim, Hurry on Down и даже Room at the Top ‘ — романами Кингсли Эмиса, John Wain и John Braine, появившиеся в 1954, 1953 и 1957 годах соответственно. Но Брэдбери также говорит нам — он пишет в 1962 году, — что он находит такое позиционирование «довольно любопытным», главным образом из-за «любопытной [снова] витиеватости ума, которую неоднократно проявляет мисс Мердок».«Изящность ума» полезна, поскольку в романе происходит какое-то сложное мышление. Но стиль не богато; просто тонко осведомлен о своей работе и всегда готов на шутку.

Мы могли бы начать изучение его привычек с того, что любит делать Джейк. «Некоторые части Лондона необходимы, а другие — условны. Везде к западу от Эрлс-Корта есть контингент, за исключением нескольких мест вдоль реки. Ненавижу непредвиденные обстоятельства. Я хочу, чтобы у всего в моей жизни была веская причина.’Стоит отметить, что великие декорации романа — бунт на территории киностудии и побег ночью из больницы для мужчин с ранениями головы — происходят далеко за пределами необходимого мира: где-то недалеко от Олд Кент-роуд и к западу от Шепердс Буш. Это правда, что Олд Кент-роуд находится не к западу от Эрлс-Корта, но давайте не будем мелочиться по поводу географии. «Студия расположена в пригороде Южного Лондона, где непредвиденные обстоятельства доходят до тошноты».

Джейк вполне может полагать, что ненавидит случайности, но его отношение к ним гораздо сложнее, чем он кажется.Случайность — его стихия, он там живет. А его представление о достаточной причине — это любая причина, которая занимает в его уме в данный момент самое главное. Как похищение собаки, кинозвезды, мужского двойника Лесси. Детали сюжета здесь (соответственно) слишком головокружительны, чтобы их можно было разумно резюмировать. Они включают перевод Джейка французского романа, который собираются экранизировать без его разрешения. Неудачная попытка украсть перевод приводит к встрече Джейка с собакой, мистером Марсом, которого привезли из Америки для другого фильма.Эта встреча создает дружбу на всю жизнь — собака все еще с ним в конце книги — но в краткосрочной перспективе у Джейка возникает « совершенно замечательная идея » держать собаку в заложниках, чтобы обменять ее на машинописный текст книги. перевод. Излишне говорить, что этот план далеко не сработает, и Джейку действительно приходится платить, чтобы содержать собаку. Но затем, еще до того, как он начал эту авантюру, он подумал, что она того стоит, даже если она «не более чем раздражает и причиняет неудобства» похитителям машинописного текста.Возможно, его реальной достаточной причиной было то, что он хотел провести какое-то время с мистером Марсом, в конце концов, настоящей знаменитостью. Джейк осознает свой «нервный импульс действовать любой ценой» и сделает почти все — или выпьет почти все, — чтобы противодействовать тому, что он красноречиво называет «изменчивой пустотой нынешних мыслей». Тем не менее, он не говорит, что все в его жизни имеет достаточную причину, и мы можем видеть в нем первого из многих персонажей в романах Мердока, которые заявляют, чего хотят, потому что они так далеки от этого или даже знают, как начать. поиски этого.Я особенно думаю о священнике Кареле Фишере в «Время ангелов», (1966), Джордже Маккаффри, главном герое в «Ученик философа » (1983), и почти обо всех заколдованных фигурах в «Бегство из мира». Чародей (1956).

Я полагаю, Мердок не хотел бы, чтобы мы слишком долго зацикливались на сдержанном намеке на роман Сартра в слове «тошнота», даже если бы она опубликовала книгу о нем в 1953 году, за год до Under the Net. Вышла .Но Джейк определенно устанавливает эту связь в рамках своей позы философского попутчика. А его работа, поскольку она у него есть, — перевод романов с французского. Вот почему он может цитировать Рембо, не моргая (« dérèglement de tous les sens »), и играть в игры с французскими словами: «Рыбаки ловили рыбу, а фланёров — фланкировали». как необходимые части Лондона, лишенные их привычки:

Это город, к которому я всегда подхожу с нетерпением и уезжаю с разочарованием.Есть вопрос, который могу задать только я, и на который может ответить только Пэрис; но этот вопрос я еще никогда не мог сформулировать. Некоторые вещи я действительно узнал здесь: например, что у моего счастья печальное лицо, такое грустное, что в течение многих лет я принимал его за свое несчастье и прогонял его.

Сама Мердок сама играет в подобную аллегорическую игру с представлением о городе или заставляет его выполнять аналогичную психологическую работу, когда она говорит в письме Раймонду Кено, что она «влюбилась в Рим… но не надо» Не говори об этом своему городу.Поразительно, что в том же письме, датированном 1954 годом, она говорит, что разделяет с Джейком Донахью «некоторую кочевую незащищенность», которую мы могли бы назвать нерешенной или непризнанной потребностью , а не , чтобы иметь дом.

И если Мердок не подчеркивает намек на Сартра, несмотря на то, что Джейк может показаться живущим в комической версии страны La Nausée , это может быть потому, что она хочет подчеркнуть свой долг перед другими людьми. писатели, чьи произведения появляются в начале романа, когда Джейк возвращается в Лондон — он некоторое время был в Париже — и обнаруживает, что у его девушки новый любовник, и она выгоняет Джейка из своей квартиры.«Думаю, здесь есть несколько ваших книг», — говорит она и показывает ему « Murphy » Беккета и «Pierrot mon ami » Кено. «Я от всей души подражал этим двум замечательным моделям», — сказал Мердок в интервью.

Оглядываясь назад, Беккет и Кено выглядят как идеальные наставники для писателя, который хотел «по-настоящему использовать преимущества (вместо того, чтобы просто страдать от недостатков) мысли на границах философии, литературы и политики».Оба заинтересованы в распространении языка, который заканчивается молчанием, и оба делают комедию из всех видов неудач. Мердок связывает их с Аристофаном, Шекспиром, Стерном и братьями Маркс. Не знаю, писала ли Мердок Беккет когда-нибудь, но она определенно сказала Кено: «Хотел бы я иметь такой ум, как ваш. Я люблю и желаю твоего разума, как никогда никого ». И более формально:« Ты обладаешь особой властью над моими привязанностями и всегда им будешь. (Почему я поставил это в такой манере 18-го века?) »

В обоих декорациях, которые я упомянул, задействован персонаж Хьюго Белфаундер, и, несмотря на пикантный (и часто забавный) шквал не-событий в В сети роман действительно фокусируется на приостановленных и не возобновленных отношениях Джейка с этим человеком. Как говорит сам Джейк, «мое знакомство с Хьюго — центральная тема этой книги». Это правда, что «знакомство» мало что нам говорит; Интересно, что Джейк теперь называет свой рассказ книгой.

Хьюго — богатый человек («Каким-то образом деньги просто прилипли к Хьюго, он просто не мог их сделать»), который считает себя мастером, а в итоге становится часовщиком. Однако, когда мы впервые встречаемся с ним, он владеет и управляет киностудией. Джейк сбит с толку новым слиянием его миров: он и не подозревал, что магнат может познакомиться со своими богемными друзьями.Отчасти центральная роль Хьюго заключается в том, что он увлечен (и ясно понимает) алгеброй любви, изложенной в книге. «Это похоже на жизнь, не так ли?» — говорит Хьюго. «Я люблю Сэди, которая любит тебя, и ты любишь Анну, которая мне нравится. Извращен, не так ли? Сэди и Анна — сестры, и Джейк только что провел целую страницу, думая, что Хьюго говорил об одном, когда имел в виду другое. Джейк считал, что Хьюго был его соперником за привязанность Анны, и не мог поверить, что кто-то полюбит Сэди. Однако он не признает поражения, по крайней мере, в области знаний.«Я знал все», — говорит Джейк. «Я все неправильно понял, вот и все!» Чуть позже он настаивает: «Не беспокойтесь о местоимениях». Комедия здесь основана на своего рода грамматическом повороте, где имена за местоимениями меняются, помещая кстати персонажи меняют спальни в классике фарса. Но более глубокая шутка связана с формой и содержанием, ранней пародией на структуралистскую мысль: в 1958 году появилась книга Леви-Стросса «Структурная антропология ». Джейк был прав: он действительно знал игру и всех игроков.Важно понимать алгебру (а многие из нас этого не понимают). Но ваше положение будет немного шатким, если вы присвоите буквам неправильные значения.

Хьюго — единственный человек, у которого, по мнению Джейка, стоит воровать идеи, и его большая роль в книге проистекает из этого. Идеи важны, равно как и сознание Джейка о краже. Хьюго, напротив, не заметил, что есть что украсть. Здесь, возможно, стоит сделать паузу над названием работы, в которой заимствовано и подвергнуто сомнению изображение из книги Витгенштейна Tractatus . Философ говорит, что ньютоновская механика захватывает мир через эквивалент сети или множества сетей. Сетка может быть мелкой или крупной, а отверстия в ней разной формы, но она всегда будет правильной, всегда будет приводить описание «к единой форме». «Разным сетям соответствуют разные системы описания мира». Но, как и Джейк, нам, возможно, нужно напомнить, что наши описания — это не мир, который может ускользнуть, так сказать, под сеть. «Законы, такие как закон причинно-следственной связи и т. Д., Относятся к сети, а не к тому, что она описывает.Несомненно, совпадение, что в более позднем переводе используется фраза Джейка «достаточная причина» вместо причинности, хотя, кто знает, у слов странная судьба.

Джейк встречает Хьюго, когда оба они играют в морских свинок, пытаясь найти лекарство от простуды. Джейк говорит нам, что на тот момент ему «особенно не хватало денег», и он был очень счастлив получить бесплатное питание и проживание в обмен на «прививку от различных простуд и лекарств». Хьюго появляется как нежеланный сосед Джейка по комнате, и после пары неловких дней, когда они вообще не разговаривают (Джейк пытается что-то написать, а Хьюго получает сообщение), двое мужчин падают между кашлем и чиханием в энергичный, задушевный разговор.«Мы разговаривали без перерыва весь день и часто до поздней ночи». Джейк говорит, что не знает, «почему нас не осенило раньше, что нам не нужно оставаться в учреждении холодного лечения, чтобы продолжаем наши переговоры », но они определенно продержатся какое-то время, чередуя введенные им простуды, и их выгоняют, прежде чем они примут какое-либо решение уйти.

Вместе они обдумывают беспокойство Джейка о необходимости и непредвиденных обстоятельствах, а также его неоправданную уверенность в алгебре.Джейк говорит, что Хьюго «интересовался теорией всего, но особым образом. У всего была теория, и все же не было основной теории ».

Как будто сам его способ раскрытия мне открыл, насколько безнадежно мое собственное видение мира было размыто общностью. Я чувствовал себя человеком, который, смутно подумав, что цветы все одинаковы, идет на прогулку с ботаником. Только это сравнение не подходит и для Гюго, потому что ботаник не только замечает детали, но и классифицирует. Хьюго замечал только детали.Он никогда не засекречивал.

Хьюго напоминает изобретение Борхеса Иренео Фунес, чье восприятие мира настолько специфично, что он не может обобщать и поэтому не может думать: «Думать — значит забыть разницу, — говорит человек, рассказывающий свою историю, — обобщить, абстрагироваться. В этом отношении скептицизм Джейка среди лести оправдан. Хьюго и Фунес не учат нас тому, что знают, потому что не верят в организованное знание. Но они позволяют нам увидеть схематическую хрупкость наших любимых способов познания.

«Как только я начну описывать, мне конец», — говорит Хьюго. «Язык просто не позволит вам представить [что-нибудь] таким, каким оно было на самом деле». «В таком случае не следует говорить», — предлагает Джейк, и Хьюго торжественно отвечает: «Я думаю, что, возможно, и не следует». Это точное настроение последних слов Tractatu s («О чем нельзя говорить, об этом нужно молчать»), но значение, конечно, совершенно иное. Витгенштейн призывает нас перестать говорить ерунду, когда есть еще много смысла, который мы можем говорить.Хьюго считает, что все, что не является тишиной, является ложью. Это правда, что Хьюго и Джейк оба рассмеялись над ситуацией, в которую они оказались, разговаривая целыми днями, чтобы прийти к призыву заткнуться. Но их точка зрения не бессвязна, а просто романтична и радикальна. Может случиться так, что все наши описания окрашены ложью — из-за предрассудков, чрезмерного воображения, позерства, явных умственных ограничений и многого другого. Затем нам нужно будет увидеть, какие истины мы можем извлечь из лжи, которая является нашей необходимой отправной точкой.

Через некоторое время после того, как Джейк и Хьюго покинули лечебное учреждение, Джейк записывает их разговоры, добавляя воспоминания по мере их появления и исправляя то, что он считает неэлегантностью. «Я довольно много отшлифовал», — говорит он. Он не говорит Хьюго, что делает что-либо из этого по интересной двойной причине: потому что «создание этой записи было своего рода предательством всего, чему я воображал себя научился у Хьюго», и потому что эта запись не является запись, но обширный римейк. Джейк говорит о своем «тайном грехе» и «предательстве», но он также признает, что очарован своим грехом, и почти прежде, чем он осознает это, он опубликовал диалог под названием The Silencer .Он не может заставить себя снова увидеть Хьюго и исчезает в Лондоне, сменив адрес. Книгу не приняли, и у Джейка даже нет копии.

Некоторое время спустя Джейк видит копию друга на книжной полке и, погружаясь в текст, чувствует, «что теперь, наконец, возможно с ней примириться». Фигура Хьюго в книге, среди прочего, гласит: «Все теоретические рассуждения — это бегство. Мы должны руководствоваться самой ситуацией, и это невыразимо особенное. В самом деле, это то, к чему мы никогда не сможем подойти достаточно близко, как бы мы ни старались, как бы пролезть под сетью.Фигурка Джейка отвечает примерно так же, как и в более ранней, условно пред-вымышленной версии, которую он нам дал: «Итак, вы бы полностью исключили из человеческой жизни всю речь, кроме самой простой,». Сделать это означало бы лишить нас самих средств понимания самих себя и сделать жизнь более выносимой ». Но тогда« Хьюго »гораздо суровее и внушительнее, и никто не смеется. «Почему жизнь должна быть выносимой?» — спрашивает он.

Первая попытка Джейка установить контакт с Хьюго снова заканчивается мрачным фиаско.Он следит за ним до киностудии, которой владеет Хьюго, и находит захватывающее производство в процессе. Джейк знает, что компания работает над фильмом о заговоре Катилины, очевидно, английской версией голливудской эпопеи, возможно, в основе которой лежит слишком запутанный исторический эпизод. Набор предлагает взору Джейка «кусочек древнего Рима» во «взрыве цвета и звука», и есть «почти тысяча» дополнений. Говорит фигура. Катилина, разжигающая римских плебей, предполагает Джейк, но затем улавливает некоторые слова оратора: «И это, товарищи, способ избавиться от капиталистической системы.«Нет, не« Катилина »и не фильм, а недавний знакомый Джейка Левти Тодд, лидер« Новых независимых социалистов », выступает на митинге. По этому случаю Хьюго предоставил ему студию. Джейку удается поздороваться с Хьюго и пытается поговорить наедине, но к этому времени на митинг вторглись правые протестующие, и полиция помогла превратить все мероприятие в драку, в которой никто не знает, кто кого бьет. . Но затем наступает прекрасный момент, когда внешний вид изящно превращается в реальность, напоминая нам об эпистемологической безопасности съемочной площадки по сравнению с безопасностью готового фильма:

Земля была усыпана безногими туловищами и отрезанными половинками мужчин и других на плечах, все из которых, однако, были энергично заняты восстановлением своей целостности, вытаскивая скрытые части своей анатомии из-под плоских клиньев декораций, которые теперь лежали, как большая колода карт, на некоторых фрагментах все еще были видны кирпичи и мрамор, в то время как другие показывали на их распростертых спинах названия коммерческих фирм и инструкции переводчика сцены.

Приятно осознавать, что ничто не может сравниться с пейзажем и что город можно построить с такими небольшими затратами.

Когда Джейку, наконец, удается подольше поболтать с Хьюго, мы приближаемся к концу романа, и разговоры о судьбе множатся. Джейк теперь работает санитаром в больнице — раньше у него никогда не было постоянной работы, и он удивлен как тем, насколько он устает, так и тем, насколько он удовлетворен мыслью о том, что « что-то сделал » — и еще одним День Хьюго привезли в качестве нового пациента.Он был ранен на очередном митинге Левши. И Мердок, и Джейк усердно работают над сюжетом романа, хотя и по-разному. Перед тем, как Хьюго попал в больницу, Джейк был уверен, что «независимо от того, что Бог устроил для меня и Хьюго, чтобы мы имели тесные отношения друг с другом, его работа не останется незавершенной». Богу, которого зовут Мердок, не обязательно подгонять Хьюго по этому поводу, но это элегантный, слегка пародийный способ придать случайности вид необходимости. У самого Джейка есть две реакции на это событие.Он чувствует себя виноватым, испытывает искушение поверить, что «Хьюго был убит из-за моего пренебрежения». И он чувствует себя довольным, испытывая «определенное удовлетворение от мысли, что, как только я перестал искать Хьюго, его ударили по голове и привели ко мне».

Джейк не может видеть Хьюго обычным образом, потому что завтра у него выходной, и он не может скрываться в больнице. Он решает, что ему придется ворваться ночью, и много комедий связано с тем, как он крадется под окнами и крадется через двери.Когда он достигает своей цели, Хьюго говорит: «Я бы хотел, чтобы ты больше не следил за мной!» Джейк объясняет, что движение идет в противоположном направлении, что Хьюго был доставлен к нему, и пытается работать над тем, чтобы поговорить о . Глушитель . Однако Хьюго приходит первым и говорит: «Откуда у тебя все эти идеи?» Джейк отвечает: «От тебя», и Хьюго говорит: «Это звучало так по-другому … Так намного лучше, я имею в виду … Очистить. Я очень многому из этого научился ». Затем разговор переходит к Анне и Сэди и ошибкам в местоимениях.

После этого ничего особенного не происходит. Джейк помогает Хьюго сбежать из больницы, потому что он не хочет там оставаться. Двое мужчин замечают, насколько они отличаются друг от друга, и не могут найти подходящий способ попрощаться. Судьба Джейка заключалась не в том, что значила долго откладывающаяся встреча, а в том, что это произошло — или в том, что бог изо всех сил старался сделать это, чтобы игра с повествовательным временем закончилась чем-то лучше, чем ничья.

Это перекликается с двумя предложениями самой Мердок из ее эссе «Комический и трагический».Она говорит, что «мифическое объяснение» — сейчас я думаю, в частности, о прочтении Джейком прибытия Хьюго в больницу и, в более общем плане, о его искусном построении своей «судьбы» — «устраняет боль случайности, которая является тенью смерти». . А роман

— это литературная форма, лучше всего подходящая для такого рода свободного размышления, грустно-комического и дискурсивного изложения правды … Что он теряет в жестком формальном воздействии, он приобретает в понимании деталей, своей свободе темпа. , его способность не иметь отношения к делу, без спешки размышлять о людях и ситуациях и в целом стремиться к тому, что является случайным и неполным.

Есть еще что-то, точнее, более того же, хотя гораздо тише всего, напоминающего судьбу. Джейк смотрит на некоторые из своих старых рукописей — «длинное стихотворение, отрывок из романа, ряд любопытных историй» — и видит, что они явно посредственные. Но это еще не все, что он видит: «Я тоже видел, как бы насквозь, возможность добиться большего… Это был первый день в мире… Было утро первого дня».

Для завершенных оптимистичный финал, нам понадобится второй повествовательный момент, тот, где Джейк говорит нам, что он действительно справился лучше, что его прежнее восприятие не было иллюзией.Но Мердок более тонкий и сдержанный, чем это. Она предполагает, что ясность Джейка в этот момент, его чувство того, что он называет « той силой, которая лучше счастья », настолько далеки от суматохи смущения, уклончивости, фальшивой гордости и зависти, которые так сильно отразили его жизнь, что он это уже чудо. Повествовательный метод Джейка доказывает, что он это знает, и на данный момент ему не нужно больше ничего знать.

Под Сетью | Encyclopedia.com

Введение
Биография автора
Краткое содержание сюжета
Персонажи
Темы
Стиль
Исторический контекст
Критический обзор
Критика
Источники
Дополнительная литература

Айрис Мердок
1954

Under the Net , опубликованная в 1954 году в Лондоне, была Первый опубликованный роман Айрис Мердок.В нем рассказывается о юмористических приключениях Джейка Донахью, главного героя-мужчины, который, по мнению многих критиков, тесно связан с самим автором. Джейк описан Шерил К. Боув в книге « Понимание Айрис Мердок» как «неудавшийся художник и пикантный герой» — чувство, которое Мердок приписывала самой себе в то время, когда она писала эту книгу. Хотя Мердок позже смутила Under the Net , потому что она чувствовала, что письмо было незрелым, другие критики приветствовали его как одну из ее лучших работ.Он занимает девяносто пятое место в списке 100 лучших романов Рэндом Хаус за двадцатый век, и это ознаменовало начало долгой и выдающейся карьеры Мердока, который в дальнейшем написал еще двадцать пять художественных произведений, а также несколько книг на эту тему. моральная философия, одна из ее любимых тем. Under the Net можно прочитать просто как увлекательную историю сумасшедшего художника, любящего интуитивную прозорливость, или, на более глубоком уровне, как экзистенциальное, абсурдное размышление о жизни.

Айрис Мердок была одним из «наиболее продуктивных и влиятельных британских романистов своего поколения», как пишет Ричард Тодд в своей книге « Айрис Мердок », и «мощным интеллектуалом и оригинальным теоретиком художественной литературы.Другими словами, она могла написать хороший рассказ, а также полностью понять основные концепции своего ремесла.


Хотя Мердок родился 15 июля 1919 года в Дублине, Ирландия, в семье с долгой историей ирландского происхождения, она выросла в Лондоне и вернулась на родину только на каникулы в детстве. Ее двунациональная идентичность не только повлияла на ее личность, но и часто отражалась в ее романах, которые известны своим сильным чувством места.

Мердок был единственным ребенок.Она назвала свои отношения с родителями и воспоминания о юности очень счастливыми. Ее отец, Уиллс Джон Хьюз, был государственным служащим, который был кавалерийским офицером во время Первой мировой войны. Ее мать, Ирен Элис Ричардсон, была обученной оперной певицей. В 1930-х годах Мердок учился в Сомервилльском колледже в Оксфорде и после его окончания работал в министерстве финансов в качестве государственного служащего. За это время она написала пять романов, ни один из которых не был опубликован.

Во время Второй мировой войны Мердок оставил казначейство и присоединился к Объединенной национальной администрации помощи и реабилитации.Ее перевели в Бельгию, а затем в Австрию, где она работала с военными беженцами. Находясь в Бельгии, она увлеклась экзистенциалистским движением, особенно тем, которое исповедовал Жан Поль Сартр, французский философ и писатель. Сартр считал, что роман, по словам Тодда, был «способом человеческого исследования»; Первая опубликованная работа Мердока, Сартр: романтический рационалист , представляет собой исследование философии Сартра. Другие писатели, оказавшие влияние на Мердока, включают Сэмюэля Беккета и Раймонда Кено, который беллетризован в романе Мердока « Под сетью » (1954).

Одно время в юности Мердок была членом Коммунистической партии, и поэтому ей было отказано в визе для посещения Соединенных Штатов. Она получила стипендию от Вассара и планировала учиться там, но вместо этого продолжила учебу в Лондоне и в конце концов нашла работу, преподавая свой любимый предмет, моральную философию. Сначала она преподавала в колледже Святой Анны в Оксфорде, а затем в Королевском колледже искусств и Университетском колледже в Лондоне. В 1956 году она вышла замуж за писателя и литературного критика Джона Бэйли, чьи собственные произведения, как говорят, оказали влияние на ее творчество.Бейли преподавал английский язык в Оксфорде и написал мемуары Elegy for Iris (1998), на которых основан фильм Iris (2001).

Родители Мердока утверждали, что Мердок был плодовитым писателем еще в девятилетнем возрасте. К моменту смерти она написала двадцать шесть романов, последний из которых был написан на ранних стадиях болезни Альцгеймера, которая в конечном итоге унесла ее жизнь. « Под сетью» «» был ее первым опубликованным романом.

Мердок за свою жизнь получила несколько наград.Ее книга « Черный принц » (1973) получила Мемориальную премию Джеймса Тейта Блэка; Священная и светская машина любви (1974) была удостоена литературной премии Whitbread; а в 1978 году «Море», «Море », лучшая работа которой, по мнению большинства критиков, была удостоена знаменитой Букеровской премии. В 1987 году Мердок была удостоена британского титула дамы. В 1987 году Королевское общество литературы сделало ее спутником литературы, а в 1990 году она была награждена Почетной медалью Национальных клубов искусств (Нью-Йорк) за литературу.Она умерла 8 февраля 1999 года в Оксфорде.

Главы 1–5

В сети Их нынешняя подруга, Магдален «Мэдж» Кейсмент, попросила их покинуть квартиру. Двое мужчин жили там бесплатно. Мэдж нашла нового парня, Сэмюэля «Священного Сэмми» Старфилда, который пообещал сделать ее знаменитой.

Джейк протестует против Мэдж, но она настаивает на том, что они не только должны переехать, но и забрать все с собой в тот день. Когда Джейк спрашивает, куда он должен пойти, Мэдж предлагает ему связаться с Дэйвом Геллманом, философом, другом Джейка. Двое мужчин неохотно уходят, взяв с собой почти все предметы, которые у них есть, и блуждают по улицам Лондона в поисках крыши и кровати.

Пока Финн блуждает к Дэйву, Джейк навещает миссис Тинкхэм, владелицу газетного магазина, который он часто посещает, ища утешения у миссис Тинкхэм.Прямые заявления Тинкхэма; ее готовность слушать и хранить секреты; ее бдительный взгляд на скудные пожитки Джейка, которые он часто складывает в ее магазине, когда находится между домами; и общий напиток виски или бренди, который дает Джейк, а миссис Тинкхэм хранит за своим прилавком. «Люди и деньги, миссис Тинк», — говорит ей Джейк. «Каким счастливым местом был бы мир без них». Миссис Тинкхэм соглашается, добавляя: «И секс».

В главе 2 Джейк добирается до дома Дэйва, где он воссоединяется с Финном.Дэйв сказал Финну, что он может остаться, но он говорит Джейку, что он должен найти другое место, чтобы остаться. «Мы не должны быть двумя нервными обломками, живущими вместе», — объясняет Дэйв. Затем он предлагает Джейку найти Анну Квентин, единственную признанную любовь Джейка. Эта мысль застает Джейка врасплох. Как только она вошла в его сознание, он не может думать ни о чем, кроме Анны, и полон решимости найти ее, хотя не видел ее несколько лет.

В главе 3 Джейк встречает Анну в театре «Риверсайд». Она директор театра, и они разделяют интимные отношения в ее офисе, прежде чем она внезапно уходит, сообщая Джейку, чтобы он больше не пытался ее найти.Она говорит, что свяжется с ним, когда будет готова снова его увидеть. Она предлагает Джейку связаться с ее сестрой Сэди, которая нуждается в ком-то, кто бы присматривал за ее квартирой. Джейк ночует в офисе Анны.

Сэди представлена ​​в следующей главе. Она успешная актриса и живет в шикарной квартире на третьем этаже. Она говорит Джейку, что ей не только нужен кто-то, чтобы остаться в ее доме, но и телохранитель, который защитит ее от Хьюго Белфаундера, главы киностудии, в которой работает Сэди.Хьюго — бывший друг Джейка. При упоминании Хьюго Джейк вспоминает, как впервые встретил Хьюго в медицинской исследовательской лаборатории, где он и Хьюго участвовали в испытании нового лекарства от простуды. Они провели там несколько дней, обсуждая философию. Именно на основе этих дискуссий Джейк написал свою единственную опубликованную книгу. Ему было так стыдно за то, что он никогда не спрашивал разрешения Хьюго, что в конечном итоге он избегал контакта с Хьюго. Хьюго, по словам Сэди, безумно влюбился в нее.

Джейк возвращается в дом Мэдж в главе 5, чтобы забрать свои оставшиеся вещи.Находясь там, появляется Священный Сэмми и предлагает дать Джейку немного денег, чтобы лучше сбалансировать ситуацию, поскольку Сэмми чувствует, что Джейк был ранен из-за того, что Сэмми забрал Мэдж у Джейка. Джейк, зная, что Сэмми — букмекер, предлагает Сэмми положить предложенные деньги на лошадь, выигравшую в тот день. Сэмми выигрывает у Джейка приличную сумму денег.

Главы 6–10

В главе 6 Джейк обосновывается в квартире Сэди. Пока ее нет дома, он наслаждается роскошной едой и напитками, которые находит в ее шкафах.Расслабляясь, он обнаруживает на книжной полке Сэди копию своей книги The Silencer . Он не видел копии годами и довольно впечатлен написанием, хотя думает о том, чтобы пересмотреть его. Книга также пробуждает воспоминания о Хьюго, который по совпадению звонит в квартиру Сэди, но вешает трубку, когда Джейк называет себя и спрашивает, могут ли они встретиться. Это приводит Джейка в неистовство, и он решает пойти в дом Хьюго и лично сразиться с ним. Он хочет наконец признаться Хьюго, что написал книгу об их общих мыслях и диалогах, не спрашивая его разрешения.Однако к своему ужасу он обнаруживает, что Сэди заперла его в квартире, поэтому он не может выбраться. В это время появляются Финн и Дэйв; Финн открывает замок, и трое мужчин садятся на такси и едут к Хьюго.

В главе 7 тройка прибывает к Хьюго только для того, чтобы обнаружить, что Хьюго там нет. Они отправляются на его поиски, основываясь на записке, которую Хьюго оставил неизвестному человеку, в которой говорится, что он пошел в паб. Мужчины пропивают вокруг пабов, но не находят Хьюго.Однако они сталкиваются с Левти Тоддом, другом Дэйва, который активно участвует в рабочем движении.

Глава 8 включает философию Левти. Левти предлагает Джейку написать политическую пьесу, которая поможет людям понять проблемы профсоюзов. К концу главы четверо мужчин очень пьяны и в конечном итоге раздеваются и прыгают в реку, чтобы поплавать поздно ночью.

Утром Дэйв вспоминает письмо, которое он написал Джейку. Это от Анны, которая пишет, что ей отчаянно нужно увидеть Джейка.Когда Джейк приходит в театр, где она говорит ему, что встретится с ним, он обнаруживает, что труппа театра выезжает, а Анны нигде не видно. Она оставила небольшую записку, в которой говорится, что она не может больше ждать, решив принять какое-то предложение, которое она не определяет.

Глава 10 начинается с того, что Джейк хочет копию своей книги « Глушитель », которую он видел в квартире Сэди. Он возвращается к Сэди и, поднимаясь по черной лестнице, подслушивает, как Сэди разговаривает со Священным Сэмми.Они разрабатывают схему, включающую рукопись, которая оказывается переводом Джейка книги Жана Пьера Бретёя «Деревянный соловей» . Мэдж отдала его Сэмми, и он и Сэди готовятся спросить другого продюсера, заинтересован ли он в заключении сделки по фильму, что планировал сделать Хьюго. По сути, Сэди и Сэмми замышляют за спиной Хьюго, желая заработать на сделке деньги.

Главы 11–14

Джейк узнает из подслушанного им разговора между Сэди и Сэмми, что рукопись, которую они обсуждают, вернулась к Сэмми.Джейк звонит Финну, и они вдвоем врываются в квартиру Сэмми. Они не могут найти перевод, но они находят мистера Марса, немецкую овчарку, которая также является кинозвездой. Джейк отказывается покидать дом Сэмми с пустыми руками, поэтому он решает забрать собаку; однако он не может понять, как вытащить собаку из запертой клетки. Финн и Джейк несут всю штуковину с собакой внутри, спускаются вниз и останавливают такси.

В главе 12 Джейк решает предупредить Хьюго о заговоре Сэмми и Сэди.Он идет в киностудию и обманом заставляет охранника впустить его внутрь. Джейк находит Хьюго на огромной площадке, похожей на римский амфитеатр. В центре — Левти Тодд, поднимающий огромную толпу людей своими разговорами об объединении в профсоюзы. Джейк опускает Хьюго на пол в борьбе, чтобы привлечь его внимание. Когда они начинают говорить, в студию входит огромный отряд полиции, и начинается хаос. В процессе Джейк отделяется от Хьюго, но с ним все еще остается мистер Марс. Чтобы миновать полицейскую баррикаду и не быть арестованным, Джейк говорит мистеру Марсу притвориться мертвым, затем выносит его, говоря полиции, что его собака ранена, и он должен отвезти ее к ветеринару.Как только они оказываются по ту сторону ворот, Джейк командует: «Проснись! Живая собака!» на что мистер Марс отвечает, и группа зевак аплодирует.

В главе 13 Дэйв, Финн и Джейк обсуждают, что делать с мистером Марсом. Джейк хочет использовать собаку в качестве выкупа в обмен на украденную рукопись. Дэйв отмечает, что Сэди и Сэмми на самом деле не сделали ничего противозаконного, в то время как Джейк украл мистера Марса. Джейк чувствует безнадежность, пока не приходит телеграмма. Это от Мэдж, которая находится в Париже и предлагает Джейку бесплатную поездку туда, если он приедет немедленно.У нее есть план с его участием. Джейк решает уйти, потому что ему интересно узнать о новом заговоре Мэдж, и потому, что он чувствует, что Анна находится в Париже, и он надеется увидеть ее.

Джейк прибывает в Париж в главе 14. Проходя мимо витрины книжного магазина, он видит, что Жан-Пьер Бретей, французский писатель, для которого Джейк перевел много книг, получил литературную премию. Это удивляет Джейка, который всегда считал Бретей не очень хорошим писателем. Он чувствует себя преданным каким-то странным образом, как будто Бретей за спиной Джейка превратился в хорошего писателя.Он начинает думать о Бретёе как о сопернике: «Почему я должен тратить время на расшифровку его сочинений, вместо того, чтобы создавать свои собственные?» Затем он обещает себе, что даже если его попросят, он не будет переводить новый роман Бретей.

Когда Джейк наконец приходит в гостиничный номер Мэдж, он поражается тому, насколько по-другому выглядит Мэдж, более изысканно. Она делает предложение, чтобы заплатить Джейку большие деньги за сценарии для судоходного магната, который хочет инвестировать в киноиндустрию. Как выяснилось, Бретей войдет в совет директоров, и первый фильм станет экранизацией его последней книги.На самом деле работа оказывается не работой, а тем, что Джейк называет «синекурой», когда человек получает «деньги за безделье».

Мэдж говорит Джейку, что новая кинокомпания приведет к упадку студии Хьюго. Новая киностудия уже выкупила права на работы Бретей, поэтому сюжет Сэди и Сэмми обречен на провал. Мэдж добавляет, что мистер Марс ушел на пенсию, поэтому его ценность снизилась до домашнего питомца. Затем Мэдж признается, что весь ее план состоит в том, чтобы вернуть Джейка.По сути, она будет той, кто платит Джейку, пока ее держит киномагнат.

Chapters 15–20

Джейк думает, что видит Анну в парке, когда он все еще находится в Париже, но оказывается, что это незнакомец. Джейк возвращается в Лондон в главе 16 и впадает в депрессию. Он проводит много дней в постели у Дэйва. В главе 17 Джейк решает устроиться на работу санитаром в больницу, расположенную рядом с квартирой Дэйва. Рутина помогает ему выйти из отчаяния.Однажды ночью, работая, он видит мужчину, принесенного на носилках. Оказывается, это Хьюго, получивший сотрясение мозга после удара по голове во время митинга.

Джейк вынужден поговорить с Хьюго. В главе 18 он создает план. Он тайком вернется в больницу после работы и навестит Хьюго в нерабочее время. У Джейка есть вопросы, на которые может ответить только Хьюго. Оказавшись в своей комнате, Джейк задает вопросы об Анне, но вместо этого Хьюго говорит о книге Джейка. Он говорит Джейку, что ему понравилось. Когда Джейк говорит Хьюго, что он получил большую часть материала от Хьюго, Хьюго с трудом верит в это.Когда они наконец дошли до темы Анны, Джейк ужасно разочарован. Оказывается, Анна влюблена в Хьюго. Хьюго, с другой стороны, влюблен в Сэди, а Сэди влюблена в Джейка. Джейк помогает Хьюго сбежать из больницы.

Хьюго сказал Джейку, что Анна отправляла ему письма, поэтому Джейк возвращается в квартиру Хьюго в главе 19 и крадет их. В последней главе Джейк вместе с мистером Марсом направляется обратно в газетный магазин миссис Тинкхэм. Ему нужно прочитать много писем, в том числе копию новой книги Бретей и просьбу, чтобы Джейк ее перевел.Также есть записка от Финна, в которой Джейк сообщает, что вернулся в Ирландию. В письме от Сэди Джейк обнаруживает, что Сэмми не хочет, чтобы мистер Марс вернулся, и говорит, что Джейк может получить собаку за семьсот фунтов. Джейк выписывает чек, чтобы мистер Марс мог уйти на пенсию. Затем он говорит миссис Тинкхэм, что собирается найти работу на неполный рабочий день. Он также решает, что не будет переводить чужие работы. Он собирается написать свое собственное.

Hugo Belfounder

Hugo Belfounder — это нежная душа, олицетворяющая все хорошее в людях.Он глубокий и глубокий мыслитель. Однажды он работал на фабрике фейерверков своих родителей, где делал замысловатые дисплеи, которые приносили хорошие деньги бизнесу его отца. Он мог заставить фейерверк делать фантастические вещи, которые никто другой не мог воспроизвести. Однако ему надоедает эта профессия, и он, унаследовав бизнес, продает его и вкладывает деньги в киностудию.

Хьюго подружился с главным героем Джейком, в то время как двое мужчин добровольно участвуют в медицинских исследованиях. Они проводят вместе несколько дней в интенсивном диалоге, который Джейк расшифровывает и превращает в опубликованную книгу.Хьюго влюбляется в Сэди Квентин, сестру Анны. Однако именно Анна влюбляется в Хьюго. Хьюго позволяет Левти использовать свою студию, чтобы поговорить с толпой людей о профсоюзах. Во время одного из таких разговоров Хьюго ударили по голове и доставили в больницу, где работает Джейк. Именно в больнице Хьюго отвечает на многие вопросы Джейка.

Критики отметили, что Хьюго представляет интерпретацию Мердока либо Людвига Витгенштейна, либо его ученика Йорика Смитиса. Именно через Гюго Мердок выражает некоторые философские теории Витгенштейна.

Жан-Пьер Бретей

Жан-Пьер Бретей — французский писатель, который пишет посредственные рассказы, за перевод которых Джейку платят. Ближе к концу романа Бретей пишет свое лучшее произведение и получает литературную премию. Это побуждает Джейка соревноваться с Бретёем, чтобы доказать, что он больше, чем просто хороший переводчик; он тоже хороший писатель.

Магдалина Кейсмент

Магдалина (известная как Мэдж) живет с Джейком в начале романа, но она говорит ему, что он должен съехать, потому что Сэмми собирается переехать.Мэдж влюблена в Джейка, но Джейк отказался жениться на ней. Позже Мэдж переезжает во Францию ​​с киномагнатом, с которым она связана. Она обнаруживает, что у нее больше денег, чем ей нужно, поэтому она предлагает заплатить Джейку прожиточный минимум, при этом ему не нужно делать много взамен. Она просто хочет, чтобы Джейк был рядом с ней.

Джеймс Донахью

Джеймс (известный как Джейк) — главный герой истории. Он проводит свою жизнь, делая как можно меньше работы, бесплатно живя в чужих домах и стараясь держаться подальше от личных отношений.Он говорит, что его нервы расстроены. Ближе всего к любви он приходит в отношениях с Анной, которая любит его, но не любит его; но ее сестра Сэди любит его. Джейк временно переезжает с Сэди, чтобы действовать как ее телохранитель. Именно через Сэди Джейк снова встречается с Хьюго после долгого отсутствия.

Джейк во многих отношениях является противоположностью Хьюго. В то время как Хьюго тихий и задумчивый, Джейк перескакивает от ситуации к ситуации так же быстро, как одна мысль сменяется другой.Его действия полностью спонтанны; он не может иметь в уме концепцию, не разыгрывая ее физически, чтобы увидеть, куда она его приведет. Например, когда Дэйв упоминает Анну, Джейк действует импульсивно и немедленно отправляется на ее поиски. Приятели Джейка Финн и Дэйв любят следовать за ним, поскольку знают, что все, что делает Джейк, будет сопровождаться приключениями.

Джейк также отражает многие атрибуты автора, заставляя многих критиков полагать, что Мердок выбрала рассказчика от первого лица мужского пола как для того, чтобы удалиться от персонажа, так и в качестве средства, с помощью которого она могла бы представить многие личные детали своей собственной жизни.

Джейк уклоняется от работы и зарабатывает минимальный прожиточный минимум, переводя книги. Он чувствует себя писателем и носит с собой несколько незавершенных рукописей, но до конца романа не садится и не тратит время на работу над ними. Он беспечен на протяжении всего романа, перескакивая от одного приключения к другому, никогда не находя того, что ищет. В кульминации истории у него наконец-то решены некоторые проблемы, и он может взять на себя обязательство остепениться, устроиться на работу и выяснить, действительно ли он настолько умен и способен, как он думает.

Финн

См. Питер О’Финни

Дэйв Геллман

Дэйв Геллман — друг Джейка. Он не близкий друг, потому что он во многом слишком похож на Джейка, и они, как правило, действуют друг другу на нервы. Дэйв преподает философию, но он не столько философ в чистом виде, сколько Хьюго. Дэйв следует за Джейком в поисках приключений и обеспечивает разум и стабильность его жизни.

Джейк

См. Джеймс Донахью

Мэдж

См. Магдален Кейсмент

Мистер Марс

Мистер Марс — собака, у которой только что заключили контракт на кино.Он появился в нескольких фильмах, и Джейк крадет его из квартиры Сэмми, пытаясь убедить Сэмми вернуть стенограмму, которую Сэмми украл у Джейка. Однако мистер Марс стареет и, без ведома Джейка, собирается уйти в отставку. Джейк привязывается к мистеру Марсу и, в конце концов, выкупает свой контракт, чтобы собака могла наслаждаться последними годами своей бездельничаности. Привязанность Джейка к мистеру Марсу знаменует начало того, что Джейк успокаивается.

Питер О’Финни

Питер (известный как Финн) — друг Джейка.Он мало говорит, и это качество нравится Джейку. Финн следует за Джейком и часто вытаскивает Джейка из неприятностей. О Финне мало что известно, кроме того, что он из Ирландии (в конце концов, он возвращается на родину) и что он долгое время живет с Джейком.

Анна Квентин

Анна — сестра Сэди, но две сестры никогда не встречаются друг с другом в истории. Анна была фолк-певицей, когда Джейк впервые встретил ее. Она представляет самые близкие отношения, в которые был вовлечен Джейк.Она порхает вокруг почти так же часто, как Джейк, часто меняя свое мнение о том, какой профессией она хочет следовать, и вступает в частые отношения с самыми разными мужчинами. Ее настоящее присутствие в истории составляет всего одну главу, когда Джейкс сталкивается с ней в мим-театре. У них короткая встреча, и Анна обещает вернуться к нему, но их пути никогда больше не пересекаются. В конце истории Джейк узнает, что Анна влюбилась в Хьюго. Некоторые критики сравнивают Анну с Мердоком, которая также была очень непостоянной в ранних отношениях и одно время была певицей.

Сэди Квентин

Сэди — актриса и, по словам Хьюго, умнее своей сестры Анны. Она известная кинозвезда в Лондоне, и она нанимает Джейка, чтобы охранять ее от Хьюго, который стал одержим Сэди. Сэди обращает свою небольшую привязанность к Джейку. Однако она не доверяет Джейку, иначе она слишком хорошо его знает, потому что, когда она оставляет его в своей квартире, она запирает дверь снаружи, так что Джейк не может выбраться.

Sacred Sammy

See Samuel Starfield

Samuel Starfield

Сэмми — букмекер, который заработал много денег.Он тоже интриган. Он связывается с Мэдж, но бросает ее после того, как Мэдж дает ему стенограмму, которая обещает заработать Сэмми еще немного денег. Сэмми и Сэди составляют заговор против Хьюго, чтобы получить контракт с другим кинорежиссером. Их сюжет проваливается, и Сэмми выпадает из истории.

Миссис Тинкхэм

Миссис Тинкхэм, вероятно, самый стабильный человек в этом романе. Она своего рода фигура матери-земли, к которой все приходят, чтобы утешиться. Она отличный слушатель и никогда не раскрывает секретов, которые ей доверяют.Ей принадлежит старый пыльный газетный магазин, который Джейк часто использует в качестве хранилища, когда находится между домами. Именно к ней Джейк идет как в начале истории, так и в конце.

Левша Тодд

Левти — социалист, преданный объединению рабочих в профсоюзы. Он, вероятно, представляет связь Мердока с Коммунистической партией, партией, активно продвигающей профсоюзы. Левти пытается убедить Джейка писать пьесы на социалистическую тему — предложение, которое Джейк задумывается лишь на мгновение.

Безответная любовь

Джейк любит Анну, которая любит Хьюго, которая любит Сэди, которая любит Джейка. Как шекспировская драма, безответная любовь проходит через первый роман Мердока. Джейк, который утверждает, что не любит людей и предпочел бы держаться подальше от отношений, случайно влюбляется в Анну, и хотя она время от времени уступает ему, она всегда остается неуловимой. Вместо этого Анна увлекается Хьюго, чей разум подобен наркотику для Анны. Его мысли освобождают и вдохновляют ее.Она отказывается от пения (один из навыков, за который Джейкс любит ее больше всего) ради Хьюго, который затем инвестирует в создание театра, посвященного пантомиме. В свою очередь, Анна любит Хьюго, но Хьюго находит сестру Анны Сэди больше по душе. Сэди более умна, и Хьюго становится одержим ее захватом. В то время как он отчужден от Анны, он неуклюже с Сэди, до такой степени, что Сэди опасается за свою безопасность. Сэди просит Джейка защитить ее от Хьюго.

Темы для дальнейшего изучения

  • Говорят, что на Айрис Мердок повлияли как Жан-Поль Сартр, так и Людвиг Йозеф Иоганн Витгенштейн.Выберите одного из этих философов и проанализируйте книгу Мердока Under the Net относительно его основных принципов. Как Мердок демонстрирует убеждения философа через своего главного героя?
  • Какой была литературная атмосфера в Европе и Соединенных Штатах в середине двадцатого века? Какие авторы получали литературные премии? Что литературные критики говорили о современных для своего времени произведениях? Какие основные литературные течения развивались? Напишите исследовательскую работу, которая завершится списком литературы, известной в то время.
  • Изучите деятельность Коммунистической партии в Лондоне с 1940-х по 1960-е годы. Как Коммунистическая партия повлияла на политику в Англии? Насколько он был вовлечен в рабочее движение? Есть ли еще какое-либо влияние коммунистической партии на политику и социальные проблемы в Лондоне сегодня?
  • Изучите болезнь Альцгеймера и объясните, что это такое, как она влияет на человека, что показали текущие исследования этой болезни и доступно ли лекарство.
  • Прочтите мемуары Джона Бейли Элегия для Ирис и Ирис и ее друзья: воспоминания и желания , а затем напишите свою собственную биографию Айрис Мердок для аудитории младших школьников.Пусть ваш язык будет простым, а рассказ будет интересным, но несложным. Как вы думаете, какие элементы жизни Мердока могут больше всего интересовать детей этого возраста? Больше всего их вдохновляет?

Безмолвие

Есть несколько намеков на тишину. Название единственной книги, которую опубликовал Джейк, называется The Silencer , и оно основано в основном на мыслях и философии Гюго (который, в свою очередь, отражает концепции австрийского философа Людвига Йозефа Иоганна Витгенштейна, который утверждал, что язык не может выразить самые глубокие и важные мысли).Тема тишины очевидна и в пантомиме Анны, где актеры не разговаривают, а публику просят не аплодировать. Джейку нравится его постоянный спутник Финн, потому что он почти никогда не говорит. Даже мистер Марс, пес кинозвезды, никогда не лает, даже когда Джейк и Финн крадут его.

Джейк, который зарабатывает на жизнь переводом французских романов на английский, оказывается, что не может общаться, когда едет в Париж, что заставляет его молчать еще в одной форме. Ценность молчания резюмируется в разговоре между Хьюго и Джейком, когда Хьюго говорит: «Для большинства из нас, почти для всех нас, истина может быть достигнута, если вообще может быть достигнута, только в молчании.

Есть также роль, которую Джейк играет как писатель. На протяжении всего романа он никогда не говорит своим собственным голосом в своей работе. Вместо этого он переводит романы другого автора, человека, которого Джейк критикует за то, что он посредственный писатель. Единственная опубликованная работа Джейка — это другой тип перевода, так как он почти транскрибирует разговоры, которые он имел с Хьюго. Джейк смущен тем, что опубликовал эту книгу. Он чувствует, что украл работу у Хьюго, поскольку основные принципы книги таковы не его собственный.Лишь в конце романа, после того, как Джейку бросили вызов награде, которую получил французский писатель Бретей, Джейк пытается создать собственный голос.

Художник против святого

Некоторые критики описали отношения между Джейком и Хьюго как отношения художника и святого. Роль художника — передавать идеи, воплощать их в какой-то форме. Святой, напротив, созерцателен. Святые — это среда, через которую рождаются идеи.Самые близкие отношения Джейка и Хьюго происходят, когда они позволяют использовать себя в качестве подопытных кроликов в медицинских экспериментах по сравнению новых лекарств от простуды. В это время они проводят свои дни в теоретических рассуждениях и философствовании. Концепции Хьюго сильнее, чем у Джейка. Хьюго — созерцательный. Его концепции протекают почти без осознания того, что он говорит, что подчеркивается ближе к концу романа, когда Хьюго даже не осознает свои собственные мысли, когда Джейк спрашивает его, что он думает о книге, которую Джейк написал на основе идей Хьюго.Когда Хьюго читает книгу, он хвалит Джейка за его оригинальность. Он также заявляет, что некоторые мысли, изложенные в книге, были для него слишком глубокими.

Джейк взял мысли Гюго, перестроил их и сделал их более доступными, как и работа, которую он сделал для французского писателя Бретёя. Джейк утверждает, что работа Бретёя неуклюжа, поэтому Джейку необходимо переформулировать ее, когда он переводит ее с французского на английский. Джейк даже считает, что он улучшил работу Бретей. Хотя он критикует творчество Бретей, сам Джейк не садится за создание оригинального произведения до конца романа.Однако, в то время как Джейк вынужден изложить свои мысли на бумаге, Хьюго не стремится к этому. В конце книги Хьюго стремится только научиться делать часы, возможно, это еще одна форма медитации.

Повествование от первого лица

Мердок использует рассказчика от первого лица для Under the Net , но вместо использования женского голоса она полагается на мужскую точку зрения. Некоторые критики считают, что поступая так, она может писать менее застенчиво. Главный герой Джейк спонтанен, предлагая быстрый темп истории, поскольку он перепрыгивает от одной мысли и одной реакции к другой.Кроме того, используя рассказчика от первого лица, Мердок может развивать внутреннюю жизнь своего главного героя, позволяя читателям быть причастными к мыслям Джейка. Однако это ограничивает возможности других персонажей истории, потому что все происходящее видно глазами только одного человека. Даже диалоги других персонажей интерпретируются через Джейка.

Окружение

Окружение всегда играет большую роль в романах Мердока. Под Сетью не исключение.На протяжении всей истории читатели знают, что персонажи находятся либо в Лондоне, либо в Париже, поскольку Мердок дает точные названия улиц. Джейк даже критикует разные части города, заявляя, что предпочитает одни районы или части города другим. Часто упоминаются названия настоящих рек и мостов, а также названия пабов.

The Great Quest

Начиная с первых строк первой главы, Мердок называет Under the Net отличным квестом.Ее главный герой выталкивается из своего комфортабельного жилища и должен искать новое место для жизни. Именно это начальное действие приводит ко всем следующим действиям, поскольку Джейк ковыляет сначала, чтобы найти дом, затем найти старого любовника, а затем найти старую книгу, а затем украденную стенограмму. При этом вокруг него накапливаются вопросы, ответы на которые не даны до конца книги. Этот прием позволяет читателю погрузиться в историю, ему интересно, что может произойти дальше.Есть повороты и секреты, которые вводят в заблуждение Джейка, и, в свою очередь, читатели обнаруживают, что они вовлечены в историю, также желая найти ответы.

Традиционный реализм

После Второй мировой войны многие художники хотели вырваться за рамки реализма и перейти к абстракции и экспериментам, поскольку они разрывали старые художественные формы на части и пытались собрать их заново. Мердок выделялась среди своих современников своей решимостью оставаться реалистом.Она предпочла обратиться к английской литературе девятнадцатого века, которая содержала традиционную форму сюжета и повествование с рациональной точки зрения. Ее романы основаны на реальном мире, а не на фэнтези. Она также точна в назывании вещей и мест. Если она упоминает, что Хьюго когда-то работал на фабрике фейерверков, она подробно описывает такую ​​среду. Она включает беспорядки между полицией и профсоюзами с исторической ссылкой. Ее работы выгодно отличаются от таких писателей, как Джейн Остин, Джордж Элиот и сэр Вальтер Скотт.

Предварительное написание

Мердок, как было известно, все заранее планировала до того, как начала писать. Она точно знала, что и когда произойдет, еще до того, как взялась за бумагу. Она контролировала своих персонажей, потому что знала, что они должны делать и почему. Она знала, когда напряжение должно возрасти как раз в нужном месте романа, когда ее главный герой охвачен эмоциями. Тогда кульминация достигается в определенный момент, и все разрешается. Говорили, что она составляла предварительные заметки, которые обычно включали краткое изложение каждой главы.Заметки состояли из множества деталей, таких как фрагменты диалогов, которые она могла бы использовать, описания персонажей, а также возможные начала и окончания каждой главы. Этот план часто пересматривался несколько раз, прежде чем она действительно села писать книгу. Ее наброски были написаны от руки, как и сам текст всей работы, который был написан в тетрадях, причем только на одной стороне каждой страницы. Пустая сторона каждой страницы была оставлена ​​открытой для последующих изменений.

Философское и литературное влияние

Людвиг Йозеф Иоганн Витгенштейн (1889–1951) оказал влияние на многих писателей и философов на рубеже двадцатого века.Некоторые считают, что он был одержим идеей морального и философского совершенства. Его самая известная работа — Tractatus (1921), которую он сам позже назвал бессмысленной. В 1953 году он полностью отверг концепции, которые он первоначально опубликовал в Tractatus . Фактически, он в конце концов заявил, что то, что большинство философов говорят о жизни, — это чепуха, потому что язык всегда налагает ограничения на мышление. Невозможно выразить словами то, что является самой чистой истиной.Он также предположил, что роль философа заключается в выражении того, что возможно, а не мыслимого. Говорят, что его философия повлияла на попытки Мердока выразить частные слова словами, избегая ссылок на абстракции. Мердок также верил, благодаря влиянию Витгенштейна, что жизнь можно только показать, а не объяснить.

Раймон Кено (1903–1976) был французским автором и предшественником литературной теории постмодернизма. Говорят, что его работы были связующим звеном между сюрреалистами и экзистенциалистами.Он очень интересовался языком, и некоторые из его романов были написаны фонетически, а не с правильным написанием. Мердок пыталась перевести один из своих романов на английский, но его разговорный язык представлял проблему, с которой она не могла умело справиться. Некоторые критики считают, что фильм Кено Pierrot Mon Ami (1942) послужил источником вдохновения для работы Мердока Under the Net . Это книгу Кено, которую рассказчик Мердока Джейк берет с собой, когда должен освободить свою квартиру на открытии Under the Net . Under the Net также посвящен Кено.

Джейка часто называют героем Сартра в отношении французского философа и писателя Жан-Поля Сартра (1905–1980). Сартр был сторонником экзистенциализма, который подчеркивает конкретный индивидуальный опыт как источник всех знаний. Эта философия подчеркивает одиночество и изоляцию, которые испытывают люди в мире абсурда, мире, в котором нет доказательств того, что духовный мир существует за пределами этой единственной реальности.Пьеса Сартра « No Exit » — одна из его самых антологизированных работ. Он рассказывает историю трех человек, оказавшихся в аду, и его послание состоит в том, что жизнь может контролироваться выбором человека, тема, которую разыгрывает рассказчик Мердока Джейк.

Другое сравнение, которое проводится с Джейком, — это главный герой романа Сэмюэля Беккета « Murphy », рассказ об отчужденном молодом человеке, который не может удерживаться на работе, кроме временной должности медсестры в психиатрической больнице. Как и Джейк, Мерфи также не может вовлекать себя в личные отношения.Сэмюэл Беккет (1906–1989), вероятно, наиболее известен своей пьесой « В ожидании Годо » (1953). Язык в творчестве Беккета несколько бесполезен, поскольку большинство его персонажей тщетно пытаются выразить то, что невыразимо, напоминающее мысли Витгенштейна. Эта концепция выражена на протяжении всей работы Мердока.

Молодежь в послевоенной Британии

Перед Второй мировой войной Великобритания была крупной мировой державой, накопившей богатство благодаря своей политике колонизации. Однако Вторая мировая война обанкротила британское правительство.Вскоре после войны Уинстон Черчилль потерял право оставаться премьер-министром, поскольку лейбористская партия набирала силу. Гарольд Макмиллан стал новым премьер-министром в 1957 году и верил в перемены, которые были истолкованы как демонтаж старой Британской империи. Некоторые историки полагают, что, сместив акцент с международного на внутренний, он успокоил большую часть населения, которое было занято, заботясь о себе, восстанавливаясь после войны и пытаясь создать новые определения самих себя.

Британская молодежь в 1950-х годах была не так свободна, как их сверстники в Соединенных Штатах. Война оставила им очень мало радостей и мечтаний. Они слушали музыку из Штатов, которая говорила им напрямую, чем музыка, производимая в Великобритании. Они не могли позволить себе дорогие инструменты, поэтому их музыкальные произведения в подвале казались содержательными по сравнению с музыкой, которую они импортировали. Затем, в середине 1950-х годов, британский юноша по имени Лонни Донеган начал модную тенденцию. С одним официальным музыкальным инструментом, гитарой и какой-то формой ритм-базы, которая часто была не более чем стиральной доской, Донеган поразил воображение британских подростков.Эта музыкальная тенденция набирала обороты, и вскоре появилось много групп, копирующих Донеган или экспериментировавших со своими собственными музыкальными формами.

К 1960-м годам у молодых людей в Британии было немного больше денег, чем в предыдущее десятилетие, и новые группы, казалось, появлялись повсюду. Самыми популярными британскими группами в США были «Битлз» и «Роллинг Стоунз». Внезапно молодежь в Штатах обратилась к Великобритании за музыкальным вдохновением. Лондон стал центром поп-музыки и поп-моды, так как Мэри Куант, дизайнер, чьи мини-юбки и модель Твигги (очень тонкая модель) потрясли мир моды.

Молодежные банды возникли в начале 1960-х годов в приморских городах на юге Англии. Двумя наиболее узнаваемыми были Mods, которые предпочитали стильную одежду и мотоциклы и слушали американскую музыку Motown, и Rockers, которые любили носить кожу и слушать рок-н-ролл.

Сравните и сравните

  • 1950-е: Елизавета II коронована королевой Англии, а Уинстон Черчилль, Энтони Иден и Гарольд Макмиллан последовательно избираются премьер-министром.
    Сегодня: Елизавета II продолжает оставаться королевой Англии. Ее правление продлилось дольше десяти премьер-министров, Тони Блэр занимал этот пост в начале двадцать первого века.
  • 1950-е: Экзистенциализм, которого придерживаются Сёрен Кьеркегор и Мартин Хайдеггер, развивает во Франции Жан-Поль Сартр в его эссе и романах.
    Сегодня: Жак Деррида, француз, чьи философские эссе вдохновили и повлияли на литературную критику во всем мире, поддерживает теории деконструкции и постмодерна.
  • 1950-е: Забывчивость в старости часто называют естественным состоянием старения. Общие термины, такие как слабоумие или дряхлость, применяются к пожилым людям, у которых проявляются эти симптомы.
    Сегодня: После многих лет исследований теории Алоиса Альцгеймера были приняты, и врачи и исследователи пришли к выводу, что болезнь, которая теперь называется Альцгеймером, поражает более 4 миллионов человек только в Соединенных Штатах.

Табу на сексуальность, закрепленные в викторианскую эпоху, начали исчезать в 1950-х и 1960-х годах в Великобритании.Это было сначала обозначено постановлением судов о том, что роман Д. Х. Лоуренса 1930 г. «« Любовник леди Чаттерлей »» наконец может быть опубликован на законных основаниях. Постановление было настолько популярным, что в конечном итоге было напечатано более 2 миллионов экземпляров. Фильмы последовали этому примеру с более откровенными сценами; музыкальные тексты также стали более откровенными. В этот же период росло и женское движение.

Под сетью «» был первым опубликованным романом Мердока. Позже она почувствовала себя несколько смущенной этой книгой, заявив, что она детская.Однако, как отмечает Шерил К. Бове в своем исследовании Понимание Ирис Мердок : « Under the Net предвещает зрелые работы [Мердока] с его быстрым сюжетом, детализированными сеттингами, полностью проработанными персонажами и вниманием к моральным вопросам. . »

Under the Net ознаменовал начало долгой писательской карьеры для Мердок, которая также преподавала философию, но лишь в той степени, в которой это не мешало ее писательскому графику. Каждый из двадцати шести романов Мердок был написан от руки, и, как объясняет Джон Рассел в статье New York Times , она отнесла каждую рукопись «своим издателям в Лондоне в вместительном бумажном пакете.«Ее редакторам никогда не разрешалось вносить какие-либо изменения.

Питер Дж. Конради в своей биографии и исследовании Айрис Мердок: Жизнь очень подробно сравнивает жизнь Мердока с персонажами ее книг». не случайно, — пишет Конради, — что каждый из ее рассказчиков мужского пола от первого лица является ровесником Ирис на момент написания романа. «Именно ее« романы от первого лица », — утверждает Конради, -« часто входят в число ее лучшая работа », и именно через рассказчика-мужчину Мердок смогла« освободить »свое письмо.Конради, который отмечает, что после публикации Under the Net литературное приложение Times приветствовало Мердока как «блестящего таланта, который, несмотря на отсутствие« соответствия »между персонажами и сюжетом, сулит великие дела». Конради пишет, что писатель Кингсли Эмис в « Spectator » «восхищался ее« полным контролем над своим материалом; [она была] выдающимся романистом редкого сорта ». Конради также отмечает, что Аса Бриггс, известный британский историк, был поражен» способностью [Мердока] превращать обычный опыт в поэзию.

В коллекции критических обзоров работ Мердока под названием Iris Murdoch Стивен Г. Келлман отмечает, что несколько критиков находят Under the Net лучшей работой Мердока: «Такие критики склонны видеть Under the Net как ее наиболее успешная, а также ее самая оригинальная работа, и ее кропотливые усилия по созданию более полного и реалистичного мира в ее поздних


книгах как отклонение или отступление от самодовольства английской буржуазии.

Джойс Харт

Харт имеет ученую степень в области английской литературы и творческого письма и пишет в основном на литературные темы. В этом эссе Харт исследует влияние философии истины Людвига Витгенштейна на первый роман Мердока.

Хотя она никогда не была Ученица австрийца Людвига Витгенштейна на рубеже веков, Мердок однажды встретила философа и подружилась со звездным учеником Витгенштейна Йорихом Смитисом. Мердок также находился под влиянием концепций Витгенштейна, как отмечали многие критики, особенно в ее первом романе, Под Сетью .Это влияние начинается с названия и продолжается до конца истории, в частности, через ее главного героя Джейка Донахью.

Одна из концепций, которую Витгенштейн исповедовал в своем наиболее широко читаемом философском трактате Tractatus (1921), заключается в том, что самые глубокие истины, хотя люди могут представить их себе, никогда не могут быть полностью вербализованы. Он считал, что истина уменьшается из-за языковых ограничений. Любая попытка поговорить, объяснить или написать правду подобна наложению сети на правду, которая, по сути, состоит в том, чтобы размыть изображение, сделать истину менее совершенной или, другими словами, помешать ей. .Выбирая название, Мердок, таким образом, сигнализирует о том, что она включает теорию Витгенштейна в свою работу. Знание этого позволяет читателю искать другие способы, которыми Мердок исследует концепции Витгенштейна. Как могла Мердок создать своего главного героя, например, для демонстрации идей Витгенштейна? Как это повлияет на остальных ее персонажей? Какие будут последствия? Как она могла бы символизировать теорию в действиях своих персонажей?

Джейк представлен, когда он идет по улице к дому, где он жил со своим близким товарищем Финном (человеком, который редко когда-либо разговаривает), и подругой Джейка Мэдж.Финн приветствует Джейка новостью о том, что Мэдж выгнала их. Джейк и Финн должны собрать свои вещи и покинуть дом в тот же день. Финн разочарован, а Джейка немного смущает внезапная перемена взглядов Мэдж, но он не полностью удивлен. Он знает, что Мэдж хотела выйти замуж. Он даже подумал об этом в какой-то момент, но он не мог вступить в такие отношения. Мэдж же просто хочет выйти замуж. Если у нее не будет Джейка, она найдет кого-нибудь еще, например, букмекера Священного Сэмми.В этой первой сцене Мердок на несколько упрощенном уровне демонстрирует различные уровни лжи, которые произносятся в попытке выразить правду. Витгенштейн считал, что при вербализации истины выходит только ложь. Мэдж, например, очень не хочет выходить замуж за Сэмми. Она хочет выйти замуж за Джейка. Джейк, с другой стороны, не хочет расставаться с Мэдж, но и жениться на ней тоже не хочет. Персонаж Финн здесь олицетворяет тишину. По мнению Витгенштейна, только в молчании можно оставаться в истине.

Джейк собирает чемоданы, и его следующая остановка — газетный магазин миссис Тинкхэм. Миссис Тинкхэм — это женщина, с которой все любят разговаривать. Она хороший слушатель. Люди приходят к ней и рассказывают всевозможные личные истории, и они могут рассчитывать на то, что она сохранит все их секреты. Это привлекает их к ней. В какой-то момент один из ее клиентов настолько разочарован ее нежеланием поделиться секретом о ком-то еще, что кричит: «Вы патологически осторожны!» Другими словами, миссис А.Тинккам, как и Финн, олицетворяет тишину. Поэтому ей можно доверять. Миссис Тинкхэм с ее даром молчания и, следовательно, доверия олицетворяет истину. «Я подозреваю, — утверждает рассказчик, — что в этом секрет успеха миссис Тинкхэм». Затем Джейк пытается подробнее описать миссис Тинкхэм, но не может понять ее. Она очень умна или очень наивна? Ему трудно дать ей определение, как трудно определить истину. Он завершает свои наблюдения за миссис Тинкхэм утверждением: «Что бы ни было правдой, одно можно сказать наверняка: никто никогда этого не узнает.«Познать истину — значит перевести ее, выразить словами. Истина непостижима, согласно Витгенштейну.

Затем Джейк отправляется в дом Дэйва в поисках кровати и крыши над его головой. Дэйв — философ, «настоящий», — говорит Джейк. Он также говорит, что раньше ему нравилось говорить с Дэйвом о философии. «Я думал, что он может рассказать мне некоторые важные истины». Сколько бы Джейк ни говорил с Дэйвом, он находит, что они Джейк представлял различные философские концепции, скажем, от Гегеля или Спинозы, вещи, которые Джейк не понимал полностью.Однако после того, как Джейк поделился своими мыслями, Дэйв сказал ему, что не понимает его. Так что Джейк повторял себя. «Мне потребовалось некоторое время, — говорит Джейк, — чтобы понять, что когда Дэйв сказал, что не понимает, он имел в виду, что то, что я сказал, было чепухой». Это заявление очень похоже на то, что, как известно, сделал Витгенштейн. Он считал, что все философы, включая его самого, в лучшем случае могут писать только ерунду. Затем Джейк предлагает одну из концепций Гегеля: «Истина — прекрасное слово, и вещь еще важнее.«Это еще один способ изложить теорию Витгенштейна об ограничении языка. Джейк, наконец, уступает Дэйву или, по крайней мере, отказывается от попыток поговорить с ним о философии, потому что« Дэйв никогда не мог пройти мимо этого слова ». Анна. После того, как Дэйв упоминает имя Анны, Джейк приходит в ярость. Он не был с ней какое-то время, но внезапно у него появляется неконтролируемое желание увидеть ее. Она, как он описывает, кто-то «глубокий». также очень неуловимая и полная противоположность своей сестре Сэди.Продолжая описывать ее, Джейк говорит, что нашел ее «непостижимым существом». Слово непостижимое может означать либо «таинственный», либо «непостижимый». Таким образом, Анна также символизирует истину. Ее сестра Сэди, чтобы еще больше подчеркнуть этот факт, — актриса, притворяющаяся. Она яркая и ослепительная, но не совсем настоящая. Она хороший мошенник, и позже в этой истории она фактически оказывается вовлеченной в мошенническую схему с Сэмми, поскольку они двое плетут паутину лжи, чтобы заработать немного денег.Джейк задумывается, почему Анна так и не стала актрисой. Он чувствует, что она могла бы быть хорошей. Затем он заключает, что это потому, что ей не хватает «определенности»: ее нельзя определить. Все эти утверждения об Анне (и ее противоположности, ее сестре Сэди) укрепляют идею о том, что Анна представляет истину, как это определено Витгенштейном.

Когда Джейк находит Анну, она руководит театром пантомимы. Она работает с артистами, которые молча движутся по сцене, чтобы рассказать свою историю. Чтобы преувеличить тишину, просят аудиторию не аплодировать.Эта тишина слишком тяжела для Джейка, которая, по его словам, обрушивается на него, как «большой колокол». Когда он наконец сталкивается с Анной лицом к лицу, его первым побуждением было отвернуться от нее. Он говорит, что ему нужно собраться с мыслями. Однако, как только она заговорила, Джейк объявляет: «Заклинание было разрушено». Это могло означать, что Джейк — искатель истины, но правда пугает его. Он бежит за ним, но это так же неуловимо, как и Анна, которая всегда кажется немного недосягаемой. Он бежит за ней, пока не догонит ее, а затем боится противостоять ей.Когда она говорит, она определяет себя, и, как сказал Витгенштейн, это накладывает ограничение; и как Джейк обнаруживает, когда она говорит, чары разрушаются. Однако он всегда тянется к ней, «как теплый ветерок, дующий с долгожданного острова, приносящий мореплавателю аромат цветов и фруктов».

Джейк, кажется, попал в парадокс. Он ценит тишину, и поэтому ему нравится, когда рядом с ним Финн, человек, который редко разговаривает. Но Джейк терпеть не может одиночества. Это заставляет его нервничать. Для него тишина лучше всего находится в шумном пабе, где ему не нужно ни с кем разговаривать, но и не нужно размышлять о своих собственных истинах.Ему нравится отвлекаться на занятые звуки, хотя он понимает, что слова могут разрушить чары, что в словах можно попасть в ловушку, как его друг Дейв.

У него есть желание искать истину, но когда он приближается к ней, он ее боится.

После встречи Джейка с Анной он вспоминает Гюго, которого, по мнению многих критиков, олицетворяет самого Витгенштейна. Хьюго работал на фабрике фейерверков своих родителей, место, которое его восхищало. В какой-то момент он говорит Джейку, что больше всего ему нравится в фейерверках их непостоянство и честность.Они были «эфемерным порывом красоты». Хьюго также говорит о фейерверках: «Вы получаете абсолютно мгновенное удовольствие без всякой ерунды. Никто не говорит косно о фейерверках». Другими словами, вам не нужно определять то, что вы видите. Не нужно об этом говорить. Вы просто наслаждаетесь этим, как Витгенштейн, возможно, хотел бы насладиться истиной. Однако любовь Хьюго к фейерверкам разрушается, когда они отправляются в Соединенные Штаты, где люди начинают «говорить» о них, называть их произведениями искусства, «классифицировать их по стилям».

Джейк встречает Хьюго в медицинском исследовательском госпитале, где они вдвоем сдаются в качестве подопытных кроликов для нового лекарства от простуды. Они соседи по комнате, и сначала Джейк опасается, что Хьюго будет утомлять его бесконечной болтовней; но Хьюго терпит поражение. первые несколько дней совершенно молчит. Когда он говорит, Джейк очарован его интеллектом. Как и в случае с Анной, Джейка тянется к Хьюго. Джейк всегда что-то ищет. Он чувствует, что у Хьюго могут быть некоторые ответы. С Хьюго, Джейк достаточно комфортно, чтобы быть «откровенным».»Джейк настолько увлечен их разговорами, что он записывается на второй медицинский эксперимент, как и Хьюго.

Джейк описывает Хьюго как самого объективного и» отстраненного «человека, которого он когда-либо встречал. Хьюго плохо понимает себя: это было это было не то состояние, к которому стремился Хьюго, а скорее, он как будто родился с этим. У него также нет общих теорий. Скорее, у него есть отдельные теории всего; когда Джейк пытается связать его с чем-то конкретным, он Другими словами, Джейк не мог определить Хьюго.Однажды ночью Джейк и Хьюго начинают обсуждение истины. «Что, если я попытаюсь быть точным?» — спрашивает Джейк. «Этого не может быть», — отвечает Хьюго. «Единственная надежда — не говорить этого». Они имеют в виду эмоции во время этого разговора — правду о чувствах. Речь идет об определении чувств, что, по словам Хьюго, невозможно. «Язык просто не позволит вам представить это так, как оно было на самом деле».

Джейк продолжает записывать свои разговоры с Хьюго. Он редактирует их, меняет их, делая некоторые вещи более ясными.Затем он публикует их в книге, которую он называет The Silencer , что представляет собой небольшой ироничный поворот, видя, что книга — это разговор об истине, о которой, по утверждению Витгенштейна, можно узнать только молча, и все же здесь Джейк пытается передать истину словами. , только чтобы назвать свое творение The Silencer .

Из всех персонажей Мердока в Under the Net , Хьюго лучше всего представляет истину. Ему не нравятся определения, и когда он, наконец, читает книгу Джейка, он не признает мысли, содержащиеся в книге, как свои собственные.Он даже поздравляет Джейка с его оригинальностью. Он ничего не говорит о том, что Джейк записал истины, и не пытается написать о них свою собственную книгу. Понятно, что считает эту задачу невыполнимой.

Когда Витгенштейн оглядывался на свои собственные ранние труды об истине, он назвал эту работу бессмыслицей. Витгенштейн пытался дать определение истине, объяснить ее или, еще лучше, объяснить, что ее невозможно объяснить. Но он обнаружил, что даже это было нелепо.Мердок тоже, когда она оглянулась на свой первый роман с расстояния нескольких лет, подумала, что Under the Net — это немного глупо. Она по-своему пыталась объяснить то, что, по мнению Витгенштейна, невозможно объяснить.

Источник: Джойс Харт, Критическое эссе о в сети , в Романах для студентов , Гейл, 2003.

Бове, Шерил К., Понимание Айрис Мердок , University of South Carolina Press, 1993 , п.36.

Конради, Питер Дж., Айрис Мердок: Жизнь , WW Norton, 2001, стр. 380, 385.

Келлман, Стивен, «Шекспировский сюжет в романах Айрис Мердок», в Айрис Мердок , отредактированный Гарольдом Блумом, серия Modern Critical Views, Chelsea House Publishers, 1986, стр. 89.

Рассел, Джон, «Под точным, постоянным взглядом Айрис Мердок» в газете New York Times , 22 февраля 1990 г.

Тодд, Ричард, Ирис Мердок , Метуэн, 1984, стр.13, 16.

Антоначчо, Мария, Изображение человека: моральная мысль Айрис Мердок , Oxford University Press, 2000.

Мердок как писательнице уделялось так много внимания, что ее философский вклад часто упускается из виду. . Это одна из первых книг, в которой пытались восполнить этот пробел. Антоначчо исследует вклады в моральную и религиозную философию, которые Мердок усердно изучал и представлял.

Бейли, Джон, Elegy for Iris , St.Martin’s Press, 1999.

Бейли написал эту книгу до того, как умерла его жена Айрис Мердок. В то время она страдала от болезни Альцгеймера, и он вспоминает о ней и об их отношениях. Фильм Ирис: Воспоминания об Айрис Мердок был взят из этой книги. И фильм, и книга получили восторженные отзывы.

——, Ирис и ее друзья: воспоминания о памяти и желании , W. W. Norton, 1999.

Это вторые мемуары, написанные Бэйли о своей жене.Эта книга была написана после ее смерти, и многие критики настоятельно рекомендовали ее за раскрытие удивительно сердечной истории любви.

Байатт, А.С., Степени свободы: романы Айрис Мердок , Чатто и Виндус, 1965.

В этой книге исследуются философские идеи, которые повлияли на ранние романы Мердока, а Байат исследует, как эти идеи используются. в ее романах.

Кауфманн, Вальтер Арнольд, изд., Экзистенциализм: от Достоевского до Сартра , Meridian Books, 1984.

Это было провозглашено отличным введением в философию экзистенциализма. Он включает обсуждение чисто философских эссе, а также влияние экзистенциализма на литературные произведения. Среди обсуждаемых работ — «Записки из подполья » Достоевского, Камю «Миф о Сизифе» и рассказ Сартра «Стена». Среди философов — Кьеркегор и Ницше.

Непредвиденные обстоятельства в фильме Айрис Мердок «Под сетью»

Содержание

1.Введение

2. Определение и теоретические основы «непредвиденных обстоятельств»

3. Непредвиденные обстоятельства в сети
3.1 Непредвиденные обстоятельства и физические лица
3.2 Непредвиденные обстоятельства и язык
3.3 Непредвиденные обстоятельства и статья

4. Изменение отношения Джейка Донахью к непредвиденным обстоятельствам
4.1 Отношение Джейка к началу
4.2 Непредвиденные обстоятельства в жизни Джейка
4.3 Смена Джейка

5. Причины изменения отношения Джейка
5.1 Влияние других персонажей
5.1.1 Влияние Хьюго
5.1.2 Влияние Анны
5.1.3 Влияние Жана Пьера
5.1.4 Влияние Дэйва
5.2 Ошибочные толкования

6. Последствия изменения

7. Заключение

8. Список литературы

1. Введение

Все люди имеют глубокую потребность в жизни. Мы хотим знать, почему мы существуем, мы хотим понять мир и его секреты, и мы хотим знать свое место в мире.Такие концепции, как религия и философия, занимаются этими вопросами и пытаются дать на них ответы. Тем не менее, там есть , пока нет удовлетворительных объяснений. Это связано с тем, что «наш реальный жизненный опыт сам по себе не имеет формы или единства, но полон случайных обломков, случайностей и несистематизированных деталей, которые могут противостоять нашим попыткам единства» (Antonaccio & Schweiker, Human Goodness 111 ). Поскольку наш мир контингентен, его нельзя полностью понять.Следовательно, мы должны принять его случайность, а не отрицать ее, пытаясь найти объяснение всему.

Соотношение стресса между непредвиденным обстоятельством и необходимостью также является темой первого романа Айрис Мердок « Под сетью ». На протяжении всего романа главный герой Джейк Донахью ищет свою личность и основную теорию, способную объяснить мир (см. Портер, Leitmotiv 379). В конце концов, он понимает, что должен изменить свое отношение к непредвиденным обстоятельствам.

Ниже я попытаюсь найти причины изменения отношения Джейка и опишу последствия этого изменения. Чтобы иметь возможность сделать это, я сначала дам определение термина «случайность» и помещу его в контекст философии в главе 2. После этого я объясню некоторые существенные аспекты случайности в романе в главе 3. В главе 4 я рассмотрю изменение отношения Джейка к непредвиденным обстоятельствам в ходе романа, чтобы, наконец, найти причины изменения и описать его последствия в главах 5 и 6.

2. Определение и теоретические основы «непредвиденных обстоятельств»

«Случайность» — древний философский термин. Оно происходит от латинского «contingere», что означает «совпадать, происходить, происходить», и от латинского «contingentia», что означает «совпадение, возможность» (ср. Holzinger, Kontingenz in der Gegenwartsgesellschaft 26). . Многочисленные философы имели дело с непредвиденными обстоятельствами, и каждый из них

из них акцентируют внимание на другом его аспекте. Поэтому я просто сосредоточусь на наиболее важных философах и их подходах к термину «случайность».

Происхождение этого термина можно проследить до средневековья, точнее, от Аристотеля. Он определяет «случайность» как нечто, что не является ни невозможным, ни необходимым (ср. Holzinger, Kontingenz in der Gegenwartsgesellschaft 26). Это то, что нельзя оправдать. Это определение общепринято среди философов и служит основой для различных подходов.

Хотя Аристотель вводит и определяет термин «случайность», Гуссерль первым обращает внимание на проблематичное отношение рациональности и случайности (ср.Orth, Vernunft und Kontingenz 8). Для него вопрос заключается в следующем: как можно иметь дело с философией, если в каждом рассмотрении присутствует непредсказуемый фактор, а именно случайность? Это сводится к проблеме, о которой я уже упоминал во введении. С одной стороны, есть философская потребность найти объяснение всему, с другой — невозможность этого действия, потому что мир контингентен и не укладывается в концепцию.

До этого момента непредвиденные обстоятельства и их последствия только наблюдались, но не оценивались.Жан Поль Сартр меняет это. «У французского философа« случайность », или произвольность, частностей или конкретного мира вызывает тошноту» (Roxman, Contingency and the Image of the Net 65). Таким образом, согласно Сартру, случайность имеет явно негативный оттенок. Эта точка зрения утвердилась в философии на протяжении многих лет. Положительные последствия непредвиденных обстоятельств, такие как разнообразие и появление удачных событий в нашей жизни, полностью игнорировались. Вероятно, это связано с тем, что они не имеют отношения к философским соображениям.Даже сегодня философы все еще думают, что случайность — это дефицит, который необходимо устранить (см. Ricken, Subjektivität und Kontingenz 183).

Сартр излагает свое мнение относительно непредвиденных обстоятельств косвенно через главного героя своей книги La Nausée .

Он занимается свободой и недобросовестностью, характером мысли, памяти, искусства. Все эти темы поднимаются как следствие определенного метафизического открытия, сделанного героем Антуаном Рокантеном.Это открытие, выраженное философским жаргоном, является открытием того, что мир контингентен и что мы связаны с ним дискурсивно, а не интуитивно (Murdoch, Sartre 11).

Вначале Рокантен считает, что мир можно закрепить и что у нас есть определенное место в нем. В конце концов, он должен признать, что мир не может быть классифицирован, потому что он случайен и состоит из определенных элементов (ср. Мердок, , Сартр, , 12). Это вызывает у него тошноту.

Модель La Nausée Сартра явно оказала влияние на Under the Net . Хотя Айрис Мердок не является экзистенциалистом, она очарована Сартром и разделяет многие из его экзистенциалистских взглядов (см. О’Коннор, The Formal and the Contingent 35). Таким образом, она почти принимает его понимание непредвиденных обстоятельств. Однако есть небольшая разница.

Он [ее значение случайности, С.Б.] всегда сохранял сартровское значение грубых и безымянных вещей, которые пугают нас своим сопротивлением нашей потребности в форме, но именно потому, что эта потребность в форме и значении испорчена эгоизмом, случайность также предназначалась для нее, как никогда не было для Сартра, драгоценная и отдельная реальность других людей (Гордон, Fables of Unselfing 7).

В то время как Сартр сосредотачивается на случайном мире, Мердок также принимает во внимание случайность людей. Отдельное лицо не только обязано уважать мир, но и обязано уважать случайность других людей. Этот акцент является центральным как в ее философской, так и в писательской работе. Соответственно, она обвиняет Сартра в том, что он «не осознает абсурдную неснижаемую уникальность людей и их отношений друг с другом» (Murdoch, Sartre 75).

Еще один важный термин в работе Айрис Мердок — «добро», моральное понятие, которое тесно связано с определением случайности.

Добро — это абсолют как необходимости, так и случайности, формы и бесформенности. Понимаемый как абсолют необходимости, он имеет своим моральным эквивалентом чистое послушание воле, совершенное слияние того, что есть, с тем, чем нужно быть. Понимаемый как абсолют случайности, он имеет своим моральным эквивалентом совершенное принятие отдельных вещей, свободное от какого-либо желания обладать ими или придавать им смысл.Но каждый абсолют — это еще и источник страха. В первом случае опасение состоит в том, что то, что человек считает морально необходимым, похоже на форму нашего собственного разума и, таким образом, доказывает нашу неспособность избежать солипсизма, во втором случае, что шанс является окончательной истиной и, следовательно, моральные идеи нереальны (Гордон , Басни самоотречения 8).

Чтобы понять Мердок, нужно знать, что для нее, как и для Платона, «Добро» равно «Реальному» (ср. Гордон, Fables of Unselfing 8).Это высшая ступень нравственности, и люди должны стремиться к ней (ср. Nicol, The Retrospective Fiction 7). Реальность состоит из необходимости и случайности. Если правит необходимость, мы именно такие, какими хотим быть. Таким образом, Добро соответствует воле. Однако в результате мы боимся застрять в солипсизме. Если действует случайность, мы принимаем все случайные части реальности и не пытаемся навязать им свою волю. Это ведет к опасению, что наша воля не обязательна как правило случайности.Соответственно, мы должны найти баланс между этими двумя крайностями. Таким образом, принять непредвиденные обстоятельства труднее, потому что мы не хотим утверждать, что у нас нет влияния на мир. Мы бы предпочли признать, что застряли в солипсизме. Джейку, главному герою « Under the Net », тоже приходится иметь дело с этой проблемой. Но прежде чем взглянуть на его отношение к случайности, я сначала опишу различные аспекты случайности в романе.

3. Непредвиденные обстоятельства в сети

Есть два аспекта, которые могут быть обусловлены в романе: форма и содержание.В Under the Net непредвиденное обстоятельство появляется в обоих из них. «Действительно, весь роман можно рассматривать как гигантский образ конкретности и случайности» (Roxman, Contingency and the Image of the Net 67). Во-первых, роман имеет пикантную форму. Это, конечно, приводит к случайному сюжету, содержащему инциденты, которые кажутся читателю очень странными. Причем, непредвиденные обстоятельства тоже вписываются местами. Джейк, например, делит Лондон на условные и необходимые части. «Есть некоторые части Лондона, которые необходимы, а другие — условны.Повсюду к западу от Эрлс-Корта есть контингент, за исключением нескольких мест вдоль реки »(Мердок, Under the Net. — далее UTN — 24). Действие происходит только в условном Лондоне (см. Viebrock, Iris Murdoch, 349). Этот факт соответствует условной форме романа. Более того, Айрис Мердок удается напрямую передать элементы своей теории через Under the Net . При этом она особенно обращает внимание на непредвиденные обстоятельства в отношении людей, языка и искусства.

3.1 Непредвиденные обстоятельства и физические лица

Как и следовало ожидать на фоне теории Мердока, все персонажи Under the Net случайны. Более того, она считает, что персонажи романа должны быть сконструированы так, как если бы их характеристики были частью их личности, а не навязывались автором (см. Culley, Theory and Practice 341). Другими словами, не все характеристики и действия персонажа можно объяснить в контексте сюжета романа.Это явно относится к персонажам Under the Net .

Как я уже упоминал ранее, Мердок подчеркивает важность для человека уважать случайность других людей. «Таким образом, центральным моральным императивом ее работы является императив самоотречения, преодоление эгоцентризма, который мешает нам любить других как отдельные существа» (Гордон, Fables of Unselfing 7). Этот императив самоотверженности также применяется к персонажам Under the Net .Однако вначале Джейк Донахью не мог его соблюдать. У него есть постоянное желание расшифровывать личности других людей (ср., Например, Мердок, UTN 14). Согласно Сартру, это стремление характерно для людей (ср. Мердок, The Sublime and the Beautiful Revisited, 255). В этом отношении Джейка можно рассматривать как представителя человечества.

Однако лучшим примером отрицания случайности каждого человека является общество в целом.Он постоянно пытается принуждать своих членов к определенной схеме, точно так же игнорируя их непредвиденные обстоятельства. «[Общество] рассматривается как именно сеть, которая всегда спускается вниз, чтобы поймать нас, но которая имеет большие или грубые ячейки, через которые мы можем легко выбраться, если только позже попасть в другие, более мелкие ячейки» (Fraser, ). Твердость нормали 38.). В результате люди либо отрицают свою собственную случайность, подчиняясь обществу, либо пытаются избежать давления общества, чтобы иметь возможность жить своей случайной личностью.Независимо от того, что они делают, в конце концов, каждый из них должен признать, что нельзя избежать требований общества. В романе давление общества на людей, с одной стороны, выражено философом Дэйвом Геллманом. Он убеждает Джейка искать работу. «Общество должно взять вас за шею, встряхнуть и заставить делать разумную работу. Тогда по вечерам у вас будет возможность написать отличную книгу »(Мердок, UTN 28). С другой стороны, есть, конечно, название, которое на это указывает.Однако это не единственная возможная интерпретация названия. Позже я вернусь к его второй интерпретации.

3.2 Непредвиденные обстоятельства и язык

В своей книге о Сартре Ирис Мердок рассматривает проблематичные отношения между языком и контингентной реальностью.

Мы больше не можем воспринимать язык как само собой разумеющееся средство общения. Его прозрачность пропала. Мы похожи на людей, которые долгое время смотрели в окно, не замечая стекла — а потом однажды стали замечать и это (Мердок, Sartre 26).

В настоящее время функция языка подвергается сомнению. Он должен описывать мир. Однако язык — это понятие с определенными правилами, которым необходимо подчиняться. Таким образом, природу мира нельзя выразить языком. Образ мира, каким мы его знаем, не создается до тех пор, пока мы не используем язык. Мы никогда не можем видеть мир, а только его описание. И это описание уже является интерпретацией мира (ср. Nicol, The Retrospective Fiction 19).Мердок обращается к этому с помощью изображения окна. Стекло означает язык. Мы не можем открыть окно, чтобы прямо посмотреть на мир; мы всегда должны смотреть через стекло. Как следствие, язык не является инструментом для раскрытия реальности, а скорее скрывает ее (см. Spear, Iris Murdoch 21).

Витгенштейн использует другой образ, чтобы описать «неспособность языка и теории полностью представить случайную реальность» (Nicol, The Retrospective Fiction 15): сеть.Язык опущен на мир, как сеть. Мы можем видеть мир сквозь его сети, но мы никогда не сможем увидеть все, что находится под сетью.

Образ сети занимает центральное место в романе Айрис Мердок « Под сетью ». «Почти до самого конца романа персонажи« Под сетью »оказались в ловушках языковой сети, поддерживающей их ложное понимание […]» (Копье, , Айрис Мердок, 21). Особенно это подействовало на Джейка. Более того, Хьюго Белфундер напрямую обращается к связи между языком и реальностью в разговоре с Джейком.«Попробуйте описать что-нибудь, например, наш разговор, и посмотрите, насколько инстинктивно вы…» «Подправьте это?» — предложил я. «Это глубже, — сказал Хьюго. «Язык просто не позволит вам представить его таким, каким он был на самом деле» »(Мердок, UTN 59). Таким образом, тема встроена в содержание романа. Кроме того, он уже фигурирует в названии. Как я упоминал ранее, сеть можно идентифицировать как общество. Однако сеть также может означать язык.

[…]

Прочитать в сети Интернет Прочитать бесплатно роман

Оглавление

Титульная страница

Страница авторских прав

Посвящение

Один

Два

Три

Четыре

Пять

Шесть

Семь

Восемь

Девять

Десять

Одиннадцать

Двенадцать

Тринадцать

Четырнадцать

Пятнадцать

Шестнадцать

Семнадцать

Восемнадцать

Девятнадцать

Двадцать

ДЛЯ ЛУЧШЕГО В БУМАГАХ, ИЩИТЕ

ПИНГВИН В КНИГЕ ИРИСА В СЕТИ

Мёрдок родился

Дублин в 1919 году и вырос в Лондоне.Она училась на философа как в Оксфорде, так и в Кембридже, и много лет была научным сотрудником колледжа Святой Анны в Оксфорде, где преподавала философию. Она написала несколько философских работ, среди которых Сартр: Романтический рационалист, Суверенитет добра и Метафизика как руководство к морали. Она также была автором двадцати шести романов, в том числе «Море», «Море», получивших Букеровскую премию в 1978 году; Книга и братство; Послание к планете; и Зеленый рыцарь. Она умерла 8 февраля 1999 года.

ТАКЖЕ ИЗДАНО В ПИНГВИНЕ

Художественная литература

Полет от чародея

Песочный замок

Колокол

Отрубленная голова

Неофициальная роза

Единорог

Итальянская девушка

Красный и зеленый

Время ангелов

Хорошее и доброе

Сон Бруно

Достойное поражение

Случайный человек

Черный принц

Священная и светская машина любви

Дитя слов

Генри и Катон

Море, море

Монахини и солдаты

Ученик философа

Хороший ученик

Книга и братство

Послание к планете

Зеленый рыцарь

Дилернма Джексона

Non -Фантастика

Акастос: два платонических диала logues

Метафизика как руководство к морали

КНИГИ НА ПИНГВИНЕ

Изданы Penguin Group

Penguin Group (USA) Inc., 375 Hudson Street, New York, New York 10014, USA

Penguin Books Ltd, 80 Strand, London WC2R ORL, England

Penguin Books Australia Ltd, 250 Camberwell Road, Camberwell, Victoria 3124, Australia

Penguin Books Canada Ltd , 10 Alcorn Avenue, Торонто, Онтарио, Канада M4V 3B2

Penguin Books India (P) Ltd, 11 Общественный центр, Парк Панчшил, Нью-Дели — 110 017, Индия

Penguin Group (NZ), CNR Airborne and Rosedale Roads, Олбани, Окленд 1310, Новая Зеландия

Penguin Books (South Africa) (Pry) Ltd, 24 Sturdee Avenue,

Rosebank, Johannesburg 2196, South Africa

Penguin Books Ltd, зарегистрированный офис: 80 Strand, London WC2R ORL, England

Впервые опубликовано в Великобритании компанией Chatto & Windus в 1954 г.

Впервые опубликовано в Соединенных Штатах Америки издательством Viking Press в 1954 г.

Viking Compass Edition Edition опубликовано в 1964 г.

Опубликовано в Penguin Книги в Великобритании 1960 г. и в Соединенных Штатах Америки 1977 г.

Авторские права, 1954 г., Айрис Мердок Авторские права © обновлены в 1982 г., Айрис Мердок

Все права защищены

eISBN: 978-1-101-49580-3

Установить в раз Монотипия

http: // us.penguingroup.com

Кому

RAYMOND QUENEAU

One

КОГДА я увидел Финна, ждущего меня на углу улицы, я сразу понял, что что-то пошло не так. Финн обычно ждет меня в постели или прислоняется к двери с закрытыми глазами. Более того, забастовка задержала меня. Я все равно ненавижу возвращение в Англию; и пока я не смогу так глубоко зарыться в дорогом Лондоне, что могу забыть, что когда-либо был в отъезде, я безутешен.Так что вы можете себе представить, как мне грустно, что я остываю каблуками в Ньюхейвене, ожидая, пока поезда снова пойдут, и запах Франции все еще свеж в моих ноздрях. И в этот раз бутылки с коньяком, которые я всегда проносил контрабандой, были отобраны у меня таможней, так что, когда подошло время закрытия, я был совершенно брошен на мучения болезненного самоанализа. Воодушевляющая объективность истинного созерцания — это то, чего человек моего темперамента не может достичь в незнакомых городах Англии, даже если ему не нужно беспокоиться о поездах.Поезда вредны для нервов и в лучшие времена. О чем людям снились кошмары до появления поездов? Учитывая все это, было странно, что Финн ждал меня в дороге.

Как только я увидел Финна, я остановился и поставил чемоданы. Они были полны французских книг и очень тяжелые. Я крикнул «Эй!», И Финн медленно двинулся дальше. Он никогда не торопится. Мне сложно рассказывать людям о Финне. Он не совсем мой слуга. Он часто больше похож на моего менеджера.Иногда я поддерживаю его, а иногда он поддерживает меня; это зависит. Как-то ясно, что мы не равны. Его зовут Питер О’Финни, но вы не должны возражать против этого, так как его всегда зовут Финн, и он в некотором роде мой дальний родственник, по крайней мере, он так утверждал, и я никогда не утруждал себя проверкой этого. Но у людей действительно создается впечатление, что он мой слуга, и у меня тоже часто такое впечатление, хотя трудно сказать, какие именно особенности ситуации говорят об этом. Иногда мне кажется, что Финн просто скромный и скромный человек, поэтому автоматически занимает второе место.Когда у нас не хватает кроватей, всегда Финн спит на полу, и это кажется вполне естественным. Это правда, что я всегда отдаю приказы Финну, но это потому, что у Финна, похоже, не так много собственных идей о том, как использовать свое время. Некоторые из моих друзей думают, что Финн взломан, но это не так; он действительно очень хорошо знает, о чем он.

Когда Финн наконец подошел ко мне, я показал ему один из чемоданов, но он не поднял его. Вместо этого он сел на нее и грустно посмотрел на меня.Я сел на другой ящик, и некоторое время мы молчали. Я устал и не хотел задавать Финну какие-либо вопросы; он все расскажет достаточно скоро. Он любит неприятности, свои или чужие, без дискриминации, и что ему особенно нравится, так это сообщать плохие новости. Финн довольно красив в грустной долговязой манере, с прямыми висячими каштановыми волосами и костлявым ирландским лицом. Он на голову выше меня (я невысокого роста), но немного сутулится. Когда он посмотрел на меня так грустно, у меня упало сердце.

«Что это?» — сказал я наконец.

«Она нас выгнала, — сказал Финн.

Я не мог воспринимать это всерьез; это было невозможно.

«Пойдемте», — любезно сказал я Финну. «Что это на самом деле означает?»

«Она нас выгоняет, — сказал Финн. «Мы оба, сейчас, сегодня».

Финн — падальщик, но он никогда не лжет, он никогда даже не преувеличивает. И все же это было фантастически.

«Но почему?» — спросил я. «Что мы сделали?»

«Дело не в том, что мы сделали, а в том, что она хочет сделать», — сказал Финн.«Она выйдет замуж за парня».

Это был удар. Но даже когда я вздрогнул, я сказал себе: а почему бы и нет? Я толерантный и справедливый человек. И в следующий момент мне было интересно, куда мы можем пойти?

«Но она мне ничего не рассказывала», — сказал я.

«Вы никогда ничего не просили», — сказал Финн.

Это было правдой. За последний год меня перестала интересовать личная жизнь Магдалины. Если она выйдет и обручится с каким-нибудь другим мужчиной, которого я должен благодарить, кроме себя?

«Кто этот человек?» — спросил я.

«Какой-то букмекер, — сказал Финн.

«Он богат?»

«Да, у него есть машина», — сказал Финн. Это был критерий Финна, и я думаю, что

в тот раз он тоже был моим.

«Женщины вызывают у меня болезнь сердца», — добавила Финн. Он не был рад, что меня выгнали.

Я посидел на мгновение, чувствуя смутную физическую боль, в которой порции ревности и уязвленной гордости смешивались с глубоким чувством бездомности. Вот мы и сидим на Эрлс-Корт-роуд пыльным солнечным июльским утром на двух чемоданах, и куда нам идти дальше? Так было всегда.Я изо всех сил старался привести свою вселенную в порядок и заставить ее работать, как вдруг она снова разорвется на беспорядок из тех же бедных частей, и мы с Финном будем в бегах. Я говорю о своей вселенной, а не о нашей, потому что иногда мне кажется, что у Финна очень мало внутренней жизни. Я говорю это без неуважения к нему; у некоторых есть, а у некоторых нет. Я тоже связываю это с его правдивостью. Тонкие люди, такие как я, могут слишком многое увидеть, чтобы дать прямой ответ. Аспекты всегда были моей проблемой. И я связываю это с его способностью делать объективные заявления, когда это последнее, чего хочется, например, яркий свет на головную боль.Однако может случиться так, что Финн скучает по своей внутренней жизни, и именно поэтому он следует за мной, поскольку у меня сложная и очень дифференцированная. Как бы то ни было, я считаю Финна обитателем моей вселенной и не могу представить себе, что у него есть такой, вмещающий меня; и это расположение кажется нам обоим успокаивающим.

До открытия оставалось больше двух часов, и я едва мог подумать о том, чтобы увидеть Магдалину сразу. Она ожидала, что я устрою сцену, а я не чувствовал себя достаточно энергичным, чтобы устроить сцену, не говоря уже о том, что я все равно не знал, какую сцену мне следует устроить.Это потребует некоторого размышления. Нет ничего лучше, чем быть изгнанным из-за того, что один раз начал указывать, из чего он вытесняется. Мне нужно было время подумать о своем статусе.

«Хочешь чашку кофе в Лионе?» — с надеждой сказал я Финну.

«Я бы не стал», — сказал Финн; «Я уничтожена, уже жду, когда ты вернешься, и сама желает мне дьявола. Пойдемте и посмотрим на нее ». И он двинулся дальше по улице. Финн никогда не обращается к людям иначе, как с помощью местоимений или вокативов.Я медленно последовал за ним, пытаясь понять, кто я такой.

Магдалина жила в одном из тех отвратительных тяжелых домов на Эрлс-Корт-роуд. У нее была верхняя половина дома; и там я тоже прожил больше восемнадцати месяцев, и Финн тоже. Мы с Финном жили на четвертом этаже в лабиринте чердаков, а Магдалина жила на третьем, хотя я не говорю, что мы не часто видели друг друга, во всяком случае поначалу. Я начал чувствовать, что это мой дом. Иногда у Магдалины были друзья-парни, я не возражал и не спрашивал.Я предпочел, когда она была, потому что тогда у меня было больше времени для работы или, скорее, для своего рода мечтательных бесполезных размышлений, которые мне нравятся больше всего на свете. Мы жили там уютно, как пара грецких орехов в скорлупе. Мы тоже жили там практически бесплатно, что было еще одним аргументом. Нет ничего, что меня так раздражает, как платить за квартиру.

Магдалина, я должен объяснить, работает машинисткой в ​​городе, или она была во время более ранних событий, упомянутых в этой истории.Однако это вряд ли описывает ее. Ее настоящее занятие — быть собой, и ей она посвящает огромное рвение и артистизм. Ее усилия направлены на то, что ей предлагают женские журналы и кино, и просто благодаря некоторому источнику естественной и неподкупной жизненной силы в ней ей не удалось сделать себя совершенно безликой, несмотря на преобладающие условности. соблазнения ее постоянное изучение. Она некрасива: это прилагательное, которое я использую редко; но она одновременно красива и привлекательна.Ее привлекательность заключается в правильных чертах лица и прекрасном цвете лица, которые она покрывает персиковой маской макияжа, пока все не станет гладким и невыразительным, как алебастр. Ее волосы постоянно развеваются в любой моде, которая считается самой подходящей. Это окрашенное золото. Женщины считают, что красота — это приближение к гармоничной норме. Единственная причина, по которой они не могут сделать себя неотличимо похожими, состоит в том, что им не хватает времени, денег и техники. Звезды кино, у которых все это есть, безразлично похожи.Привлекательность Магдалины заключается в ее глазах, а также в жизненной силе ее манер и выражения лица. Глаза — это та часть лица, которую ничто не может замаскировать, или, по крайней мере, ничего еще не изобретенного. Глаза — зеркало души, их нельзя закрасить или даже посыпать золотой пылью. Магдалины большие, серые, миндалевидные и блестят, как галька под дождем. Время от времени она зарабатывает много денег, но не тем, что работает на пишущей машинке, а тем, что является моделью фотографа; Она всем кажется красивой девушкой.

Когда мы приехали, Магдалина была в ванной. Мы вошли в ее гостиную, где электрический камин, груды нейлоновых чулок и шелкового нижнего белья и запах пудры создавали уютную картину. Финн рухнул на взлохмаченный диван, как она всегда просила его не делать этого. Я подошел к двери ванной и крикнул: «Мэдж!».

Брызги прекратились, и она спросила: «Это ты, Джейк?» Цистерна издавала адский шум.

«Да, конечно, это я. Послушайте, что это все? »

« Я вас не слышу », — сказала Магдалина.«Подождите».

«Что все это значит?» — крикнул я. «Все это о том, что ты женишься на букмекере? Вы не можете сделать это, не посоветовавшись со мной! »

Я чувствовал, что снимаю сносную сцену за дверью ванной. Я даже по панели стукнул.

«Я не слышу ни слова, — сказала Мэдж. Это было неправдой; она тянула время. «Джейк, дорогой, поставь чайник, и мы выпьем кофе. Я уйду через минуту ».

Магдалина вылетела из ванной потоком горячего парфюмированного воздуха как раз в тот момент, когда я варил кофе, но нырнула прямо в свою гардеробную.Финн поспешно поднялся с дивана. Мы закурили сигареты и стали ждать. Затем, по прошествии долгого времени, Магдалина предстала в сиянии и встала передо мной. Я смотрел на нее в тихом изумлении. Во всем ее облике произошли заметные изменения. На ней было обтягивающее шелковое платье дорогого и суетливого покроя и множество довольно симпатичных украшений. Казалось, изменилось даже выражение ее лица. Теперь, наконец, я смог понять то, что сказал мне Финн. Идя по дороге, я был слишком озабочен собой, чтобы задуматься о странности и масштабности плана Мэдж.Теперь передо мной была его денежная стоимость. Конечно, это было неожиданно. Мэдж привыкла общаться с утомительными, но гуманными горожанами, или государственными служащими с богемскими вкусами, или, в худшем случае, с такими литературными хакерами, как я. Мне было интересно, какая странная ошибка в социальной стратификации должна была привести ее к контакту с мужчиной, который мог бы вдохновить ее на такую ​​одежду. Я медленно обошла ее, рассматривая все это.

«Как вы думаете, я какой, Мемориал Альберта?» — спросила Магдалина.

«Только не этими глазами», — сказал я и заглянул в их пятнистую глубину.

Потом меня пронзила непривычная боль, и мне пришлось отвернуться. Я должен был лучше позаботиться о девушке. Эта метаморфоза, должно быть, долго готовилась, только я был слишком скучен, чтобы это увидеть. Такую девушку, как Магдалина, невозможно изменить за одну ночь. Кто-то усердно работал.

Мэдж с любопытством наблюдала за мной. «Что случилось?» — спросила она. «Ты болен?»

Я высказал свою мысль. «Мэдж, мне следовало бы лучше заботиться о тебе».

«Ты вообще не заботился обо мне, — сказала Мэдж.«Теперь это сделает кто-нибудь другой».

Ее смех был резким, но глаза были обеспокоены, и я почувствовал побуждение сделать ей, даже на этой поздней стадии, какое-то опрометчивое предложение. Странный свет, отброшенный на нашу дружбу, принес новые вещи в облегчение, и я попытался в одно мгновение уловить всю суть моей потребности в ней. Однако я глубоко вздохнул и следовал своему правилу никогда не разговаривать с женщинами откровенно в моменты эмоций. Из этого никогда не выйдет ничего хорошего. Не в моей природе брать на себя ответственность за других людей.Мне достаточно сложно выбирать свой собственный путь. Опасный момент прошел, сигнал пропал, блеск в глазах Магдалины исчез, и она сказала: «Дайте мне кофе». Я дал ей немного.

«Послушай, Джейки, — сказала она, — ты понимаешь, как это бывает. Я хочу, чтобы вы вывезли свои вещи как можно скорее, сегодня, если сможете. Я положила все твои вещи в твою комнату ».

Она тоже. Различные объекты ми

Те, которые обычно украшали гостиную, отсутствовали.Я уже чувствовал, что больше не живу там.

«Я не понимаю, как это, — сказал я, — и мне будет интересно услышать».

«Да, вы должны взять все», — сказала Магдалина. «Я заплачу за такси, если хочешь». Теперь она была крутой, как салат.

«Отважитесь, Мэдж», — сказал я. Я снова начал беспокоиться о себе и почувствовал себя намного лучше. «Могу я продолжать жить наверху? Я не мешаю ». Но я знал, что это плохая идея.

«О, Джейк!» — сказала Мэдж.«Ты идиот!» Это было самое доброе замечание, которое она когда-либо сделала. Мы оба расслабились.

Все это время Финн прислонился к двери, рассеянно глядя вдаль. Слушал он или нет, было трудно сказать.

«Отпустите его», — сказала Магдалина. «Он меня мучает».

«Куда я могу его отправить?» — спросил я. «Куда мы можем пойти? Вы знаете, у меня нет денег ».

Это было не совсем так, но я всегда делаю вид, что из соображений политики без гроша в кармане, никогда не знаешь, когда может оказаться бесполезным, если это будет считаться само собой разумеющимся. .

«Вы взрослые», — сказала Магдалина. «По крайней мере, так должно быть. Вы можете решить это сами ».

Я встретил мечтательный взгляд Финна. «Что нам делать?» — спросил я его.

У Финна иногда возникают идеи, и в конце концов у него было больше времени на размышления, чем у меня.

«Иди к Дэйву», — сказал он.

Я ничего не видел против этого, поэтому сказал: «Хорошо!» И крикнул ему вслед: «Возьми гильзы!», Потому что он выстрелил, как стрела. Иногда мне кажется, что ему наплевать на Магдалину.Он вернулся, взял одну из них и исчез.

Мы с Магдалиной смотрели друг на друга, как боксеры в начале второго раунда.

«Послушайте, Мэдж, — сказал я, — вы не можете меня просто так выгнать».


Под сетью Ирис Мердок — Триумф настоящего

Айрис Мердок — одна из немногих писательниц, к которым я возвращаюсь с регулярными отклонениями. Как Грэм Грин, Вирджиния Вульф, Марсель Пруст, Кормак Маккарти и, когда-то давным-давно (его небольшая продукция была исчерпана много лет назад) Ф.Скотт Фицджеральд, Мердок — писатель, чьи работы мне очень нравятся, но не — в отличие от Малкольма Лоури, Изабель Альенде и Дэвида Фостера Уоллеса сейчас, а также Эрнеста Хемингуэя и Джона Фаулза, когда я был студентом, — романиста, которого я чувствую вынужденным прочитать кое-что. каждые восемь недель или около того. Да, и, конечно, Кнаусгаард.

Под сетью «» был первым опубликованным романом Мердока, выпущенным еще в 1954 году. Обнадеживающим фактом (для проклятых, внушающих доверие, неудавшихся подражателей писателей вроде меня) было то, что это был а) шестой роман, написанный ею, и слабее тех, которые она будет производить.На самом деле, я не знаю, обнадеживает ли это. Я написал два романа, один дневник о путешествиях *, довольно много банальной короткой литературы ** и достаточно материала в этом блоге, чтобы соперничать с Ulysses по длине, но означает ли это, что мои 10000 часов почти закончились или что Мне нужно написать еще четыре романа, прежде чем я буду почти готов? Извините, почти весь этот абзац должен был быть сноской.

Под сетью «» (возвращаясь к нашей теме) был первым романом Мердока, и это странное, похожее на гидру произведение.Он отражает некоторые из ее более поздних, более успешных художественных произведений в ее увлечениях философией, политикой и писательством, и включает в себя главного героя, аналогичного ориентированному на мужчин, как и ее превосходный фильм «Море», «Море » ***. Есть и намек на гомосексуальность, но этому никогда не позволяют развиваться — не так, как это было бы в The Bell , который, я считаю, является ее самым ранним романом, считается действительно частью литературного канона. Under the Net повествует о Джейке Донахью, невысоком англичанине, который живет за счет своих любовников (или компаньонов — никогда не ясно, трахает ли он кого-нибудь из своих покровителей, будь то мужчина или женщина) и его случайных переводах французской мусорной литературы.У него есть ирландский двоюродный брат Финн, к которому он возвращается всякий раз, когда его бросают (возможные) любовники, и его преследует потеря его самой большой дружбы, которая была с Хьюго Белфаундером, магнатом фейерверков и кино. Когда Белфаундер и Донахью были настоящими друзьями (возможными любовниками), у них была большая интеллектуальная и эмоциональная связь, они обсуждали различные темы в течение многих-многих часов на протяжении многих лет. Донахью тайно вел записи этих разговоров, а затем — в конце их отношений — переписал их слова как греческий диалог, опубликовал текст, а затем почувствовал такую ​​вину за то, что предал святость своей личной жизни и личной жизни Хьюго, что больше никогда не разговаривал с этим человеком. .Донахью мучают чувство вины и сожаления, а также смущенное облегчение по поводу коммерческого (хотя и не критического) провала книги. Его утешает тот факт, что Хьюго, возможно, никогда этого не видел, но все равно избегает его из-за стыда.

Роман следует за Джейком, который после того, как его выгнала женщина, ищет новое жилье и деньги. Он встречается с политическими лидерами левого толка, высококлассным букмекером, гламурными актрисами, артистами пантомимы, он похищает бывшего собачьего актера ****, он посещает Париж, ныряет худышкой в ​​грязной Темзе, ходит по пабам, отдыхает в больницу и спит в шкуре медведя. Under the Net — это действительно серьезный анекдот — часто довольно глупый — иногда перемежающийся великолепными описаниями мест, впечатляющими впечатлениями сожаления, немного философией трески и некоторыми неточными диалогами. Это далеко не лучшая работа Мердока, но она остроумна, и центральные отношения — отношения Джейка и Хьюго — связаны с полным исследованием, в котором они нуждаются из-за нравов времени.

Книга, увы, несколько репрессирована. Это рассказ об идеальной любви, разрушенной условностями и недопониманием (для Хьюго действительно ли читал книгу Джейка и был доволен тем, что в ней говорилось о том, насколько он важен для писателя)? Или это эпизодический фарс, который играет с глубиной только для того, чтобы вытащить его? Здесь есть зародыш чего-то впечатляющего — есть моменты, которые шокировали меня, тронули, поразили меня, но также было много ювенильного батоса — обычной слабости молодых писателей. Under the Net тратит слишком много времени, пытаясь быть смешным, тогда как это должно быть грустное . Здесь есть что-то преследующее, и отрывки величия свидетельствуют о потенциале, который однажды будет реализован — это не праздные обещания.

Мне это понравилось, и были страницы, которые заставляли меня плакать, заставляли думать и заставляли чувствовать. Но были и главы, которые, на мой взгляд, абсолютно ничего не достигли.

Ни в коем случае не избегайте, если вы фанат Мердока, но не начинайте с этого, если вы не фанат.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.