Автомат озу: Sorry, this page can’t be found.

Содержание

Дифференциальные автоматы на 25 А

Полезная информация

Грамотное использование электрических приборов подразумевает в первую очередь обеспечение безопасности. Дифференциальные автоматы с номинальным током 25 А защищают электрическую сеть от воздействия перегрузок и короткого замыкания, а человека – от удара током.

Сферы использования

Их установка производится как в однофазные, так и в трехфазные сети. Номинальный ток 25 А означает, что при подключении приборов, потребляющих больше тока, диффавтомат разомкнет электрическую цепь. Такая мера защиты предотвращает возгорание проводки и возникновение пожаров. В квартирах или домах диффавтоматы устанавливаются на ветку с несколькими бытовыми приборами, потребление тока которых не превышает 25 А. В производственных условиях такие автоматы используются для подключения трехфазных двигателей.

Защита по трем фронтам

  • От тока утечки – его еще называют дифференциальным, потому что он определяет разницу между токами в фазе и в нулевом проводе. В норме дифференциальный ток примерно равен нулю, при утечке – увеличивается. Встроенный защитный модуль тут же разъединяет электрическую цепь.
  • От перегрузки – тепловой расцепитель отключает дифавтомат 25а, если подключено слишком много потребителей или их суммарная мощность не соответствует лимиту сети.
  • От короткого замыкания (КЗ) – может возникнуть при случайном соприкосновении неизолированных фазного и нулевого проводов. В этом случае срабатывает электромагнитный расцепитель, который отключает питание.

Важные параметры при покупке

  • Полюсность. Если защитное устройство требуется для однофазной сети с напряжением 220 В, нужно выбирать 1-полюсные и 2-полюсные диффавтоматы. Если необходим диффавтомат для трехфазной сети с напряжением 380 В, стоит обратить внимание на 3-полюсные и 4-полюсные защитные устройства.
  • Тип расцепления. Обозначается латинскими буквами и показывает предел значения номинального тока (I), при котором отключается диффавтомат: А – (2÷3)*I, В – (3÷5)*I, C – (5÷10)*I, D – (10÷20)*I.
  • Дифференциальный ток. В зависимости от модели колеблется от 10 до 30 мА. У более чуткого дифференциального автомата это значение меньше.
  • Ток КЗ. У разных устройств от 4,5 до 6 кВт.

конечные автоматы с переключаемым контекстом / Хабр

Представим конечный автомат (КА), который традиционно состоит из триггеров, хранящих его состояние, и логики, которая эти триггера связывает и может состояние КА изменить. Сотояние триггеров при необходимости меняется по фронту тактового сигнала.

Логика в ячейках организована на LUT (look-up table), что-то вроде ПЗУ на 16 или 64 бит. Эти LUT могут работать ещё и в режиме синхронной памяти, запись в которую производится по фронту тактового сигнала. Ячейка для чтения/записи выбирается комбинацией на адресных линиях A[]. И если мы в КА подменим все триггера этой памятью и подадим на входы A[] какой-нибудь статичный адрес, то поведение самого КА останется прежним: точно так же новое состояние при необходимости будет записываться в эти «триггеры» (ячейки ОЗУ) по фронту тактового сигнала.

Далее останется сделать предпоследний шаг: адресные входы всех ячеек памяти подключим к одному источнику, который в соответствии с каким-то алгоритмом будет эти адреса менять — таким образом мы сможем переключать контекст. Получится такой «многослойный» (я не нашёл более подходящего слова) узел, который состоит из 16 или 64 одинаковых независимых КА, где в определённый момент времени работает только один выбранный.

В семействах Spartan-2, Spartan-3 есть LUT объёмом 16 бит, их можно использовать как синхронное ОЗУ, примитив носит название RAM16X1S. В Spartan-6 ёмкость составляет уже 64 бита, соответственный примитив называется RAM64X1S. Ими можно заменить триггеры (flip-flops) с некоторыми допущениями:

  1. не будет входов асинхронного сброса/установки. Но я ими в своей практике не пользуюсь, и мне это не мешает.

  2. будут задействованы дополнительные LUT в CLB, а триггеры останутся неиспользованы. Таким образом схема будет занимать больше места, но за эту цену мы получаем «многоканальное» устройство внутри одного.

При использовании схемного редактора замена производится относительно просто — нужно создать символы, совпадающие по выводам со стандартными flip-flop и содержащие дополниительные адресные входы, внутри которых будут находится RAMnX1S. Далее создавать и заменять символы вверх по иерархии. В КА не должно остаться ни одного «настоящего» триггера!

Если поведение модуля описано на HDL, то здесь сложнее. Придётся придумывать и описывать его структуру, основанную на этих примитивах. Синтезатор понимает, например, что конструкцию reg [63:0] mem и можно превратить в RAM64X1. Но описать целиком «многослойные» вещи мне не удалось. Можно избавится от, например, сумматоров, заменив их одной строчкой кода, но «триггеры» придётся включать в виде модулей. Исходный код при этом сильно теряет в читабельности и понимаемости.

В качестве примера сделаем 8-битный 64-слойный счётчик (исходный код на verilog). В симуляторе мы заставим его считать сначала в контексте 0, потом последовательно пройдёмся по контекстам 1, 2, 1 и снова 0. На скриншоте симулятора видно, что после возврата к предыдущему контексту счётчик продолжает считать с того же места, на котором он был прерван.

И наконец, последний шаг, который нужно сделать — поставить мультиплексоры на входные сигналы и демультиплесоры с уже «обычными» триггерами на выходные.
Если необходимо узнать состояние какого-либо контекста, не переключаясь на него, то можно использовать двухпортовую версию памяти, например RAM64X1D. На линии DPRA подаём номер читаемого контекста, и на выходе DPO получаем его состояние.

На переключение рабочего контекста не тратится время. Можно в качестве генератора номера контекста использовать счётчик, который увеличивается на каждом такте. И таким образом 64-слойную схему, работающаю на частоте 64 МГц, можно представить как 64 независимые схемы, работающие на частоте 1 МГц.

Описанный метод был применён при разработке устройств, работающих с сигналами с временнЫм разделением каналов, и при создании многоканальных устройств, работающих на относительно низких частотах.

Несмотря на очевидность описанного способа, я не встречал в своей практике ни сторонних проектов, использующих его, ни описания. Это и полсужило поводом для создания статьи. Она получилась поверхностной, потому как неясно, какие моменты требуют детализации, и я буду рад замечаниям и предложениям по ней.

С уважением, Виктор.

УЗО четырехполюсные ABB серии Fh304, F204 тип АС

Сортировать по:
  • умолчанию
  • цене
  • по наличию
Сортировать по:
  • умолчанию
  • цене
  • по наличию

Устройства дифференциального тока от ABB серии Fh304

Устройствами дифференциального тока называются приборы, служащие для защиты систем при превышении значения тока замыкания на землю.

Их принцип работы заключается в том, что они рассчитывают сумму токов по вектору для одно- и трёхфазных линий. Если это значение равно нулю, что такие устройства спокойно пропускают его через себя. Если же это значение будет отличаться, питание всей системы незамедлительно прекращается.

Основные параметры, по которым разделяют устройства такого типа – это вид волны, скорость отклика на сигнал и уровень чувствительности. Также устройства такого типа или, как их ещё называют, УЗО (устройства защитного отключения) делятся на ВДТ (не имеющие систему безопасности для сверхтоков), АВДТ (с автовыключателем) и БДТ (системы или блоки диф. тока для необходимого контакта с автовыключателем).

Для ВДТ характерно работа не с токами замыкания на землю. Они применяются в системе с модульным автовыключателем или предохранителем, образующими в паре систему обеспечения безопасности при работе (от сверхтоков и их возможных нежелательных воздействий).

ВДТ в серии Compact Home

FH 200, тип AC

Загрузка данных… Показать товары (0)

Сбросить форму



 
Производители электрооборудования
Нажмите на логотип производителя чтобы посмотреть все его товары в этом разделе.

Внимание!
Внешний вид товара, комплектация и характеристики могут изменяться производителем без предварительных уведомлений.
Данный интернет-сайт носит исключительно информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой,
определяемой положениями Статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Указанные цены действуют только при оформлении требуемой продукции через форму заказа сайта shop220.ru (корзину).

Приборы и контрольные устройства для обеспечения разработки, производства и эксплуатации ЭВМ

В.Г. Желнов

История возникновения и развития в институте особого подразделения, занимавшегося на протяжении двух десятилетий созданием специализировной контрольно-измерительной аппаратуры (КИА), предназначенной для разработки, производства и эксплуатации технических средств вычислительной техники, связана с именами трёх руководителей, стоявших у истоков развития отечественной вычислительной техники: главного инженера, д.т.н. Башира Искандаровича Рамеева, директора Виктора Алексеевича Шумова и начальника отдела измерительных приборов Анатолия Кузьмича Щенникова. Каждый из них был по-своему талантлив и находился, что называется, на своём месте (что далеко не всегда бывает). Давно уже нет в живых никого из них, но светлую и благодарную память об этих мудрых и исключительно порядочных людях я сохраню до конца своей жизни.

В конце 1958 года, будучи преподавателем кафедры автоматических и измерительных устройств Пензенского индустриального института (который я сам закончил в 1953 году), я был приглашен А.К. Щенниковым в руководимый им отдел, по совместительству, на должность ведущего инженера. Мы были знакомы с 1948 года, когда я ещё учился в школе, а он уже был широко известным в стране радиолюбителем-коротковолновиком, и все эти 10 лет он оставался моим учителем и наставником в области конструирования приемно-передающей и измерительной аппаратуры и спортивной работы в эфире. Ему я, в первую очередь, обязан тем, что в 1955—56 годах дважды становился чемпионом ДОСААФ СССР по коротковолновой связи. Он же, по сути дела, на долгие годы определил мою творческую судьбу. Мне была предложена очень интересная и ответственная работа, по поводу чего необходимо сделать некоторое отступление.

Традиционной функцией метрологических служб на разрабатывающих предприятиях является, как правило, обеспечение тематических подразделений и опытного производства необходимыми мерами и измерительными приборами и периодическая поверка их на соответствие паспортным данным. Для этой функции структура подобных подразделений обычно состоит из служб поверки, ремонта и хранения КИА. Однако во многих случаях обеспечить все нужды разработчиков путём использования серийно выпускаемой контрольно-измерительной аппаратуры не удавалось в силу отставания радиоизмерительной промышленности от быстро растущих потребностей новых областей радиоэлектроники. Именно такая ситуация сложилась в НИИУВМ в конце 1950-х годов, причём здесь указанный разрыв был особенно велик. Это объяснялось тем, что огромный талант и творческая прозорливость, присущие Б.И. Рамееву, позволяли ему, одновременно с решением насущных проблем по созданию ЭВМ на доступном тогда уровне, смотреть далеко вперёд и ставить задачи, казавшиеся по тем временам фантастическими. Например, в ряде лабораторий (в том числе В.Т. Мошенского) проводились исследовательские работы по созданию узлов ЭВМ, основанных на применении элементов СВЧ; с появлением туннельных диодов исследовались возможности их применения в качестве логических элементов и т. п. Главной целью подобных работ была попытка сделать прорыв в повышении быстродействия ЭВМ. Выполнение их натыкалось на практическое отсутствие промышленных импульсных средств измерений, работающих в области единиц наносекунд. Да и само слово «наносекунда» в ту пору в инженерной среде было малоупотребимо и звучало так же непривычно, как слово «триллион» в экономике лет десять назад. Имелись, впрочем, и более простые задачи создания нестандартной КИА, например, стендов контроля технологических процессов серийного производства элементов и узлов ЭВМ, измерения температуры малогабаритных ЭРЭ и т. п.

Таковой была ситуация в институте в конце 1950-х гг., когда, с одобрения директора и главного инженера, А.К. Щенников начал создавать в своём отделе специальную лабораторию, которая и должна была решать перечисленные выше задачи. Руководителем лаборатории был назначен выпускник Ленинградского политехнического института Виктор Кириллович Елисеев, к тому времени уже зарекомендовавший себя как талантливый инженер и хороший организатор. В его лаборатории я и начал работать с декабря 1958 года.

Память не сохранила все проводившиеся в первые мои годы разработки, но самую первую работу помню очень хорошо. Это был ручной пульт процентной разбраковки бумажных конденсаторов, который использовался в одном из цехов завода ВЭМ при производстве универсальной сеточной модели УСМ, главным конструктором которой, как и многих других аналоговых вычислительных машин, в ту пору был один из самых старейших сотрудников и основателей института Н.С. Николаев. Работу эту мы выполняли совместно с товарищем по школе и радиоклубу, ныне ветераном института, Ю.Л. Соколовым. И хотя она успешно закрыла существующую проблему, в ней, как и в ряде последующих работ, ещё сильно ощущался дух радиолюбительства – как в схемном, так и в конструкторском отношении. Профессионализм пришёл не сразу.

Совместительская работа в НИИУВМ занимала всё большее и большее место в моей жизни, и летом 1960 года я принял окончательное решение расстаться с преподавательской работой и перейти в НИИУВМ на должность начальника лаборатории. Первоначально в ней работало всего несколько человек. Теперь в составе отдела приборов имелось уже две лаборатории, занимавшихся разработкой нестандартных средств измерений. Со временем наши пути разойдутся: лаборатория В.К. Елисеева разрастётся в крупнейшее подразделение, занимающееся разработкой систем и комплексов спецназначения. Разрастётся и наш коллектив, но специализация работ сохранится.

Наиболее памятными разработками начала 1960-х годов были работы по созданию импульсных осциллографов наносекундного диапазона. Первоначально это были громоздкие и весьма энергоёмкие приборы с использованием в усилителях вертикального отклонения так называемого принципа бегущей волны, требующего большого количества мощных электронных ламп. Для примера скажу, что популярный тогда среди импульсников двулучевой осциллограф ДЭСО-1 с полосой пропускания 60 МГц имел размеры бытового шкафа средней величины, вес – несколько центнеров и потреблял мощность около полутора киловатт, что позволяло иногда тайком использовать его в холодное время года в качестве отопительного прибора. «Наш» был более компактным и не таким энергоёмким, а полосу пропускания имел 100 МГц, но ведь это был не серийный, а «штучный» прибор, где можно было не соблюдать целый ряд ограничений, действующих при разработке серийной аппаратуры, и тем самым, в какой-то степени, упростить решение задачи.

С появлением сверхбыстродействующих переключающих элементов (например, лавинных транзисторов и кремниевых диодов с малым временем переключения) появилась возможность создания так называемых стробоскопических осциллографов, которые сравнительно просто и изящно позволяли конструировать приборы с полосой пропускания до несколько сотен и даже тысяч МГц. Один из таких осциллографов нашей разработки (ОНИ-1) довольно широко и долго использовался в институте. В период его создания в лабораторию пришло несколько очень способных молодых специалистов-радиоэлектроников: Б.М. Кисин, А.В. Гальченко, А.В. Саблин, Н.М. Дегтярев и др. Немного позже пришёл В.Т. Андрюшаев. Он и Б.М. Кисин в короткий срок зарекомендовали себя бесспорными лидерами, о которых нельзя не сказать особо. Наряду с высокими инженерными способностями, позволявшими выполнять им задачи любой сложности, это были (пишу «были» потому, что они давно уже покинули институт) люди высочайшей культуры, подлинные интеллигенты, прекрасно знающие художественную литературу, музыку, любящие природу, обладающие тонким чувством юмора и очень скромные в личном отношении. Они сыграли ведущую роль во всех последующих наших разработках, о которых речь пойдет ниже. В течение почти трёх десятилетий, до самого ухода из института, они были для меня не просто сотрудниками и первыми помощниками в работе, а верными друзьями, единомышленниками и воспитателями многих десятков молодых инженеров.

Перечисленные выше (а также другие, подобные им) работы, выполненные на начальном этапе нашей деятельности, характеризовались двумя признаками: во-первых, они носили характер единичных разработок и, во-вторых, не были связаны с главным направлением деятельности института, которым на этапе 1960-х годов, бесспорно являлось создание второго (полупроводникового) поколения ЭВМ «Урал». С 1962 года картина начала резко меняться. Для разработки комплекса унифицированных функциональных элементов (или, как их ещё именовали, модулей) полупроводниковых ЭВМ, получившего шифр «Урал-10», потребовалась сначала нестандартная исследовательская аппаратура, из которой наиболее серьёзным прибором был разработанный нами генератор пачек импульсов ГПИ-1. Он оказал серьёзную помощь создателям комплекса в отработке параметров модулей. Далее возник ещё более серьёзный вопрос. Поскольку предполагаемый объём серийного производства модулей исчислялся миллионами единиц, в конце 1962 года возникла необходимость в специальном стенде, позволяющем оперативно контролировать ряд их статических и динамических параметров. Причём стенд этот должен был иметь полный комплект конструкторской и эксплуатационной документации для серийного производства. Такие требования ставились перед нами впервые и, естественно, существенно повышали ответственность разработки, что дополнительно усугублялось сжатыми сроками, отпущенными на её выполнение. Несмотря на это, мы были очень горды тем, что «сам» Б.И. Рамеев оказал нам такое доверие, видимо окончательно поверив в наши возможности.

Мы работали тогда «по-рамеевски» – увлечённо, засиживаясь до позднего вечера. Работы вели В.Т. Андрюшаев, Б.М. Кисин, А.В. Гальченко и автор этих строк. Конструкторскую часть вело конструкторское бюро М.П. Князева, в котором непосредственные работы выполняли, в частности, молодые специалисты – супруги Л.С. и А.И. Елатонцевы. Стенд был построен ещё на электронных лампах. Статические параметры контролировались стрелочным прибором, а динамические – специализированным электронно-лучевым индикатором. Работы были завершены в августе 1963 года и получили высокую оценку Б.И. Рамеева. Стенд, получивший название С-1, изготовлялся серийно на Пензенском заводе ВЭМ и Волжском заводе РТЭ и широко применялся на последнем в массовом производстве модулей «Урал-10». Несколько позже был разработан ещё один стенд У-604В аналогичного назначения, гораздо более простой и компактный, но имеющий значительно меньшую производительность, чем С-1, так как предназначался для ремонтных работ в условиях эксплуатации ЭВМ «Урал». Основным его разработчиком был инженер С.Н. Басович. Этот стенд также выпускался серийно, причём предусматривалась его специальная приёмка.

В те же годы нашей лабораторией было разработано несколько моделей приставок к осциллографам, предназначенных для измерения параметров импульсов тока в координатных шинах устройств оперативной памяти ЭВМ «Урал». При этом требовалось, чтобы высокие импульсные потенциалы, действующие на этих шинах, не искажали результат измерения импульсов тока. Широкополосные осциллографы с дифференциальным входом, применяемые ныне для этих целей, в те годы разработчиков оперативных запоминающих устройств не удовлетворяли по своим параметрам. Приборы указанного назначения (ИУИТ, ПИТ, ПИТ-В) широко применялись на всех стадиях создания ЭВМ «Урал» – от исследований при разработке до серийного производства.

Но наиболее мощный импульс для развития нашего коллектива, на долгие годы определивший основной профиль его деятельности и значимость в масштабах, далеко выходящих за институтские рамки, дала ситуация, сложившаяся в промышленности на грани 1963—64 годов. В это время возник кризис в контроле импульсных параметров ферритовых сердечников (ФС) с прямоугольной петлей гистерезиса, применяемых в оперативных запоминающих устройствах (ОЗУ) ЭВМ. Работы по созданию таких ОЗУ в институте уже несколько лет успешно велись под руководством одного из ведущих «рамеевцев» – Г.С. Смирнова. В описываемый период им проводилась разработка ОЗУ с полупроводниковым управлением на ФС типа С-1 (М1,5ВТ) внешним диаметром 1,2 мм для ЭВМ «Урал» 2-го поколения. При всей скромности тогдашних объемов оперативной памяти по сравнению с существующими ныне, речь шла о возможной потребности в ФС порядка десятков миллионов штук и более. Между тем предприятия , осуществляющие в ту пору производство ФС для ОЗУ и представленные, в основном, Астраханским заводом «Прогресс» и заводом приборов и ферритов (г. Кузнецк Пензенской обл.), не располагали никакой промышленной аппаратурой их массового контроля, так как её серьезной разработкой и серийным производством никто всерьёз не занимался.

Не вдаваясь в подробности, перечислю основные требования к подобной аппаратуре, исходя из требований разработчиков запоминающих устройств и специфики массового производства ФС.

1. Необходимость 100%-ного контроля ФС диктовалась противоречием, заключающимся в том, что требование высокой однородности импульсных параметров ФС (амплитуды, длительности, устойчивости к разрушению информации и т.п.), необходимой для устойчивой работы основного узла ОЗУ – магнитного куба, не обеспечивалось технологией производства ФС, которая зависела от сочетания большого количества различных факторов (количества исходных материалов, давления отпрессования, температуры обжига и т. п.). Это приводило к значительной дисперсии этих параметров.

2. При указанных выше масштабах производства ФС, имеющих к тому же легко прослеживаемую тенденцию к дальнейшему росту, контроль мог быть только автоматическим с производительностью, на первых порах, не менее 2-3 тыс. сердечников/час.

3. Автоматы должны иметь достаточно высокие метрологические показатели и, что не менее важно, обладать высокой надежностью, так как попадание в результате сбоев в их работе даже незначительного количества бракованных ФС (порядка 0,01%) в матрицу магнитного куба, имевшую весьма высокую трудоемкость и стоимость изготовления, делало её непригодной для ремонта. Естественно, что, как и ранее упоминавшийся стенд С-1, автоматы должны были иметь всю необходимую техническую документацию для серийного производства.

Чтобы как-то выходить из описанной выше ситуации, некоторые заводы-изготовители ФС пользовались примитивными ручными стендами, в которых сердечник надевался на иглу вручную, а считанный с него импульс наблюдался на экране обычного осциллографа и сравнивался с изображением «эталонного» сигнала, нанесенным на прозрачную маску. В лучшем случае, разбраковка ФС велась на единичных макетных образцах автоматов, разработчики которых не были профессионалами в области создания измерительной техники, а лишь специалистами по ОЗУ соответствующих подразделений. Подобный опыт разработки КИА, довольно широко распространенный в описываемую эпоху, приносил, как правило, отрицательные результаты: каждый должен заниматься своим делом.

Во второй половине 1963 года подобная ситуация никоим образом не удовлетворяла Б.И. Рамеева, тем более, что в качестве одного из основных пользователей ЭВМ «Урал» второго поколения он видел военных, требования которых к технологии производства изготавливаемых для них технических средств, включая и применяемую КИА, всегда были особенно строгими.

Осенью 1963 года я был приглашен к Б.И. Рамееву, где передо мною была поставлена задача: в предельно короткий срок выполнить ОКР по разработке автомата для контроля ФС типа М1,5 Вт с внешним диаметром 1,2 мм . Автомату был присвоен шифр У-700. Автором технического задания (ТЗ) являлся зам. главного конструктора ЭВМ «Урал» по ОЗУ Г.С. Смирнов. В качестве базового принципа работы автомата был задан известный принцип сравнения с эталоном, при котором в измерительную часть автомата поступает разность сигналов, считанных с проверяемого сердечника и специально отобранного сердечника, принимаемого за эталон. Если эта разность не превышала по амплитуде некий заданный порог, сердечник считался годным. Этот принцип являлся наиболее простым по реализации, в то же время обладал весьма существенным недостатком, так как его использование приводило к неоправданному выбраковыванию значительного количества ФС, вполне пригодных для работы в запоминающих устройствах. В ОКР разрешалось применять все компоненты комплекса «Урал-10»: модули, ячейки, панели, шкафы, источники питания и т.п. Для облегчения разработки предлагалось использовать манипулятор и усилитель разработанного ИТМ и ВТ и изготовленного Московским заводом САМ в количестве 20 шт. автомата, не нашедшего применения в силу практической неработоспособности.

Для начала директор нашего института В.А. Шумов предложил нам с Г.С. Смирновым и В.Т. Андрюшаемым побывать в некоторых организациях Москвы и Киева, у которых имелись сведения по ведущимся там аналогичным работам для ознакомления с последними. Совершив это турне, мы убедились в том, что все проведенные там разработки носят исключительно макетный характер и не могут являться основой для нашей ОКР. Никаких сведений об аналогичных зарубежных разработках мы тогда также не имели. Поэтому действовать пришлось самостоятельно.

Независимо от типа и сложности все автоматы контроля ФС состоят из трёх основных частей: генератора испытательных импульсов тока, механической части (манипулятора) и измерительной части. В манипуляторе ФС автоматически подаются на измерительную позицию, где сердечник пронизывается измерительной иглой, представляющей собой два склеенных между собой и изолированных друг от друга проводника, замыкающих два электронных контура. Через один из них пропускаются измерительные импульсы тока, а со второго считываются импульсы с ФС, поступающие в измерительную часть, по результатам работы которой сердечник направляется в одну из групп «годные» или «брак». Поскольку параметры ФС в той или иной степени зависят от внешней температуры, контроль их, как правило, осуществляется в термостатированном режиме. Генератор импульсов тока (ГИТ) представляет собой формирователь программы испытательных импульсов тока со строго нормированными параметрами (амплитудой, длительностью фронтов, осцилляциями на вершине импульса и т.п.), цель которых – запись и считывание с ФС «единиц» и «нулей» в предельно утяжеленных режимах, гарантирующих дальнейшую устойчивую работу ФС в ОЗУ. Назначение измерительной части особых комментариев не требует. О её особенностях в различных моделях разработанных нами автоматов будет рассказано ниже.

Несмотря на накопленный опыт создания КИА, на первых порах разработки автомата мы столкнулись с большим количеством трудностей. В особенности это касалось механической части. И это понятно, так как до этого нам не приходилось работать со столь мелкими деталями; внутренний диаметр ФС составлял всего 0,8 мм ; естественно, что измерительная игла должна иметь ещё меньший диаметр, и при заданной нам производительности автомата, порядка 1 сердечник в секунду, обеспечение надежной подачи ФС на иглу вызывало первоначально большие трудности. Переданные нам образцы манипуляторов не обеспечивали необходимой надежности. К тому же, разработчики ИТМ и ВТ применили иглу неразрезной конструкции, от которой мы сразу решили отказаться, так как при её простоте, относительно высокой прочности она гальванически объединяла токовый контур с потенциальным, что приводило к возникновению большой, трудно компенсируемой и очень нестабильной во времени помехи, соизмеримой с полезным сигналом. Разрезанную же иглу (с диаметром рабочей части порядка 0,6 мм ) первое время никак не удавалось изготовить: она была непрочной, часто ломалась, расклеивалась или замыкалась накоротко. По предложению директора В.А. Шумова в институте был объявлен конкурс по разработке иглы, который выиграл один из наиболее высококвалифицированных механиков, пользовавшийся высокой репутацией у «самого» В.И. Рамеева, ныне покойный В.С. Сергеев. Он выбрал материал иглы, тип клея, отработал технологию склейки, а проблему короткого замыкания обеих половин иглы решил путем добавления в клей мелкозернистого абразивного порошка. После этого игла «пошла».

Довольно сложную и новую для нас проблему представляла разработка оконечных формирователей импульсов ГИТа с максимальной амплитудой 0,5А±0,5%, длительностью передних фронтов не более 0,2 мкс (при существующих в то время транзисторах совместить эти два требования было непросто) и дрейфом установленной амплитуды не более ±0,5 % за 150 часов эксплуатации. Проблему обеспечения высокой стабильности токов решили «лобовым» путём, поместив все оконечные каскады формирователей в термостат (этому принципу мы остались верны во всех последующих моделях автоматов). Из-за отсутствия необходимых промышленных приборов пришлось разрабатывать специальные точные калибраторы для точной установки амплитуды импульсов тока. Всеми перечисленными проблемами создания ГИТа с первой и до последней модели автомата занималась группа разработчиков (позднее – лаборатория) под руководством Б.М. Кисина и А.В. Гальченко – двух блестящих схемотехников, продолжавших заниматься разработкой генераторов в течение почти 15 лет.

В автомате была необходима (пока не очень сложная) цифровая часть, обеспечивающая заданную программу испытательных импульсов тока и общую синхронизацию всех узлов автомата. С этой задачей отлично справился выпускник Пензенского приборостроительного техникума Анатолий Викторович Малышев, направленный к нам на работу осенью 1963 года. До этого в лаборатории не было ни одного специалиста по цифровой технике. С Малышевым нам крупно повезло: всего через несколько месяцев работы этот 17-летний парень зарекомендовал себя как чрезвычайно одаренный специалист, которого в шутку инженеры, много старше его по возрасту и стажу работы, окрестили «великим логиком». Позже он закончит ВТУЗ, станет одним из идеологов и ведущих разработчиков всех последующих моделей автоматов, вырастет до начальника отдела, проявив, наряду с творческими, отличные организаторские способности в течение 30 лет работы в институте.

Измерительной частью автомата занимался В.Т. Андрюшаев. Несмотря на относительную простоту структуры при её разработке возникло немало проблем. В качестве основы быстродействующих дискриминаторов разностного сигнала нами были применены арсенид-галлиевые туннельные диоды. Много претензий было к промышленному усилителю УШ-10, доставшемуся нам от автомата ИТМ и ВТ: он был нестабильным, громоздким и ненадежным. Пришлось вносить в него доработки. Забегая вперед, скажу, что уже в 1965 году мы выпустили и передали в производство автомат У-701, отличавшийся от У-700 тем, что вместо указанного усилителя был введен транзисторный усилитель собственной разработки.

В октябре 1964 года разработка автомата У-700 была закончена. Были изготовлены и налажены 2 опытных образца; конструкторским бюро, которым руководил начальник лаборатории П.М. Краснов, был выпущен полный комплект документации для производства автоматов. В ноябре, по инициативе Б.И. Рамеева, приказом 8-го Главного управления ГКРЭ была создана междуведомственная комиссия по приемке автомата У-700. Она была очень солидной: в нее входило 17 членов, представлявших ведущие НИИ и заводы-изготовители ФС – Москвы, Ленинграда, Минска, Казани, Астрахани, Пензы, Загорска и Кузнецка. Впервые в нашей стране мы сдавали столь серьезный экзамен. Комиссии были предъявлены все необходимые в таких случаях документы и оба образца автомата. Приемка происходила с 17 по 21 ноября 1964 года и закончилась весьма успешно. Комиссия констатировала, что автомат разработан в полном соответствии с техническим заданием, результаты испытания образцов соответствуют техническим условиям на автомат, и он может быть рекомендован к серийном производству и использованию на заводах-изготовителях ФС. Естественно, не обошлось без замечаний и рекомендаций, но в целом комиссией был отмечен высокий уровень разработки, учитывая который институту было рекомендовано ускорить начало работ по созданию автоматов, использующих принцип измерения абсолютных параметров ФС.

Надо ли говорить, какую радость и гордость испытывали мы после завершения работы этой комиссии и как рвались к разработке принципиально новой модели автомата? Однако, не все поначалу сложилось так, как нам хотелось: руководством института было принято решение об изготовлении партии автоматов У-700 в количестве 10 штук на собственном опытном производстве, поручив, естественно, нашей лаборатории курирование их производства и наладку. Налаженные автоматы срочно передавались Кузнецкому заводу приборов и ферритов и (частично) Астраханскому заводу «Прогресс». По документации, переданной Пензенскому заводу ВЭМ, в 1965 году было изготовлено 25 автоматов У-700 и У-701.

В 1965 году мы получили, наконец, возможность начать работы по созданию нового автомата, техническое задание на который вновь было выдано Г.С. Смирновым. При этом, однако, оно было обсуждено и одобрено на существовавшей в то время Рабочей координационной группе по ОЗУ и ДЗУ, председателем которой был А.С. Федоров. Автомат получил шифр У-705. Он отличался от своих предшественников (У-700 и У701) не только принципом контроля, но и диаметром контролируемых сердечников. Если автоматы У-700 и У-701 были предназначены только для контроля конкретного «уральского» сердечника М 1,5 Вт, то новая модель была рассчитана на разбраковку любых типов ФС, имеющих внешний диаметр 1,0; 1,2 и 1,4 мм и время переключения от 0,4 до 1,2 мкс, что существенно расширяло спектр его пользователей. Естественно, что это заставило нас ввести в ГИТе широкую регулировку амплитуд токов записи и считывания (от 0,43 до 0,94 А), а также токов разрушения «единицы». Кроме того, была реализована методика испытания ФС двумя парами токов записи и считывания: в вилке ±10 % от номинального тока данного сердечника (с соответствующими токами, разрушающими «единицы»). В измерительной части должен был осуществляться контроль весьма большого количества параметров считанных с ФС импульсов: коэффициента устойчивости ФС на большом и малом токах, отношения амплитуд неразрушенных «единиц» на большом и малом токах, длительности импульсов перемагничивания, времени максимума сердечника и, наконец, амплитуды сигналов «единицы» с сортировкой сердечников на 6 групп «годных» и седьмую – «брак» по её величине.

Сегодня, по прошествии времени, мне представляется, что включение в Техническое задание столь большого количества подлежащих контролю параметров являлось следствием «крестьянской жадности» разработчиков запоминающих устройств: сомнительны необходимость одновременного контроля коэффициента устойчивости на больших и малых токах считывания, времени перемагничивания и так называемого времени максимума; необходимость введения столь большого количества групп годных ФС. Вполне естественны такие широкие возможности в лабораторных исследованиях при отработке методов контроля ФС, для условий же массового применения автоматов в заводских условиях можно было обойтись и более простой методикой контроля, что принесло бы значительный экономический эффект за счет удешевления автомата.

Резко возросло и требование Технического задания в части производительности автомата: вместо 2500 серд./час в У-700 и У-701 – 15 тыс. серд./час. Об обеспечении такой производительности путем модернизации старого манипулятора не могло быть и речи: нужна была разработка принципиально нового механизма. Для её выполнения я впервые привлек в качестве контрагента филиал Московского института «ВНИТИПрибор», незадолго до того открывшийся в Пензе. Разработка выполнялась конструкторским отделом этого института под руководством начальника отдела Н.П. Вырыпаева, моего старинного приятеля, опытного инженера-механика. Ими была предложена принципиально новая кинематическая схема манипулятора с одной иглой (а не с четырьмя, которые были в У-700) и ряд оригинальных решений по технологии изготовления некоторых его составных частей. В середине 1967 года разработка манипулятора была завершена. Проходила она негладко и доставила нам много волнений и хлопот. Сказывалась молодость и неопытность нового коллектива, отсутствие собственной производственной базы. Сроки завершения работы неоднократно переносились. И, тем не менее, новый рубеж был взят: средняя производительность 15 тыс. серд./час была обеспечена.

Поскольку электронная часть автомата значительно усложнилась по сравнению со старыми моделями, разработка её потребовала соответствующего увеличения количества разработчиков. Но к тому времени и численность лаборатории заметно возросла за счет выпускников Пензенского политехнического института разных лет: Г.И. Лобанова, Е.С. Грубник, В.Я. Древина, Э.С. Батина, П.Т. Красичкова, В.К. Соловьева, В.В. Тихонова и других. Измерительная часть структурно и конструктивно была разбита на блоки, каждый из которых выполнял функцию контроля одного из заданных в Техническом задании параметров, например, коэффициента устойчивости, времени перемагничивания и т.п. За каждым из блоков были определенные разработчики, ведущую роль осуществлял В.Т. Андрюшаев. Генераторной частью занималась группа разработчиков во главе с Б.М. Кисиным и А.В. Гальченко, а всеми цифровыми узлами обеих частей автомата ведал А.В. Малышев.

В ноябре 1967 года автомат У-705 был предъявлен междуведомственной комиссии. Интерес к нему был очень велик, что вполне понятно из вышесказанного. Поэтому наряду с членами комиссии работали наблюдатели некоторых НИИ и заводов. Широко были представлены и специалисты Пензенского завода ВЭМ, так как практически уже было известно, что серийное производство автомата будет осуществляться именно на нем. Приёмка длилась с 16 по 23 ноября и прошла очень успешно. Все параметры автомата соответствовали требованиям Технического задания и Технических условий, некоторые даже с запасом. В выводах комиссии, в частности, отмечено, что это – первый советский автомат нового (второго) поколения, в котором благодаря применению принципа абсолютного контроля параметров ФС выход годных сердечников возрос примерно в 3,5 раза по сравнению с принципом контроля по эталону. Уже одно это обстоятельство давало огромный экономический эффект, так как производство ФС в стране, к тому времени, приближалось к 1 млрд. штук в год. Не менее чем в 6 раз возросла производительность автомата. Комиссия отметила, что «автомат У-705 стоит в одном ряду с лучшими зарубежными моделями» и рекомендовала институту использовать его в качестве базовой модели для разработки автомата, рассчитанного на разработку ФС с внешним диаметром 0,8 и 0,6 мм . По завершении корректировки документации по замечаниям комиссии, как и предполагалось, восемь её копий были переданы Пензенскому заводу ВЭМ, где после подготовки производства с 1969 года началось серийное изготовление автомата.

К нашим заботам добавились постоянные контакты с СКБ завода и выпускающим цехом. Всего за период 1969-74 годов заводом было выпущено 160 автоматов У-705. Автоматы разбирались заводами-изготовителями ФС, что называется в «драку»; были случаи, когда партии их отгружались самолетами, в частности, в г. Астрахань. Соответственно, возникли ещё и заботы по командированию наших специалистов на предприятия-пользователи для оказания помощи в освоении автоматов.

Еще на этапе разработки автомата У-700, а тем более теперь, понадобились собственные специалисты по точной механике. В лаборатории обратил на себя внимание как способный инженер-механик Э.С. Батин, хотя и электрик по образованию. Из филиала «ВНИТИПрибор» позднее к нам перешел ведущий инженер В.С. Зюзин, способный и опытный конструктор. В макетной мастерской отдела отлично работал В.Г. Соколов, токарь по профессии, а по существу мастер на все руки. Зарождалось собственное конструкторское подразделение, без которого создание нового автомата для контроля ФС уменьшенных типоразмеров было бы немыслимо, так как наши контакты с филиалом «ВНИТИПрибор» прекратились. В этом подразделении, которым несколько лет руководил Э.С. Батин, долгие годы работали Н.И. Сидористова, В.И. Пахалин, А.Н. Колотилин, Н. Кондратьев, Н.А. Анохина, Л.К. Филатова и некоторые другие.

В 1968 году потребность в контрольной аппаратуре для микросердечников диаметром 0,6 и 0,8 мм в стране начала стремительно расти. В Москве образовалась мощная организация – НИЦЭВТ, приступившая к созданию единой системы ЭВМ третьего поколения – ЕС ЭВМ. Росли масштабы работ по созданию супер-ЭВМ и в другом, давно существовавшем центре разработки – Московском ИТМ и ВТ. Стремление к резкому повышению ёмкости и быстродействия оперативной памяти вновь создаваемых ЭВМ вызвало требование ежегодного производства быстродействующих микросердечников в миллиардных масштабах.

В силу сказанного, с конца 1967 года в нашей лаборатории, на этот раз по техническому заданию ИТМ и ВТ и при их же финансировании, интенсивно развернулись работы по созданию автомата У-706 для разбраковки микросердечников указанных диаметров. И хотя базовая структура автомата У-705 была сохранена, повышение быстродействия ФС повлекло за собой много переработок: укорочение передних фронтов импульсов считывания ГИТа, увеличение быстродействия всех устройств контроля параметров ФС, введение некоторых новых блоков и т.д.

Очень много проблем возникло при переработке конструкции манипулятора. В связи с уменьшением размеров ФС до 0,6 х 0,4 х 0,13 мм потребовалось уменьшение диаметра разрезной иглы до 0,25 мм , повышение точности изготовления всех деталей и узлов кинематики манипулятора и деталепроводов, повышение чистоты отработки последних. Решение этих проблем потребовало привлечения все большего числа подразделений института. Так, для отработки процесса изготовления игл и ещё некоторых деталей был привлечен отдел главного технолога, где на нас много работал И.М. Синичкин и Л.Д. Мишина. В отработке наиболее точных деталей механизма принимали активное участие рабочие высочайшей квалификации из опытного производства: В.В. Кусакин, Н.И. Беспалов В.П. Тюрин, С.П. Тюрин, В.П. Бычков и другие.

Летом 1969 года два опытных образца автомата У-706 со всей необходимой документацией были предъявлены междуведомственной комиссии, которая в период с 15 по23 июля 1969 года провела приемку опытного образца, дав ему высокую оценку и рекомендацию к запуску автомата в серийное производство. После освоения последнего в 1970 году (вновь на Пензенском заводе ВЭМ) автоматы У-706 партиями стали приобретаться заводами Астрахани, Кузнецка, Загорска, Ленинграда, Минска, Еревана и других городов. С 1970 по 1978 годы заводом ВЭМ было выпущено 242 автомата У-706.

Таким образом, плоды нашей работы приобрели общесоюзный характер.

Наши автоматы являлись единственными серийно выпускаемыми в СССР изделиями данного назначения (забегая вперед, скажу, что такое положение сохранится вплоть до окончания «ферритового века» в запоминающих устройствах).

В 1973 году группа специалистов городов Москвы, Астрахани, Кузнецка, в том числе автор этих строк, были удостоены звания Лауреатов Государственной премии СССР в области науки и техники за «Разработку методов и создание технических средств комплексного механизированного и автоматизированного технологического процесса для массового производства устройств памяти электронных вычислительных машин» . Автомат У-706 экспонировался на Выставке достижений народного хозяйства СССР, и в 1974 году группа его ведущих разработчиков во главе с главным конструктором была награждена комплектом из Золотой, Серебряной и Бронзовых медалей.

Жизнь, однако, продолжала выдвигать все новые и новые требования как в части увеличения количества производимых в стране ФС, так и в части дальнейшей их миниатюризации и увеличения быстродействия. Соответствующие требования выдвигались и к аппаратуре контроля. В 1969 году в лаборатории была завершена научно-исследовательская работа «Комплекс», в которой рассматривалась возможность концептуально нового подхода к структуре автоматов третьего поколения. В измерительной части вместо создания устройств и блоков, каждый из которых предназначен для контроля какого-либо определенного параметра ФС, предлагалось разработать комплекс унифицированных «обезличенных» блоков, допускающих использование в произвольных комбинациях не только в автоматах контроля ФС, но и в других устройствах контроля технических средств вычислительной техники. В состав этих блоков должны входить широкополосный усилитель, быстродействующий блок аналого-цифрового преобразования (АЦП) амплитуды сигнала или его мгновенного значения, многоканальных генератор строб-импульсов с регулируемой задержкой и блок калибровки АЦП. В генераторной части предлагалось создание также унифицированных одноканальных формирователей импульсов тока положительной и отрицательной полярности с широким диапазоном регулировки амплитуды, регулируемой длительностью импульсов и их передних фронтов и нормированной линейностью последних; калибраторов амплитуды токов; программного многотактового генератора, позволяющего подключать любой из указанных выше формирователей к любому такту при возможности многократного повторения любого однократного такта или пар тактов. Естественно, во всех перечисленных выше блоках и узлах электронной части предполагалось использование новейших электрорадиоэлементов (в том числе интегральных микросхем). Рассматривались вопросы создания принципиально нового манипулятора, рассчитанного на работу с ФС внешним диаметром от 0,3 до 0,8 мм , имеющего более простую систему подачи сердечников, с производительностью до 50 тыс. серд./час и высокотехнологичной иглой новой конструкции. С конструкторами отделения, руководимого М.П. Князевым, серьезно прорабатывались вопросы перехода на новую конструктивную базу блоков, панелей, шкафов, тумб и т.п., более соответствующую требованиям технической эстетики и унификации того времени.

К сожалению, размеры данной статьи не позволяют детально перечислить десятки других требований схемно-технического, конструкторского и технологического характера, а также повышенных требований к метрологическим характеристикам аппаратуры нового поколения.

В 1970 году мы приступили к разработке автомата, основанного на результатах НИР «Комплекс». Техническое задание и финансирование работы вновь исходило от теперь уже традиционного нашего заказчика – ИТМ и ВТ. Между тем, мы по-прежнему организационно существовали в виде лаборатории в составе отдела метрологии. В начале 1971 года стало совершенно ясно, что такое положение давно стало анахронизмом и не может сохраняться далее. В мае 1971 года приказом В.А. Шумова в институте был организован самостоятельный отдел специализированной КИА для нужд вычислительной техники. В состав отдела первоначально вошли две лаборатории электронных устройств (начальники В.Т. Андрюшаев и Б.М. Кисин), группа конструкторов-разработчиков манипуляторов (руководитель Э.С. Батин) и макетная мастерская. Начальником отдела был назначен автор этих строк. По порядку нумерации отделу следовало присвоить 13-ый номер. Но при подписании приказа Виктор Алексеевич лукаво посмотрел на меня и спросил: «Ну что, не будем занимать 13-ый номер?». И присвоил отделу № 14.

К этому времени и в более поздние строки лаборатория и отдел пополнились новыми специалистами: В.Е. Гуторовым, С.А. Казменковым, Г.В. Кабановым, В.М. Дубровиным, Ж.С. Акжигитовым, В.Н. Свистуновым, В.Б. Рыжковым, В. Харнаевым, А.Т. Семахиной, А.С. Костиной и др. Некоторые из них прошли «боевое крещение» в работах по оказанию технической помощи заводу ВЭМ и предприятиям-пользователям в наладке и эксплуатации автоматов У-705 и У-706, а также в выполнении НИР «Комплекс». Поэтому для проведения новой сложной и крупномасштабной ОКР у нас уже имелось достаточное количество подготовленных специалистов.

В связи с полным обновлением схемной и конструкторской базы я, как Главный конструктор, принял решение о введении новой иерархической индексации аппаратуры третьего поколения. Вся создаваемая нами аппаратура получила название «изделия КФ» (контроля ферритов). За этим обозначением следовал буквенный шифр, отражавший функциональное назначение конкретного устройства или блока, например КФА-автомат, КФГ-генератор, КФА/АЦ1-блок аналого-цифрового преобразования и т.д. Были выпущены общие технические условия на изделия КФ, избавившие нас от необходимости составлять многостраничные ТУ на каждое вновь выпускаемое изделие и бесконечным повторением одних и тех же общих мест. Образцом для проведения подобной технической политики в части унификации, системы индексации и т.п. была деятельность Главного конструктора ЭВМ «Урал» — Б.И. Рамеева, которого я считал и считаю для себя недосягаемым авторитетом. К сожалению, в 1968 году он покинул наш институт, перейдя на работу в НИЦЭВТ.

Работа над новым автоматом продолжалась около 4-х лет. Разработкой основных его частей руководили: по генератору (ГИТу) – Б.М. Кисин и А.В. Гальченко, по измерительной части – В.Т. Андрюшаев и Г.И. Лобанов, по манипулятору – Э.С. Батин и В.С. Зюзин при активнейшем участии рабочих макетной мастерской, среди которых особенно отмечу пришедшего в 1971 году В.А. Сидористова. Разработкой цифровой части, объем и значимость которой резко возросли, успешно руководили А.В. Малышев и Э.Г. Каграманов. Резко возросли также роль и объем работ в конструкторском отделении (в отделе А.И. Елатонцева), разрабатывающем новые, отличные от «уральских», конструктивы электронной части автомата. Здесь большой творческий вклад внесли лично А.И. Елатонцев, а также П.М. Краснов, Е.П. Камолина, В.А. Шадчнев, В. Мотькин и ряд других конструкторов. Активно участвовали в разработке сотрудники ОГТ и опытного производства. Много забот легло на плечи работников отдела, осуществляющих общее обеспечение работ: зам.начальника отдела В.Я. Древина, диспетчера А.С. Кадомцевой, экономиста И.Ф. Зюзиной, монтажников макетной мастерской В.В. Попова и Ю.Н. Решетова.

В октябре 1974 года мы предъявили на междуведомственные испытания автомат КФА-1 – полностью отличающееся от ранее разработанных изделие, в котором нашли своё отражение перечисленные выше концепции. Он позволял производить разбраковку ФС диаметром от 0,3 до 0,8 мм со средней производительностью 40 тыс. сердечников в час. Его генератор содержал цифровой программный блок, реализующий совместно с 6-ю формирователями импульсов тока 2-х типов (по 3 на каждую полярность) набор практически неограниченного количества испытательных программ. Ядром измерительной части являлись 8 однотипных блоков АЦП и 6-канальный генератор строб-импульсов, позволяющие с помощью цифрового блока управления осуществлять контроль целого ряда импульсных параметров ФС: амплитуды, мгновенных значений, отражений тех и других, времени перемагничивания и т.п. Существенно была повышена точность контроля параметров. В манипуляторе автомата была введена кинематическая схема, значительная более простая по сравнению с манипулятором автоматов У-705, У706. Количество групп «годные» было сокращено (по результатам эксплуатации предыдущих автоматов) до 3-х, зато была введена новая группа – «непроверенные», куда направлялись ФС в случае сбоев в контактной системе, которые автоматически регистрировались и индицировались с помощью специального устройства. Была значительно упрощена конструкция измерительной иглы и технология её производства. Как и во всех предыдущих моделях, манипулятор был помещен в термостат, обеспечивающий проверку ФС при температурах 35±0,5? С и 50±0,5? С. В связи с новизной и многообразием возможностей автомата испытания опытных образцов (их, как всегда, было два) производились в очень большом объеме и продолжались 10 дней. Итоги их были весьма успешными. Комиссия дала ОКР очень высокую оценку, отметив её принципиальную новизну, большое количество удачных схемных и конструкторских решений, широкую унификацию, и рекомендовала автомат к серийному производству на заводе ВЭМ, где после подготовки производства в 1975 году за период 1976 – 1979 годов было выпущено 163 автомата.

Следует отметить, что объём работ по оказанию технической помощи заводу ВЭМ в период подготовки производства и выпуска первых партий автомата КФА-1 был значительным. Ведущими сотрудниками отдела был прочитан на заводе цикл лекций по матчасти автомата с демонстрацией всех операций настройки. Совместно были налажены первые партии автоматов. За это нам была выражена благодарность руководством завода: главным инженером В.С. Прохоровым, заместителем директора по производству Н.В. Рящиным и начальником выпускающего цеха Б.Н. Барановым. Автомат КФА-1 был очень хорошо принят на заводах-изготовителях ФС. «География» его, как и предыдущих моделей, была очень широкой. Автомат экспонировался в 1977 году на ВДНХ и был отмечен серебряной и бронзовыми медалями.

С 1975 года мы приступили к разработке очередной модели третьего поколения автомата – КФА-2. На сей раз, в формировании Технического задания и финансировании ОКР соучаствовали ИТМ и ВТ и НИЦЭВТ. Усилиями последнего (к тому времени развернувшегося до очень больших масштабов) на ряде заводов страны начался крупносерийный выпуск машин ЕС ЭВМ. Соответственно, ещё более возросла потребность в ФС, поэтому главным требованием к новому автомату было увеличение производительности до величины порядка 100 тыс. сердечников в час. Ещё одним требованием было обеспечение двусторонней связи автомата с ЭВМ с целью создания на заводах автоматизированной системы управления технологическим процессом массового производства ФС. Требования менее значительного характера возникли в ходе эксплуатации автомата КФА-1, обнаружившей некоторые его слабые места, а также из желания повысить сервисные возможности автомата. Над разработкой нового автомата трудился весь коллектив отдела, в состав которого добавились ещё два новых сектора (так теперь именовались лаборатории): механических устройств (начальник – В.С. Зюзин) и цифровых устройств (начальник – А.В. Малышев).

Несмотря на широкое использование устройств и блоков базовой модели КФА-1, разработчики внесли в новую модель большое количество новых оригинальных технических решений. Основное требование в части повышения производительности было реализовано путем введения в автомат двух манипуляторов, работавших в поочерёдном режиме. В сам манипулятор было внесено множество изменений, направленных на упрощение его обслуживания и повышение надежности, в частности, более простая конструкция контактной системы и иглы. В электронной части был расширен диапазон амплитуд и длительностей времени перемагничивания ФС, повышена универсальность измерительной части и ГИТа, разработаны новые блоки: КФА/ИФ1, обеспечивающий интерфейс между автоматом и ЭВМ, и КФА/БЦ1 – цифровой блок, в котором была сосредоточена вся система управления измерительной частью. Благодаря введению новой конструкции термостата внешний вид автомата стал более привлекательным.

При подготовке к лабораторным и междуведомственным испытаниям автором настоящих строк совместно с В.Т. Андрюшаевым была разработана принципиально новая, статистическая методика оценки метрологических характеристик автоматов взамен методики оценки по повторяемости результатов контроля – каждый раз навязываемый нам разработчиками ОЗУ и отвергаемый нами как не отвечающий базовым принципам метрологии. Эта методика была признана заказчиками и успешно применена при проведении испытаний автомата КФА-2.

Все перечисленные выше нововведения были высоко оценены междуведомственной комиссией, проходившей с 5 по 14 декабря 1977 года и рекомендовавшей автомат к серийному производству. К сожалению, к моменту начала выпуска автомата интерес к использованию ФС в ОЗУ начал стремительно падать. Причиной этого явилось освоение отечественной промышленностью элементов памяти на интегральных микросхемах. И, как это нередко случалось в стране с «плановым хозяйством», переход с одной элементной базы на другую происходил неорганизованно и в пожарном порядке. Во второй половине 1970-х годов заводы, осуществляющие выпуск ФС, располагали огромным парком отечественного и импортного оборудования, рассчитанного на годовой выпуск ФС порядка десятков миллиардов штук: устройствами для приготовления шихты, прессами, печами для обжига ФС, автоматами нашей разработки и т. п. Все это в короткие сроки начало становиться ненужным. Как в зеркале, эта ситуация отразилась и на производстве автомата КФА-2: за три года заводом ВЭМ было выпущено всего 30 автоматов, часть которых не нашла сбыта и осталась на заводе.

К началу 1980-х годов «автоматная эра» нашего отдела постепенно закончилась. Отдел в то время представлял собой сильный и сплоченный коллектив подлинных профессионалов в области специализированной контрольно-измерительной техники. По мнению многих, он являлся уникальным подразделением не только в рамках института, но и далеко за его пределами, способный и дальше решать сложные задачи по своему профилю. Однако у руководства института, давно сменившегося к тому времени, это мягко говоря, энтузиазма не вызывало. Ещё более равнодушной была позиция чиновников главка. В конце концов, автору однажды было заявлено: «У нас без твоей тематики достаточно головных болей». Между тем, в число этих «болей», наряду со ставшими доминирующими в ПНИИММ работами по созданию АСУ, главным образом, оборонного назначения, входили и некие другие, также не отвечающие профилю института направления, выглядевшие чрезвычайно привлекательно, но при более или менее глубоком анализе, в силу многих причин, не имевших практического выхода в народное хозяйство (что и подтвердилось в течении прошедших полутора десятилетий). Отдел стали «пристраивать» к этим направлениям, в результате чего он потерял традиционное лицо и де-факто перестал существовать. Рассказ о его дальнейшей деятельности в рамки данной статьи не входит.

На склоне жизни, вспоминая описанные события, горжусь тем, что удалось создать коллектив, ядро которого составляла группа чрезвычайно одаренных и, что не менее важно, увлеченных людей. Со многими из них я проработал три десятилетия и не имел ни одного конфликта, исключая дискуссии творческого характера. Горжусь тем, что специалисты из ближайшего окружения Б.И. Рамеева считали меня «рамеевцем», хотя я и не принимал непосредственного участия в создании ЭВМ «Урал». Наиболее важные результаты проведенных нами работ нашли отражение в ряде авторских свидетельств, журнальных статей и докладов на различных конференциях. Но не это главное, а то, в какой атмосфере творческого подъема и самоотверженности проходили наши разработки и какое широкое признание и применение они получили, это я считаю высшей наградой за труды.

В заключение хочу выразить глубокую благодарность тем службам института, которые принимали участие в разработке и изготовлении опытных образцов наших изделий: конструкторскому отделению, ОГТ, опытному производству, а также общетехническим службам, в особенности начальнику ОТД А.И. Лапиной, которую мы перед каждой комиссией ставили в тяжелое положение, передавая на оформление необходимую документацию чуть ли не в последнюю ночь, и которая ни единого раза не подвела нас. Прошу также извинения у тех лиц, которые участвовали в разработках и изготовлении опытных образцов автоматов и не были персонально упомянуты мною в данной статье: причиной этого является не злой умысел, а большой срок, прошедший со времени описываемых событий.

Об авторе: Вячеслав Григорьевич Желнов — Лауреат Государственной премии,
начальник лаборатории (отдела) специализированной контрольно-измерительной аппаратуры (1960-1981 гг.)
Статья помещена в музей с разрешения автора 11.06.2008 г.

Как изменить память виртуальной машины (RAM)

Как изменить память виртуальной машины (ОЗУ)

2906 пользователей считают эту статью полезной

Вопрос

  • Как изменить объем памяти, используемый моей виртуальной машиной, работающей на Mac с процессором Intel?
  • Сколько памяти мне нужно для запуска виртуальной машины на Mac с процессором Intel?
  • Какой максимальный объем памяти я могу выделить для моей виртуальной машины, работающей на Mac с процессором Intel?

Информация

Изменить объем ОЗУ на виртуальной машине в Parallels Desktop 17 и новее


Примечание . Начиная с Parallels Desktop 17, мы рекомендуем использовать функцию Automatic Resource Manager .Parallels Desktop 17 оценивает аппаратное обеспечение вашего Mac перед запуском виртуальной машины, чтобы выделить столько ресурсов, сколько необходимо, чтобы обеспечить лучший готовый опыт. Чтобы убедиться, что эта функция активирована, выключите виртуальную машину и откройте ее конфигурацию > Оборудование > ЦП и память > убедитесь, что выбран параметр Автоматически (рекомендуется) .


Чтобы вручную изменить память виртуальной машины, выполните следующие действия:

  1. Завершите работу виртуальной машины (в строке меню выберите Действия > Завершение работы )
  2. Откройте конфигурацию виртуальной машины > Аппаратное обеспечение > ЦП и память > Руководство .
  3. Установите требуемый объем оперативной памяти, выбрав значение в раскрывающемся меню:

    Примечание.  – несмотря на то, что Parallels Desktop 17 и более ранних версий позволяет задать собственное значение ОЗУ, мы настоятельно рекомендуем оставить значение, кратное  1024  (1024, 2048, 3072 и т. д.), иначе Windows может вести себя ненадлежащим образом. Мы настоятельно рекомендуем не выделять более половины всей оперативной памяти Mac, так как это может привести к серьезному снижению производительности как Mac, так и виртуальной машины.

  4. Закройте окно конфигурации и запустите виртуальную машину.

Изменение объема ОЗУ на виртуальной машине в Parallels Desktop 16 и более ранних версиях

Чтобы вручную изменить память виртуальной машины, выполните следующие действия:

  1. Завершите работу виртуальной машины (в строке меню выберите Действия > Завершение работы )
  2. Откройте конфигурацию виртуальной машины > Оборудование > ЦП и память.
  3. Установите требуемый объем оперативной памяти, выбрав значение в раскрывающемся меню:

    Примечание.  настоятельно рекомендуется оставить значение в рекомендуемом диапазоне. Назначение большего объема ОЗУ, чем рекомендуется, может привести к серьезному снижению производительности как Mac, так и виртуальной машины.

  4. Закройте окно конфигурации и запустите виртуальную машину.

Требования к памяти Parallels Desktop

Проверьте системные требования вашей версии Parallels Desktop, чтобы узнать, сколько оперативной памяти должно быть на вашем Mac для запуска виртуальных машин Parallels Desktop.Системные требования можно найти в Руководстве пользователя или в КБ 124223.

Рекомендуемые значения памяти

Объем памяти, который вы можете выделить виртуальной машине, зависит от общего объема ОЗУ вашего компьютера Mac (чтобы проверить объем памяти Mac, нажмите Логотип Apple > Об этом Mac ).

Виртуальной машине рекомендуется выделять не более половины памяти (ОЗУ) вашего Mac. И если вы хотите запустить несколько виртуальных машин одновременно, это относится ко всей их памяти вместе взятым.

ПРИМЕЧАНИЕ : обратите внимание на превышение рекомендуемого объема ОЗУ — общая производительность вашего Mac может значительно снизиться.

Максимальный объем ОЗУ, поддерживаемый Parallels Desktop

В Parallels Desktop для Mac вы можете выделить до 8 ГБ ОЗУ для вашей виртуальной машины. В версии Pro вы можете выделить до 128 ГБ памяти.

Дополнительная информация

Существует также ограничение памяти, которое может помешать вам назначить максимальный объем памяти — это максимальный размер физического адреса, поддерживаемый процессором вашего Mac.Чтобы проверить максимальный размер адреса на вашем Mac:

  1. Загрузите и установите утилиту MacCPUID
  2. Запустите утилиту MacCPUID. Перейдите на вкладку «Разное» > «Размеры адресов» > «Физический адрес».

  3. Если значение равно 64 или меньше, вы не сможете выделить все 64 ГБ памяти для своей виртуальной машины из-за ограничений процессорной технологии.

Когда ваша виртуальная машина запускается, по умолчанию она пытается заблокировать всю назначенную ей память из оперативной памяти Mac.Однако ваша виртуальная машина работает поверх macOS, поэтому нам нужно убедиться, что macOS всегда имеет эффективный объем памяти для бесперебойной работы. Был сделан вывод, что macOS всегда должна иметь доступ к некоторому значительному объему оперативной памяти, установленной на Mac.

Объем памяти, который будет использовать ваша виртуальная машина, можно разделить на 3 части:

— накладные расходы на виртуализацию: использует только около 8-9 % от общего объема оперативной памяти, выделенной виртуальной машине, однако она всегда хранится в физической оперативной памяти Mac.

— «основная» память, которая работает как ОЗУ внутри виртуальной машины: настраивается в конфигурации виртуальной машины >  Оборудование  >  ЦП и память.  

— видеопамять: Аппаратное обеспечение  >  Видео ( Графика ).

Виртуальная машина склонна использовать «проводную» память Mac. Это память, которую нельзя сжать или перенести на жесткий диск Mac. Это делается для обеспечения максимальной производительности вашей виртуальной машины.Однако, если на вашем Mac запущены какие-либо другие приложения, использующие «проводную» память, а память виртуальной машины установлена ​​за пределами рекомендуемого диапазона ОЗУ, «проводная» память может вскоре достичь размера физически доступной памяти, что значительно ухудшит работу ваших компьютеров Mac. представление.

Чтобы избежать снижения производительности вашего Mac, когда объем памяти, назначенный вашей виртуальной машине, находится в «желтой» или «красной» зоне, Parallels Desktop может переместить часть памяти виртуальной машины на жесткий диск Mac.Принимая во внимание, что скорости чтения/записи ОЗУ и жестких дисков существенно различаются, ваша виртуальная машина может столкнуться с некоторым снижением производительности.

Несмотря на то, что Parallels Desktop может подкачать некоторый объем памяти виртуальной машины на диск, в результате чего общий объем памяти, доступный для виртуальной машины, даже превышает общий объем физической оперативной памяти, установленной на Mac, объем памяти виртуальной машины память, которую нельзя выгрузить на диск, всегда будет составлять не менее 30% от общей памяти, выделенной виртуальной машине.Это сделано для гарантии производительности и стабильности работы вашей виртуальной машины. Именно поэтому, например, нельзя будет выделить более 7,4 ГБ памяти (как основной Памяти, так и Видеопамяти) для виртуальной машины, работающей на Mac, с установленными 4 ГБ ОЗУ.

 

Общие сведения о динамической памяти Hyper-V (динамическая RAM)

Запуск ресурсоемких приложений на виртуальной машине — это отличный способ убедиться, что они не потребляют больше вычислительных ресурсов, чем необходимо, а одна и та же физическая машина может использоваться для выполнения нескольких дискретных рабочих нагрузок.

Отличным примером этого является создание отчетов в TMG Reporter, Sophos Reporter или WebSpy Vantage. Процесс создания отчетов увеличит требования виртуальной машины к ОЗУ и ЦП, но после завершения работы с отчетами фактические требования снова уменьшатся.

Два основных гипервизора (VMWare и Hyper-V) имеют разные способы динамического выделения большего или меньшего объема физической памяти виртуальным машинам, работающим поверх них. Подход Microsoft Hyper-V заключается в том, чтобы позволить виртуальной машине и гипервизору взаимодействовать друг с другом, чтобы объем ОЗУ можно было постоянно регулировать в зависимости от требований виртуальной машины.

Это означает, что с точки зрения виртуальной машины у нее будет разный объем оперативной памяти в зависимости от рабочей нагрузки. В этой статье основное внимание будет уделено тому, как этот динамический процесс влияет на то, что вы видите как с точки зрения гипервизора, так и с точки зрения виртуальной машины.

Настройка динамической памяти

При редактировании аппаратной конфигурации виртуальной машины вы указываете ОЗУ для запуска, а также можете включить динамическую память. При выборе этого параметра у вас есть возможность указать три дополнительных поля.

  • Минимум оперативной памяти
  • Максимальный объем оперативной памяти
  • Буфер памяти

Запуск ОЗУ

Это объем физической оперативной памяти, который будет выделен виртуальным машинам при запуске. Независимо от того, каковы фактические потребности в оперативной памяти, хост зарезервирует ее для виртуальной машины.

С точки зрения виртуальной машины объем видимой оперативной памяти никогда не упадет ниже объема оперативной памяти при запуске.

Минимум оперативной памяти

Как следует из названия, Минимальный объем оперативной памяти — это минимальный объем физической оперативной памяти, который хост зарезервирует для виртуальной машины.Как только виртуальная машина уведомит хост об уменьшении требований к ОЗУ, она начнет уменьшать объем выделяемой физической ОЗУ, но не ниже этого объема.

С точки зрения виртуальной машины, она по-прежнему будет видеть объем оперативной памяти при запуске.

Максимальный объем оперативной памяти

Максимальная оперативная память — это максимальный объем физической оперативной памяти, который хост будет выделять виртуальной машине независимо от нагрузки. Даже если виртуальная машина захочет больше, хост никогда не выделит больше оперативной памяти, чем это количество.

С точки зрения виртуальной машины видимый объем оперативной памяти начнет увеличиваться по мере роста потребности, но никогда не превысит этот объем. Также важно отметить, что видимый объем оперативной памяти для виртуальной машины никогда не упадет ниже максимального выделенного объема. Другими словами, виртуальная машина всегда будет видеть «высокую отметку» выделенной ей оперативной памяти.

Буфер памяти

Буфер памяти позволяет использовать оперативную память мгновенно, если она потребуется виртуальной машине.Эта «избыточная» оперативная память доступна до того, как дополнительная оперативная память будет выделена хостом для виртуальной машины. Буфер памяти зависит от текущего распределения ОЗУ.

Например, если текущее выделение ОЗУ составляет 10 ГБ, 20-процентный буфер сохранит 2 ГБ «мгновенной» ОЗУ свободными. Если текущее выделение ОЗУ составляет 5 ГБ, останется свободным только 1 ГБ. Дополнительные сведения см. в статье MSDN Что такое буфер памяти при включенной динамической памяти.

Примечание. Эти поля динамической памяти можно изменять во время работы виртуальной машины.Минимальный объем ОЗУ можно уменьшить, максимальный объем ОЗУ можно увеличить, а буфер памяти можно увеличить или уменьшить. Виртуальная машина узнает о новых ограничениях без перезагрузки.

Мониторинг динамической памяти в Hyper-V

Динамическая память вводит переменные объемы ОЗУ, выделяемые как на хосте, так и на виртуальных машинах. Итак, давайте сначала посмотрим, как выглядит распределение оперативной памяти с точки зрения гипервизора.

Диспетчер виртуальных машин System Center

SCVMM дает наиболее полное представление о динамической ОЗУ.

На этом изображении видно, что трем виртуальным машинам выделяется разный объем оперативной памяти.

  • Fastvue01 в настоящее время требует 2 ГБ оперативной памяти. Назначенная сумма — это потребность плюс буфер памяти.
  • FastVue02 в настоящее время требует только 1,28 ГБ, так как у него меньшая рабочая нагрузка. Однако назначенная память по-прежнему составляет 2 ГБ, поскольку это указанный минимальный объем ОЗУ.
  • Fastvue03 в настоящее время присвоен только 1.2 ГБ, так как он имеет наименьшую рабочую нагрузку из всех. Разница в том, что указанный минимальный объем оперативной памяти составляет 512 МБ.

Представление SCVMM прекрасно, потому что оно полное и дает полную картину. Однако он немного отстает. Лучшее место для дополнительной «живой статистики» — консоль управления Hyper-V.

Консоль управления Hyper-V

Консоль управления Hyper-V обеспечивает простое и удобное представление в реальном времени назначения ОЗУ. Однако он не дает вам информацию о потребности в памяти.Таким образом, разве это не отличный инструмент для определения минимального базового уровня для ваших виртуальных машин.

Монитор производительности — полезные счетчики производительности

Используя монитор производительности (Perfmon) на самом хосте, вы можете получить очень подробное представление динамической памяти в режиме реального времени. Ключевые счетчики для использования:

Динамический балансировщик памяти Hyper-V

Счетчик Hyper-V Dynamic Memory Balancer дает вам представление о том, как хост работает с точки зрения памяти.На изображении ниже хост по-прежнему имеет 66 ГБ ОЗУ, доступных для выделения в зависимости от потребности. Текущий спрос или «давление» со стороны виртуальных машин составляет 65. Когда давление достигает 100, хосту практически не хватает оперативной памяти.

Виртуальная машина с динамической памятью Hyper-V

Счетчик ВМ с динамической памятью дает вам представление, очень похожее на то, что мы видели в консолях управления SCVMM и Hyper-V.

Очень полезным здесь является счетчик Guest Visible Physical Memory .     Указывает, сколько ОЗУ доступно виртуальной машине, а также указывает максимальную отметку    для потребности в ОЗУ. Perfmon также дает нам возможность отслеживать распределение оперативной памяти на графике.

Мониторинг динамической памяти в виртуальной машине

В сценарии с динамической памятью виртуальная машина может находиться в одном из трех состояний.

  • Запуск ОЗУ до динамического
  • Меньше, чем ОЗУ при запуске
  • Больше оперативной памяти при запуске

Запуск ОЗУ

При запуске виртуальная машина выглядит и ведет себя как физический сервер с установленным объемом оперативной памяти при запуске.График использования памяти выглядит нормально, и из консоли Hyper-V видно, что выделено 4 ГБ оперативной памяти.

Меньше, чем ОЗУ при запуске

Через несколько минут после запуска машины мы замечаем всплеск использования ОЗУ. На самом деле произошло не то, что использование оперативной памяти увеличилось, а то, что динамическая память начала уменьшать объем физической оперативной памяти, выделенной машине. Так как виртуальная машина никогда не будет сообщать о меньшем объеме ОЗУ, чем при запуске, она по-прежнему отражает 4 ГБ.

Однако вы заметите, что использование составляет только 70%. Это из-за буфера памяти, если мы увеличим или уменьшим размер буфера, это повлияет на этот процент.

Больше, чем ОЗУ при запуске

Чтобы имитировать внезапное увеличение оперативной памяти, я использую утилиту от Sysinternals под названием testlimit. Когда требую дополнительно 2гб ОЗУ, график скачет. Затем он, кажется, выравнивается, хотя дополнительный спрос все еще присутствует. Это связано с тем, что хостом было выделено больше оперативной памяти.

Когда запрос на дополнительные 2 ГБ снова удаляется, график падает.

Как только давление нормализуется, виртуальные машины снова потребляют только обычные 2 ГБ физической памяти.

Когда я требую дополнительных 4 ГБ ОЗУ сверх базового уровня, это превышает ОЗУ при запуске. Затем виртуальной машине выделяется дополнительная физическая память от хоста. В этот момент количество установленной памяти также увеличивается.

Обратите внимание, что даже после того, как нагрузка была удалена и динамическая память освобождена, физическая память и установленная память по-прежнему показывают 6 ГБ.Как было сказано ранее, видимый объем оперативной памяти никогда не упадет ниже максимального выделенного объема.

Ниже приведен график Perfmon с 20-секундным интервалом, показывающий след как физической памяти, так и нагрузки с точки зрения хоста.

Вы можете видеть, что при повышении давления объем оперативной памяти увеличивается почти сразу. Как только оперативная память выделяется, давление немного падает. Когда нагрузка снимается, давление сильно падает, а когда давление остается низким в течение нескольких минут, выделение оперативной памяти падает.В это время давление возвращается к стандартному счету около 60.

Итак, сколько памяти фактически выделено и использовано?

Это все еще оставляет вопрос о том, сколько памяти фактически выделено и использовано? Для получения этой информации вы можете использовать другой инструмент от Sysinternals под названием RAMMap.

В RAMMap искомый счетчик называется Driver Locked . При запуске практически нет заблокированной оперативной памяти. Как только динамическая память вступает в действие и освобождает физическую оперативную память, вы можете видеть, что количество заблокированных драйверов увеличивается.На этом этапе общая сумма остается прежней.

Когда мы снова увеличиваем нагрузку, Total увеличивается. Как только мы завершаем процесс, оперативная память становится неиспользуемой.

Когда Dynamic Memory освобождает физическую RAM, неиспользуемый объем теперь перемещается в Driver Locked.

Важно помнить, что количество «Блокировка драйвера» — это искусственная блокировка оперативной памяти, которая на самом деле не существует для виртуальной машины, поскольку она не поддерживается какой-либо физической оперативной памятью хоста.

Заключение

Использование динамического ОЗУ в Hyper-V — отличный способ максимизировать доступное оборудование. Правильное понимание того, каковы фактические требования ваших виртуальных машин, может помочь вам настроить параметры ОЗУ.

При указании стартового и минимального объемов ОЗУ следует использовать реалистичные цифры. Если они слишком малы, вы неизбежно будете постоянно вызывать динамическое добавление и удаление оперативной памяти. Хотя это не проблема, это требует некоторых накладных расходов.

При рассмотрении использования памяти на виртуальной машине важно помнить контекст, в котором она существует, только потому, что это указывает на высокий процент использования ОЗУ, не означает, что она потребляет такой объем физической ОЗУ.

Почему для рабочей станции виртуализации важно иметь много оперативной памяти? | Small Business

Серьезное обновление ОЗУ может повлиять на плавность или замедление работы рабочей станции виртуализации. Виртуализация или запуск виртуальной машины эмулирует дополнительный компьютер внутри другого компьютера, использующего то же оборудование.Процесс виртуализации требует аппаратных возможностей для запуска основной компьютерной системы и любых виртуальных машин, работающих одновременно.

ОЗУ не используется совместно

В зависимости от программного обеспечения виртуализации системная ОЗУ может быть постоянно разделена между основной системой и виртуальными машинами. В конфигурации без общего доступа виртуальная машина не может заимствовать оперативную память у основной системы, а основная система не может высвободить память у виртуальной машины, чтобы компенсировать нехватку памяти.Оперативная память распределяется между двумя системами, даже если она не используется — например, компьютер с 8 ГБ ОЗУ, на котором запущена виртуальная машина, использующая 2 ГБ ОЗУ, имеет доступ только к 6 ГБ своей ОЗУ.

ОЗУ позволяет избежать медленных вызовов данных

Достаточное количество ОЗУ предотвращает борьбу основной системы и виртуальной машины за доступ к жесткому диску. Когда информация хранится в системной оперативной памяти, ЦП может легко получить к ней быстрый доступ; однако вызовы данных на жесткий диск выполняются сравнительно медленно.В то время как отдельные виртуальные машины и основная система могут иметь собственную выделенную оперативную память, все устройства могут использовать одни и те же жесткие диски: если все системы одновременно запрашивают данные с жесткого диска, производительность может снизиться до минимума.

Проблемы с файлом подкачки

Виртуальные машины должны иметь достаточно выделенной оперативной памяти для выполнения операций, чтобы избежать кэширования жесткого диска. Если виртуальной машине не хватает оперативной памяти, она использует нечто, называемое файлом подкачки на жестком диске, для расширения активной памяти.Файл подкачки работает очень медленно, и несколько компьютеров, использующих файлы подкачки на одном жестком диске, усугубляют проблемы с производительностью. Когда в системе достаточно оперативной памяти, подкачка сводится к минимуму или вообще не используется. Пейджинг может стать проблемой, если вы используете компьютер с 4 ГБ ОЗУ и виртуальную машину, использующую 1 ГБ ОЗУ. Если основная система использует более 3 ГБ ОЗУ, она начинает подкачку на жесткий диск. Проблема усугубляется, если 1 ГБ недостаточно для виртуальной машины и обе начинают пейджинг одновременно.

Уменьшение отдачи от ОЗУ

Добавление памяти в компьютер, когда он не нужен, не повышает производительность. Если компьютер имеет 16 ГБ оперативной памяти и использует только 4 ГБ в любой момент времени, система работает так же, как если бы у нее было только 4 ГБ оперативной памяти. Например, если вы используете компьютер с тремя виртуальными машинами и 16 ГБ ОЗУ, равномерно распределенными между всеми четырьмя системами, у вас не будет проблем с производительностью, если ни одна из систем не использует более 4 ГБ. Если вы увеличите оперативную память системы до 32 ГБ, она не будет работать быстрее.

Аппаратные требования для Windows Server

  • Статья
  • 4 минуты на чтение
  • 2 участника

Полезна ли эта страница?

да Нет

Любая дополнительная обратная связь?

Отзыв будет отправлен в Microsoft: при нажатии кнопки отправки ваш отзыв будет использован для улучшения продуктов и услуг Microsoft.Политика конфиденциальности.

Представлять на рассмотрение

В этой статье

В этой статье описаны минимальные требования к оборудованию для запуска Windows Server. Если требования вашего компьютера ниже минимальных, вы не сможете правильно установить этот продукт. Фактические требования будут различаться в зависимости от конфигурации вашей системы, а также приложений и функций, которые вы устанавливаете.

Если не указано иное, эти минимальные требования к оборудованию применяются ко всем вариантам установки (Server Core и Server with Desktop Experience), а также к выпускам Standard и Datacenter.

Важно

Очень разнообразный спектр потенциальных развертываний делает нереалистичным определение рекомендуемых требований к оборудованию, которые были бы общеприменимы. Обратитесь к документации для каждой роли сервера, которую вы собираетесь развернуть, для получения более подробной информации о потребностях в ресурсах для конкретных ролей сервера.Для достижения наилучших результатов проведите тестовое развертывание, чтобы определить соответствующие требования к оборудованию для конкретных сценариев развертывания.

Процессор

Производительность процессора зависит не только от тактовой частоты процессора, но и от количества ядер процессора и размера кэша процессора. Ниже приведены требования к процессору для этого продукта:

Минимум :

  • 64-разрядный процессор 1,4 ГГц
  • Совместимость с набором команд x64
  • Поддерживает NX и DEP
  • Поддерживает CMPXCHG16b, LAHF/SAHF и PrefetchW
  • Поддерживает трансляцию адресов второго уровня (EPT или NPT)

Coreinfo, часть Windows Sysinternals, — это инструмент, который вы можете использовать для проверки того, какие из этих возможностей есть у вашего процессора.

ОЗУ

Ниже приведены приблизительные требования к ОЗУ для этого продукта:

Минимум :

  • 512 МБ (2 ГБ для варианта установки Server with Desktop Experience)
  • Тип ECC (код исправления ошибок) или аналогичная технология для развертывания на физическом хосте

Важно

Если вы создадите виртуальную машину с минимальными поддерживаемыми параметрами оборудования (1 ядро ​​процессора и 512 МБ ОЗУ), а затем попытаетесь установить этот выпуск на виртуальную машину, программа установки завершится ошибкой.

Чтобы избежать этого, выполните одно из следующих действий:

  • Выделите более 800 МБ ОЗУ для виртуальной машины, на которой вы собираетесь установить этот выпуск. После завершения установки вы можете изменить выделение до 512 МБ ОЗУ, в зависимости от фактической конфигурации сервера. Если вы изменили загрузочный образ для программы установки с добавлением языков и обновлений, вам может потребоваться выделить более 800 МБ ОЗУ для завершения установки
  • .
  • Прервите процесс загрузки этого выпуска на виртуальной машине с помощью комбинации клавиш SHIFT+F10 .В открывшейся командной строке используйте diskpart.exe для создания и форматирования установочного раздела. Запустите wpeutil createpagefile /path=C:\pf.sys (при условии, что вы создали установочный раздел C:\). Затем закройте командную строку и продолжите установку.

Контроллер хранилища и требования к дисковому пространству

Компьютеры под управлением Windows Server должны иметь адаптер хранилища, соответствующий спецификации архитектуры PCI Express. Постоянные запоминающие устройства на серверах, классифицируемых как жесткие диски, не должны быть PATA.Windows Server не поддерживает ATA/PATA/IDE/EIDE для загрузочных дисков, дисков страниц или дисков данных.

Ниже приведены предполагаемые минимальные требования к дисковому пространству для системного раздела.

Минимум : 32 ГБ

Примечание

Имейте в виду, что 32 ГБ следует считать абсолютным минимальным значением для успешной установки. Этот минимум должен позволить вам установить Windows Server 2022 с использованием варианта установки Server Core с ролью сервера веб-служб (IIS).Сервер в режиме Server Core примерно на 4 ГБ меньше, чем тот же сервер, использующий вариант установки Server with Desktop Experience.

Системному разделу потребуется дополнительное пространство в любом из следующих случаев:

  • Если вы устанавливаете систему по сети.
  • Компьютерам с оперативной памятью более 16 ГБ потребуется больше места на диске для файлов подкачки, гибернации и дампа.

Требования к сетевому адаптеру

Сетевые адаптеры, используемые в этом выпуске, должны включать следующие функции:

Минимум :

  • Ethernet-адаптер с пропускной способностью не менее 1 гигабит в секунду
  • Соответствует спецификации архитектуры PCI Express.

Сетевой адаптер, поддерживающий сетевую отладку (KDNet), полезен, но не является минимальным требованием.

Сетевой адаптер, поддерживающий предзагрузочную среду выполнения (PXE), полезен, но не является минимальным требованием.

Прочие требования

Компьютеры, работающие под управлением этой версии, также должны иметь следующее:

  • DVD-привод (если вы собираетесь устанавливать операционную систему с DVD-носителя)

Следующие элементы необходимы только для некоторых функций:

  • UEFI 2.Система на базе 3.1c и прошивка, поддерживающая безопасную загрузку
  • Доверенный платформенный модуль
  • Графическое устройство и монитор с разрешением Super VGA (1024 x 768) или более высоким разрешением
  • Клавиатура и мышь Microsoft (или другое совместимое указывающее устройство)
  • Доступ в Интернет (может взиматься плата)

Примечание

Для использования некоторых функций, таких как шифрование диска BitLocker, требуется микросхема доверенного платформенного модуля (TPM). Если ваш компьютер использует TPM, он должен соответствовать следующим требованиям:

  • Аппаратные доверенные платформенные модули должны реализовывать версию 2.0 спецификации TPM.
  • Доверенные платформенные модули
  • , реализующие версию 2.0, должны иметь сертификат EK, который либо предварительно подготовлен для доверенного платформенного модуля поставщиком оборудования, либо может быть извлечен устройством во время первой загрузки.
  • Доверенные платформенные модули
  • , реализующие версию 2.0, должны поставляться с банками PCR SHA-256 и реализовывать PCR от 0 до 23 для SHA-256. Допустимо поставлять TPM с одним переключаемым банком PCR, который можно использовать как для измерений SHA-1, так и для SHA-256.

Параметр UEFI для отключения TPM не является обязательным.

О семействах машин  | Документация по вычислительному движку  | Облако Google

В этом документе описываются семейства, серии и типы машин. который вы можете выбрать для создания экземпляра виртуальной машины (ВМ) с необходимые вам ресурсы. Когда вы создаете виртуальную машину, вы выбираете тип машины из семейство машин, которое определяет ресурсы, доступные для этой виртуальной машины. Есть несколько семейств машин, из которых вы можете выбрать, и каждое семейство машин организованы в серии машин и предопределенные типы машин в каждой серии.Например, в серии N2 в семействе машин общего назначения вы можете выберите тип машины n2-standard-4 .

Поддержка всех серий машин вытесняемые виртуальные машины, за исключением машина серии М2.

Примечание: Это список семейств машин Compute Engine. Для подробного объяснения каждой семьи см. следующие страницы:
  • Общего назначения — лучшее соотношение цены и качества для различных рабочих нагрузок.
  • Оптимизировано для вычислений — высочайшая производительность на ядро ​​на Compute Engine и оптимизированы для ресурсоемких рабочих нагрузок.
  • Оптимизировано для памяти — идеально подходит для рабочих нагрузок, интенсивно использующих память, предлагая больше памяти на ядра, чем другие семейства машин, с памятью до 12 ТБ.
  • Ускоритель оптимизирован — идеально подходит для массивно распараллеленной вычислительной унифицированной архитектуры устройств. (CUDA) вычислительные рабочие нагрузки, такие как машинное обучение (ML) и высокопроизводительные вычисления (HPC). Эта семья лучший вариант для рабочих нагрузок, требующих графических процессоров.

Вкратце, в этом документе описываются следующие термины:

  • Семейство машин : тщательно подобранный набор конфигураций процессора и оборудования оптимизированы для конкретных рабочих нагрузок.Когда вы создаете экземпляр виртуальной машины, вы выбираете предопределенный или пользовательский тип машины из предпочтительного семейства машин.

  • Серия : Семейства машин далее классифицируются по сериям и поколениям. Например, серия N1 среди машин общего назначения является более старой. версия серии N2. Как правило, поколения серии машин используют более высокую число для описания нового поколения. Например, серия N2 является более новой. поколение серии N1.

  • Тип машины : Каждая серия машин имеет предварительно определенные типы машин, которые предоставить набор ресурсов для вашей виртуальной машины. Если предопределенный тип машины не удовлетворить ваши потребности, вы также можете создать нестандартный тип машины.

Попробуйте сами

Если вы новичок в Google Cloud, создайте учетную запись, чтобы оценить, как Compute Engine работает в реальном мире сценарии.Новые клиенты также получают бесплатные кредиты в размере 300 долларов США для запуска, тестирования и развертывание рабочих нагрузок.

Попробуйте Compute Engine бесплатно

Биллинг

Вам выставляются счета за ресурсы, используемые экземпляром ВМ.Виртуальные машины оплачиваются как описано в Страница с ценами на экземпляр ВМ. Конкретно, вам выставляется счет за каждый виртуальный ЦП и ГБ памяти отдельно, как описано в модель биллинга на основе ресурсов. Применимые скидки, такие как скидки на постоянное использование и скидки за обязательное использование применять.

Чтобы просмотреть рассчитанную почасовую и месячную стоимость для каждого типа машины, см. Цены на экземпляр ВМ.

Категории семейства машин

Семейство машин общего назначения предлагает несколько серий машин с лучшим соотношением цены и качества для разнообразие рабочих нагрузок.

  • Машины серии E2 с оптимизированной стоимостью имеют до 32 виртуальных ЦП с 128 ГБ памяти с максимум 8 ГБ на виртуальный ЦП. Серия машин E2 имеет предопределенная платформа ЦП, на которой работает либо процессор Intel, либо второй процессор AMD EPYC Rome поколения. Процессор выбирается для вас, когда вы создаете виртуальную машину. Эта серия машин предоставляет различные вычислительные ресурсы для самая низкая цена на Compute Engine, особенно в сочетании с скидки за обязательное использование.
  • Машины серии
  • N2 имеют до 128 виртуальных ЦП, 8 ГБ памяти на каждый виртуальный ЦП и доступны на платформах процессоров Intel Ice Lake и Cascade Lake.
  • Машины серии
  • N2D имеют до 224 виртуальных ЦП, 8 ГБ памяти на каждый виртуальный ЦП и доступно на AMD EPYC Rome второго поколения и AMD EPYC третьего поколения Миланские платформы.
  • Серия машин
  • Tau T2D обеспечивает оптимизированный набор функций для масштабирования. Каждая виртуальная машина может иметь до 60 виртуальных ЦП, 4 ГБ памяти на каждый виртуальный ЦП и доступна на процессорах AMD EPYC Milan третьего поколения. Тау T2D серия машин имеет отключенную кластерную поточность, поэтому виртуальный ЦП соответствует целому ядру.
  • Машины серии
  • N1 имеют до 96 виртуальных ЦП, 6.5 ГБ памяти на виртуальный ЦП и доступно на Intel Sandy Bridge, Ivy Bridge, Haswell, Broadwell и Skylake Платформы ЦП.

Серии E2 и N1 — это серии машин с общим ядром. Типы машин в этих сериях делят физическое ядро, которое может быть экономичный метод для запуска небольших, не ресурсоемких приложений.

  • E2: предлагает 2 виртуальных ЦП для коротких периодов пиковой нагрузки.

  • N1: предлагает f1-micro и g1-small типов машин с общим ядром которые имеют до 1 виртуального ЦП, доступного для коротких периодов всплеска.

Семейство машин , оптимизированных для вычислений имеет самую высокую производительность на ядро ​​в Compute Engine и оптимизирован для ресурсоемких рабочих нагрузок. Серия машин в этом семействе работает либо на масштабируемом процессоре Intel (Cascade Lake), который может поддерживать до 3,9 ГГц для всех ядер в турборежиме или процессор AMD EPYC Milan 3-го поколения предлагая максимальную частоту повышения до 3,5 ГГц.

  • ВМ C2 предлагают до 60 виртуальных ЦП, 4 ГБ памяти на каждый виртуальный ЦП и доступны на платформе ЦП Intel Cascade Lake.
  • Виртуальные машины
  • C2D предлагают до 112 виртуальных ЦП, 4 ГБ памяти на каждый виртуальный ЦП и доступна на платформе AMD EPYC Milan третьего поколения.

Семейство машин с оптимизацией памяти имеет серии машин, которые идеально подходят для рабочих нагрузок, интенсивно использующих память. Эта семья предлагает больше памяти на ядро, чем любое другое семейство машин, до 12 ТБ Память.

Семейство машин , оптимизированных для ускорителей идеально подходит для массивно распараллеленных вычислительных рабочих нагрузок Compute Unified Device Architecture (CUDA), таких как машинное обучение (ML) и высокопроизводительные вычисления (HPC).Это семейство является оптимальным выбором для рабочих нагрузок, требующих графических процессоров.

Рекомендации по семейству и серии машин

В следующей таблице приведены рекомендации для различных рабочих нагрузок.

Тип рабочей нагрузки
Рабочие нагрузки общего назначения Оптимизированные рабочие нагрузки
Экономичный Сбалансированный Оптимизировано для горизонтального масштабирования Оптимизировано для памяти Оптимизировано для вычислений Оптимизированный ускоритель
Е2 Н2, Н2Д, Н1 Тау T2D М2, М1 С2, С2D А2
Повседневные вычисления по более низкой цене Сбалансированное соотношение цены и производительности для различных форм виртуальных машин Лучшая производительность/цена для масштабируемых рабочих нагрузок Рабочие нагрузки со сверхвысоким объемом памяти Сверхвысокая производительность для ресурсоемких рабочих нагрузок Оптимизирован для высокопроизводительных вычислительных рабочих нагрузок
  • Веб-обслуживание
  • Приложение
  • , обслуживающее
  • Бэк-офисные приложения
  • Малые-средние базы данных
  • Микросервисы
  • Виртуальные рабочие столы
  • Среды разработки
  • Веб-обслуживание
  • Приложение
  • , обслуживающее
  • Бэк-офисные приложения
  • Средние и большие базы данных
  • Кэш
  • Мультимедиа/потоковая передача
  • Горизонтальное масштабирование рабочих нагрузок
  • Веб-обслуживание
  • Контейнерные микросервисы
  • Транскодирование мультимедиа
  • Крупномасштабные Java-приложения
  • Средние и большие базы данных в памяти, такие как SAP HANA
  • Базы данных в памяти и аналитика в памяти
  • Microsoft SQL Server и аналогичные базы данных
  • Рабочие нагрузки, связанные с вычислениями
  • Высокопроизводительный веб-сервис
  • Игры (игровые серверы AAA)
  • Показ рекламы
  • Высокопроизводительные вычисления (HPC)
  • Транскодирование мультимедиа
  • АИ/МЛ
  • Обучение машинному обучению и логический вывод с поддержкой CUDA
  • HPC
  • Массивные параллельные вычисления
  • См. рекомендации VM чтобы узнать о выборе правильного типа машины для вашей рабочей нагрузки.

    После создания виртуальной машины вы можете использовать рекомендации по изменению размера для оптимизации использование ресурсов. Для получения дополнительной информации см. Применение рекомендаций по типу машины для экземпляров ВМ.

    Сравнение серий машин

    Используйте следующую таблицу, чтобы сравнить каждое семейство машин и определить какой из них подходит для вашей рабочей нагрузки. Если после просмотра этого раздела вы все еще не уверены, какая семья лучше всего подходит для вашей рабочей нагрузки, начните с семейство машин общего назначения.См. Платформы ЦП для получения подробной информации о все поддерживаемые процессоры.

    Чтобы узнать, как ваш выбор влияет на производительность постоянных дисков подключены к вашим виртуальным машинам, см. Настройка постоянных дисков и виртуальных машин.

    Серия машин виртуальных ЦП Память (на виртуальный ЦП) Процессоры Пользовательские виртуальные машины Локальные твердотельные накопители Скидки на длительное использование Выгружаемые виртуальные машины
    E2 * Универсальный 2–32 0.5–8 ГБ
    • Скайлейк
    • Бродвелл
    • Хасуэлл
    • AMD EPYC Рим
    Да Да
    E2 * с общим ядром 0,25–1 0,5–8 ГБ
    • Скайлейк
    • Бродвелл
    • Хасуэлл
    • AMD EPYC Рим
    Да Да
    N2 общего назначения 2–128 0.5–8 ГБ Да Да Да Да
    N2D Универсальный 2–224 0,5–8 ГБ
    • AMD EPYC Рим
    • AMD EPYC Милан
    Да Да Да Да
    Tau T2D Универсальный 1–60 4 ГБ Да
    N1 Универсальный 1–96 0.9–6,5 ГБ
    • Скайлейк
    • Бродвелл
    • Хасуэлл
    • Песчаный мост
    • Айви Бридж
    Да Да Да Да
    N1 с общим ядром 0,2–0,5 3,0–3,4 ГБ
    • Скайлейк
    • Бродвелл
    • Хасуэлл
    • Айви Бридж
    • Песчаный мост
    Да Да
    C2 Оптимизированный для вычислений 4–60 4 ГБ Да Да Да
    C2D, оптимизированный для вычислений 2–112 2–8 ГБ Да Да
    M1 Megameme, оптимизированный для памяти 96 14.9 ГБ Да Да Да
    M1 Ultramem с оптимизацией памяти 40–160 28,3 ГБ Да Да
    Ультрапамять M2, оптимизированная для памяти 208–416 28,3 ГБ Да
    A2 Оптимизированный для ускорителя процессор с высокой производительностью 12–96 7 ГБ Да Да
    A2 Mega-GPU, оптимизированный для ускорения 96 14 ГБ Да Да

    * Для виртуальных машин E2 ваш процессор выбирается за вас.
    † Виртуальные машины E2 поддерживают до 128 ГБ памяти.
    Стандартные виртуальные машины N2D и виртуальные машины с высокой производительностью ЦП имеют до 224 виртуальных ЦП.

    графических процессора и

    виртуальных машин Графические процессоры

    используются для ускорения рабочих нагрузок. Вы можете подключать графические процессоры к виртуальным машинам только с помощью Серия машин N1 или серии машин A2. Графические процессоры не поддерживаются машинами других серий.

    ВМ с меньшим количеством графических процессоров ограничены максимальным числом виртуальных ЦП. В как правило, большее количество графических процессоров позволяет создавать экземпляры с большим количеством виртуальных процессоров и памяти.Для получения дополнительной информации см. Графические процессоры на Compute Engine.

    Что дальше

    RAM Products, Inc.

    RAM Products, Inc. 1091 Стиммел Роуд, Колумбус, Огайо 43223 США Телефон 614-443-4634 Факс 614-443-4813 Электронная почта: [email protected] «Если вам нужно машину и не покупай ее, тогда ты в конце концов найдешь себя заплатили за него, но его у вас нет.» Генри Форд

    RAM Products, Inc. является оригинальным оборудованием производитель гидравлических прессов и другого оборудования для керамическая промышленность.В дополнение к стандартной линейке оборудования, RAM проектирует и производит системы, машины и компоненты, отвечающие твои нужды. Процесс RAM и матрицы RAM описаны на следующие страницы.


    Лизинг и финансирование оборудования

    Футляры для штампов и расходные материалы

    Пористая смола Матрицы

    Студия Аксессуары — Fountain Glazer, вакуумный ручной, глина Резак, шликерный смеситель

    Давление Литейное оборудование

    ОЗУ Отделка Машины

    Штамп Выбивные машины

    История ОЗУ Процесс — Краткая история ОЗУ Обработать.

    Искусство Изготовление штампов . В этой статье описываются несколько важных соображения при изготовлении штампа для штамповки RAM.

    Что нового в Процесс оперативной памяти? — В этой статье описываются недавние улучшения в RAM Process.

    Работа — Вакансии в RAM Products

    Интересные ссылки на другие веб-сайты

    Бывшее в употреблении оборудование — Купите бывшее в употреблении оборудование в CeramicEquipment.ком

    Магазин излишков Оборудование


    ЭЛЕКТРОННАЯ ПОЧТА Продажи Департамент — Инженерия Департамент — Закупки отделение Сервис/Техническое обслуживание Департамент — Умереть Вопросы/комментарии Распределитель Запросы — Работа Возможности Баран Процесс — Очистка Блок — Настольный пресс — Студия Пресс — 1362 Промышленный пресс — 6987 Промышленный нажимать Роликовое формование — литье под давлением — Отделочная машина — Мопс Оборудование для резки — Смеситель — Студийные аксессуары — штампы — Форма Изготовление расходных материалов — используется Оборудование — История процесса RAM — Искусство изготовления штампов — Что нового — ОЗУ Одежда — Главная — Электронная почта — Ссылки

    Формование концов рамы: несколько основ

    Необходимость подключения  
    Значительному большинству изготовленных труб необходимо придать одному или обоим концам определенную форму.Довольно часто необходимо сформировать один или оба конца трубы, чтобы ее можно было соединить с другой частью. Сопрягаемой частью может быть другая трубка, топливный насос или даже переборка внутри дизельного двигателя. Формирование определенной формы требует планирования. Понимание нескольких основ на этапе планирования может иметь большое значение.

     

     

    Формовка конца ползуна  
    Одним из наиболее распространенных типов формовки концов является формирователь концов плунжерного типа. Чаще всего процесс формования конца плунжерного типа надежно удерживает трубу в статическом положении в наборе зажимных штампов, в то время как плунжерный инструмент формирует конец трубы.На рис. 1 показана простая установка для формирования буртика на конце трубки.

    По мере продвижения поршня к неподвижной трубе, удерживаемой зажимными плашками, поршень заставляет трубку течь в холодном состоянии. Путь потока — это путь наименьшего сопротивления. Инструмент тарана просто захватывает конец трубы, а затем сжимает его по направлению к зажимным плашкам. В этом случае неподдерживаемый участок трубы между зажимами и домкратом изгибается под действием сжимающей нагрузки на трубу, образуя показанный валик.В данном конкретном случае чистота поверхности сопрягаемых элементов пуансона не так критична. Так же и смазка в данном случае не критична.

    Теперь возьмите коробку, как показано на рис. 2. Это окончательная форма, аналогичная той, что на рис. 1, с одним отличием. Наружный диаметр трубы справа от борта уменьшен.

    В этом случае домкрат выполняет больше работы, чем на Рисунке 1. Кроме того, обработка поверхности и/или тип смазки, используемой для уменьшения наружного диаметра трубы, теперь имеют решающее значение для качества продукта.

    Отделка поверхности  
    По мере того как инструмент продвигается по трубе, труба должна сначала сужаться. Чтобы добиться успеха в долгосрочной работе, обработка поверхности углового радиуса и внутреннего диаметра домкрата должна быть гладкой. Обычно финишная обработка 32 RMS слишком грубая для этой работы. Шлифовка со среднеквадратичным значением 32 будет считаться зубчатой ​​в данном приложении и, скорее всего, приведет к непостоянным результатам.

    Смазка  
    Если обработка поверхности пуансона приемлема, он может быстро выйти из строя из-за отсутствия подходящей смазки в процессе формовки концов.Когда пуансон сужает трубу на рис. 2, между трубкой и отверстием пуансона возникает огромное трение. В случае рисунка 2 трение должно быть достаточно низким, чтобы обеспечить постоянный уровень качества. Если смазка непостоянна, процесс может быть трудно контролировать.

    Покрытие – обработка поверхности  
    На внешнюю поверхность инструмента можно нанести несколько покрытий, которые помогут продлить срок службы инструмента. Покрытия, обычно наносимые на термообработанные стали, могут продлить срок службы инструмента за счет увеличения твердости поверхности.

    На рис. 3 показан наконечник плунжерного инструмента с золотым покрытием толщиной 0,0002 дюйма. Эта обработка поверхности вместе с подходящей смазкой поможет расширить медную трубку 3/16 до 3/8. В этом конкретном случае чистота поверхности ползуна в сочетании с подходящей смазкой имеет решающее значение для успешного расширения.


    Об авторе

    Джордж Винтон, ЧП проектирует и производит оборудование для изготовления труб с ЧПУ для Winton Machine в Сувани, Джорджия.С ним можно связаться по адресу [email protected] или по телефону +1-888-321-1499 .

    О машинах, которые мы производим  

    Все наши машины для изготовления полужестких коаксиальных кабелей и труб в Winton спроектированы, изготовлены и испытаны на месте. У нас есть большая линейка стандартных продуктов, а также возможность разработать наилучшее решение для нужд наших клиентов. Наш опытный персонал по продажам заботится о том, чтобы наши клиенты могли оправдать свои капиталовложения в оборудование, предлагая именно то решение, которое им нужно для производства деталей.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.